Путь воды. Зачистка на Химмаше

ЕТВ продолжает исследовать каналы «Водоканала». На этот раз мы отправляемся на юг Екатеринбурга в круглосуточный реабилитационный центр для 85% сточных вод нашего миллионника.
Наше путешествие по Южной аэрационной станции начинается в дебрях Химмаша: там, на левом берегу Исети раскинулась обитель большинства городских стоков. ЮАС, как и ее северная сестра, была введена в эксплуатацию в 1975 году, однако по праву считается главной — по площади она в разы превышает северную зону. На 70 гектарах раскинулись 12 отстойников и 11 аэротенков, с помощью которых система ежедневно очищает по 550 тысяч кубометров сточных вод.
null

undefined

Южная станция — объект режимный, огражденный высоким забором. Однако явным признаком того, что мы у цели, стал не КПП, а запах сероводорода — здесь он не только характерный атрибут полезного для города процесса, но и невидимый охранник: случайный гость на территории станции продержится недолго.

История Южной аэрационной станции неразрывно связана с магической цифрой «4»: здесь работают четыре технологических участка, уже в четыре раза уменьшились затраты на электроэнергию, во столько же раз с начала модернизации сократилось количество персонала цеха механического обезвоживания, объясняет Евгений Лузгин, начальник ЮАС.
Евгений Лузгин

Начальник ЮАС

Стоки на южной станции очищают механически и биологически. Ветераны «Водоканала» припоминают, что когда-то всю грязную работу выполняли женщины: лопатами они разгребали крупный мусор и отходы, прибывшие из канализации. Сейчас за дам этим занимаются механические автоматизированные решетки.
reshety.jpg
Решеты ЮАС
Дышать полной грудью здесь не выйдет: под крышей решетки справляются с самой неэтичной частью работы. Стержни, ширина прозора между которыми всего 8 миллиметров, задерживают крупные отходы. Ежедневно решетки удерживают до 5 кубометров крупного мусора, остальное вместе с водой уплывает в песколовки.
Любовь Золова

Ведущий инженер-технолог ЮАС

Относительно опрятный вид и запах стоки получают после первичных отстойников: 12 огромных колодцев глубиной по 4 метра каждый в два ряда раскинулись вдоль территории станции. Металлические зубья по краю отстойников сдерживают мелкий мусор и жировую пленку, а далее уже осветленная сточная вода уходит на биологическую очистку активным илом.

На ЮАС работают 11 аэротенков: каждый перерабатывает по 20,5 тысячи кубометров стоков. В аэротенках стоки проходят очистку илом. Для жизни ила и для поддержания окислительных процессов, а также для перемешивания субстанций в аэротенки подается воздух. Любовь Золова рассказывает, что из 11 секций аэротенков уже удалось апгрейдить две — на пятом и шестом коридоре заменены аэрационные системы (трубы для подачи и распределения воздуха).
3_aehrotenki.JPG
Аэротенки ЮАС
Глубина каждого коридора — 4 метра, а длина — 114 метров. По трубам в аэротенки поступает воздух, помогая илу непрерывно чистить стоки. Далее иловая смесь оседает в первичных отстойниках, и оттуда ил идет обратно в аэротенки, а очищенные стоки — в контактный канал, на финальную стадию обработки.
Мы приближаемся к контактному каналу, где сточная вода пропитывается хлором. Из трубы обеззараженная жидкость вытекает в озерцо, в котором ей предстоит бултыхаться по меньшей мере четыре часа — именно столько времени нужно хлору для ее обеззараживания. Смрадный запах стоков сменяется на больничный. Кажется, в этот момент понимаешь, что бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет ручей и как сточная вода настаивается перед выходом в Исеть.
На литр сточных вод после обработки остается 1,5 миллиграмма хлора, с таким нехитрым химическим составом вода попадает в Исеть. Пока мы пытаемся отдышаться, сопровождающий нас инженер-технолог Александр Кошкаров не без гордости констатирует: из «Водоканала» в городскую реку попадает вода чище, чем в самой Исети.
4_kontaktnyj_kanal.JPG
Контактный канал ЮАС
Последняя, но важная зона ЮАС — цех механического обезвоживания, с которого и началась масштабная модернизация станции. Сюда поступает сырой осадок, который образуется еще в первичных отстойниках и собирается в илоуплотнителе. «Все, что осело и всплыло, тут сгущается и обезвоживается», — переводит инженер с профессионального языка на потребительский.
Александр Кошкаров

Инженер-технолог ЮАС

Цех механического обезвоживания ЮАС
Цех механического обезвоживания ЮАС

Перед модернизацией в цехе работали доисторические вакуум-фильтры: машины капризничали и выдавали сырой осадок, который с трудом удавалось транспортировать и утилизировать. Для сравнения: если раньше влажность осадка с 95% снижалась до 85%, то сейчас — до 70%.

Караваны грузовиков увозят переработанную грязь и мусор большого города на полигоны ТБО — в этой точке Южная аэрационная станция прощается с одними отходами и встречается с новыми, ведь ее работа циклична. Малейшая остановка в цехах приведет к армагеддону: то, что горожане отпустили, вернется к ним обратно. Чтобы этого не случилось, «Водоканал» ведет непрерывную модернизацию ЮАС. На полное совершенствование станции уйдет 10 лет.
Путь воды. Весь «Водоканал» в одной схеме и девяти картинках
Городские истории
Путь воды. Весь «Водоканал» в одной схеме и девяти картинках
ЕТВ завершает цикл текстов про работу екатеринбургского Водоканала. На протяжении осени наши корреспонденты изучали устройство одной из сложнейших систем жизнеобеспечения города, и теперь мы максимально концентрировали полученные знания.
Зрелище
Макаровский мост. Когда поедем?
Макаровский мост. Когда поедем?
От Светланы Зенковой
Что же случилось с дятловцами?
Путь воды. Идем на север
Городские истории
Путь воды. Идем на север
ЕТВ продолжает изучать систему водоснабжения Екатеринбурга. На очереди Северная аэрационная станция (САС) — модернизированная «младшая сестра» Южной, на которой мы побывали в предыдущей серии нашего проекта.
Путь воды. Жир как преступление
Путь воды. Жир как преступление
ЕТВ продолжает изучать тонкости водоснабжения Екатеринбурга. На этот раз покажем, как работают аварийные службы «Водоканала», в чьем ведении находятся не только прорывы водоснабжения, но и неприятности с канализацией.