Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега

Зачем Севастьянов покрыл крышу усадьбы платиной? Кого неволили в прибрежном остроге? Откуда в центре города взялся бассейн в реке? Почему так и не появилась станция метро «Дзержинского»? ЕТВ продолжает экскурсию по набережным Екатеринбурга.

Город и река неразрывно связаны общей историей, и если бы не
Исеть, петровская ставка могла бы возникнуть совсем в иных ландшафтах. Мы уже рассказали о Плотинке и Историческом сквере, экскурсия по берегам продолжится прогулкой по улице Горького и мимо призрака симановской мельницы, «Космоса» и водной станции «Динамо», красивый вид на которую в скором времени может скрыться за храмом-новоделом.

Первая набережная для гуляний

Улица Горького

Прошлое лето показало, что самое популярное общественное пространство среди горожан — это набережная, 3,5 километра непрерывного пешеходного маршрута. И хотя Макаровский мост и плотина замыкают этот круг, все-таки у пруда есть два разных берега. Сегодня мы поговорим о восточном.
3 фотографии

От начала. Дома на набережной

До середины XIX века река и ее берега в Екатеринбурге (да и во всей провинциальной России) воспринимались не как парадное пространство, а скорее как инженерная коммуникация, как водопровод и ливневая канализация в одном русле. Первая благоустроенная набережная началась от Главного проспекта и называлась в честь купцов Тарасовых, живших в усадьбе, которая здесь стояла.
Справа дом Севастьянова и   земляной берег ,   слева начинается благоустроенная набережная ,   там находится усадьба Тарасовых
Справа дом Севастьянова и земляной берег, слева начинается благоустроенная набережная, там находится усадьба Тарасовых
Заводь перед плотиной городского пруда
Стоит отметить, что усадьба Тарасовых не была построена Тарасовыми, как и усадьба Севастьянова — Севастьяновым. Как и другие дома в самом центре города, этот строился практически с момента основания Екатеринбурга. Здания меняли владельцев, постоянно перестраиваясь под новые прихоти. До нас они дошли под именами своих последних владельцев, отражая своей архитектурой их вкусы. Впрочем в XX веке оба здания также активно перестраивались.

Дом Севастьянова

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Дом коллежского асессора Севастьянова с колокольни собора святой Екатерины. Хорошо видно, что дальняя часть набережной не освоена городом. На дальнем плане Симановская мельница. Небольшое пятно застройки справа от нее — дача городского головы, слева вдали — генеральские дачи. Обо всем этом мы поговорим позже.

Николай Иванович Севастьянов в 1860 году приобрел существующий дом на углу набережной и Главного проспекта, но не поселился в него, а затеял масштабную реконструкцию. Проект был выполнен в кичевом, нехарактерном для Екатеринбурга «мавритано-готическом» стиле, что вызвало много пересудов в городе.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
С домом и эпатажностью его владельца связано много легенд. Одна из них гласит, что Николай Иванович Севастьянов имел намерение покрыть купол ротонды золотом. Власти города сочли это недопустимым — золотыми должны были быть только купола церквей. Назидательная версия легенды говорит о том, что коллежскому асессору было предписано позолотить купола Екатерининского собора через дорогу. Другое, впрочем, не противоречащее первому, окончание истории в том, что он учел пожелания общественности и покрыл купол своего дома платиной.

Сам Севастьянов в конце 1870-х получил повышение и уехал в Петербург, выгодно продав дом городской администрации. С 1876 и до 1917 года здесь располагался окружной суд, а в советское время здание заняла федерация профсоюзов.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Дом Севастьяновых во власти Профсоюзов

Раскраска Дома профсоюзов была гораздо скромнее, чем сейчас.
Зато его украшала огромная красная надпись. В этот период дом также
перестраивался.

Усадьба Тарасовых

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Тарасовы — старый и уважаемый купеческий и, конечно, старообрядческий род. Представители этой фамилии трижды избирались на должность главы Екатеринбурга: Михаил Федорович Тарасов с 1796 по 1799 годы, Лука Михайлович Тарасов с 1817 по 1820 и с 1823 по 1826 годы. Дети последнего — Савва и Иван Лукичи и стали хозяевами этого дома, выкупив его у наследников Григория Зотова. Именно они первыми поняли потенциал набережной как зоны отдыха и благоустроили ее часть, правда, только перед своим домом.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега

На этом снимке видно — набережная заканчивается по участку
Тарасовых, дальше опять идет земляной берег, и дома подступают к самой воде.

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Сегодня усадьба Тарасовых выглядит вот так. В здании находится резиденция губернатора Свердловской области. Отрезок первой набережной Екатеринбурга под надежной защитой кованых решеток.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
В нулевых оба дома были сильно реконструированы и достроены вглубь квартала. Усадьба Тарасовых стала резиденцией губернатора Свердловской области, дом Севастьянова — резиденцией президента Российской федерации.

Золотой берег. Драгоценная лаборатория

Как известно, вокруг Екатеринбурга многие реки были золотоносными. Ближайшее золото мыли прямо в Мельковке. Многие купцы Екатеринбурга — Харитоновы, уже упомянутые Тарасовы — сделали свое состояние на золотых приисках. Однако вскоре рассыпного золота в самородках и песке на всех стало не хватать. В середине XIX века на набережной Исети появилась Уральская золотосплавная химическая лаборатория.
Здесь химическим способом обогащали руду из всех окрестных приисков. Полученное золото сплавляли в слитки и отправляли на монетный двор в Петербург. Для обогащения драгоценного металла использовались агрессивные химические соединения, однако жители дореволюционного Екатеринбурга ничего не знали о санитарно-защитной зоне. Например, один из инженеров лаборатории, Павел Михайлович Утяков, построил себе дом прямо напротив производства.
Павел Михайлович считается человеком, который привез на Урал технологию аффинажа — химического обогащения руд драгоценных металлов. Сегодня усадьба инженера Утякова — это памятник архитектуры, здесь располагается Дом журналистов, открывшийся недавно после масштабной реконструкции.

Дело-мука. Паровая мельница и ее владелец

Другим источником богатства екатеринбургских купцов в XIX веке стала мука. Зерно везли по железной дороги из Сибири, и по берегам Исети и окрестных рек возникло множество водяных мельниц. Все они в основном были деревянными, наспех сделанными сараями, часто горели, и ни одна из них до наших дней не сохранилась.

К концу XIX века появились более мощные механизмы: паровые машины захватили разные сферы производства. В Екатеринбурге открылись паровые мельницы, которые меньше зависели от воды, однако их пожароопасность была гораздо выше, а оборудование — дороже. Выстроенные для них кирпичные здания сохранились в городе до наших дней. Старейшая из них — мельница Симанова, построенная в 1884 году.
На   дальнем плане здание мельницы ,   от   нее над водой идет пунктир Макаровского моста
На дальнем плане здание мельницы, от нее над водой идет пунктир Макаровского моста
Вид с плотины
Мост по сути прилагался к мельнице, хозяин производства должен был следить за его состоянием. В начале XX века мельницу выставили на аукцион за долги, ее приобрел купец Макаров. Мост приобрел имя нового хозяина, а вот мельница так и осталась Симановской.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Илья Иванович Симанов избирался на должность городского головы два срока подряд в 1884–1894 годах. В это время в городе проходила Урало-Сибирская научно промышленная выставка (о ней мы говорили в предыдущей главе), появились первые мощеные улицы. Симанов является автором книги «Город Екатеринбург», которую можно считать первым путеводителем.

В 1904 его обвинили в умышленном банкротстве, лишили всех наград и званий, а все его имущество распродали с торгов. Почти до самой революции бывший глава города работал служащим в местной управе, однако в 1916 сумел восстановить свое честное имя.
2 фотографии
С именем Симанова на набережной пруда связана не только мельница, но и дача, обустроенная им на берегу Исети, перед впадением в нее Мельковки. После революции на этом месте разбили площадь имени Дзержинского, о которой мы поговорим позже.

Водная станция « Динамо»

В советское время это был дом Учителей
В советское время это был дом Учителей
Девушка с веслом, стоявшая на тумбе напротив бывшей усадьбы Тарасовых

Во время строительного бума первых пятилеток набережную обустроили до площади Дзержинского. Старый город постигла тотальная реконструкция, появились и новые стройки, в том числе спорткомплекс «Динамо» на стрелке городского пруда. Почему такой важный в градостроительном смысле участок так долго оставался незанятым?

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Вид с колокольни Вознесенской церкви на пруд

Вправо и вниз на фотографии уходит широкое устье реки Мельковки, в центре снимка темный, поросший лесом полуостров. Позже Мельковку убрали под землю, а на полуострове возвели водную станцию и стадион «Динамо».

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Полуостров долгое время оставался не занятым, потому что в XVIII веке здесь находилось, пожалуй, одно из самых мрачных мест Екатеринбурга — заречный тын.

Буквально через десять лет после основания Екатерининского завода на Урале началась очередная волна преследования старообрядцев. Всех раскольников наказать было невозможно, поэтому с проблемой решили разобраться «на корню». Удар пришелся на старообрядческих лидеров и наставников, так называемых старцев и стариц. Их разыскивали и сажали в монастыри и тюрьмы. В 1737 на мысу городского пруда возвели деревянную крепость — тын для содержания старообрядцев.

Узники не могли покинуть тын ни живыми, ни мертвыми. Опасаясь того, что могилы мучеников за веру станут местом почитания, власти выделили на территории тына место под кладбище. Здесь успели похоронить около ста узников, прежде чем в 1763 году преследования старообрядцев окончательно прекратились, а тын «распустили». Мрачная слава этого места надолго отвадила строителей Екатеринбурга, однако архитекторов первых пятилеток Свердловска смутить не смогла. В 1930-х на стрелке городского пруда возвели водную станцию и стадион «Динамо».
2 фотографии
Фактически это был центр водных видов спорта. Помимо самого здания, на берегу были трибуны для зрителей, а прямо в акватории пруда проводили соревнования по плаванию и гребле.
За   ним маленький   — для детских занятий
За ним маленький — для детских занятий
50-метровый бассейн для соревнований по плаванию и прыжков в воду
Сегодня сложно себе представить человека в сознании, готового искупаться в городском пруду. Однако даже после исчезновения трибун «пляжники» на стрелке оставались долго.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега

Невозмутимый футуризм и вера в светлое будущее конструктивистов
помогли городу освоить это место. Сегодня это один из самых живописных и
жизнерадостных парков города, территория, посвященная спорту и жизни.

Таинственное здание «в маске»

В конце 30-х годов на набережной между золотосплавной
лабораторией и бывшей усадьбой Тарасовых затеяли еще одну большую стройку.

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Новое здание в стиле уже не конструктивизма, а советского классицизма строилось предположительно для библиотеки Белинского. Предположительно — потому что въехать в него никто не успел. Началась Великая Отечественная война, и сюда эвакуировали Московский завод № 214, в дальнейшем — Уральский приборостроительный завод. Здесь производили приборы для военной техники, как во время войны, так и после нее. Переселить оборонное предприятие обратно после 1945 года оказалось невозможным, как и предотвратить его рост.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
УПЗ на 2Gis
Первоначально здание отстояло от набережной на значительное расстояние, перед ним могли организовать площадь или сквер. Разрастающийся Приборостроительный завод занял эту площадь, построив еще один корпус по периметру участка. Таинственное здание навсегда скрылось от взглядов горожан.
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Сегодня вдоль набережной тянутся фасады нового корпуса Приборостроительного завода. В 2014 году, когда стало известно о планах вынести производство в Арамиль, администрация города объявила международный конкурс на проект реконструкции территории. Конкурсные проекты предполагают полное изменение облика завода, а также строительство внутри него высотного здания. По видимому, таинственное здание в маске так и не откроет городу свое лицо.

«Космос»

Кинотеатр «Космос» с широким экраном и «амбиофоническим
звучанием» построили на бывшей площади Дзержинского в 1970-х годах.

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Дзержинский в названии места появился, судя по всему, из-за близости стадиона «Динамо», где базировалось спортивное общество, объединяющее работников правопорядка (милиции, МВД, а ранее НКВД и КГБ). В честь Феликса Эдмундовича предполагалось назвать и ближайшую станцию метро, , но поскольку ее сдали только в 1994 году, имя «железного чекиста» утратило актуальность. И станция получила название «Динамо».
Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега

«Космос» был самым прогрессивным и большим кинотеатром своего
времени. Здесь проводили кинофестивали и «парные показы», работал буфет. Сегодня, как и многие другие здания советского модернизма, кинотеатр реконструировали, однако некоторые модернистские детали в нем все еще остались.

Екатеринbook: на дне Горького. Уральские реки, исетские берега
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам