Один дома
Один дома
Как уралец за три месяца построил двухэтажный дом в одиночку.
Снеготеринбург
Снеготеринбург
Кто заселяет заснеженное сердце Урала?
Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Преподаватель английского из Индонезии рассказывает, как оккупировала уральские кофейни и подсела на сладкое.
Естория. Серые кардиналы со швабрами и метлами
Естория. Серые кардиналы со швабрами и метлами
Почему мужчинам не место в охране? Зачем дворнику хотят дать грамоту с Лениным? Какие книги читает гардеробщица Белинки? Об этом герои рассказали ЕТВ.
Дело Екатеринбурга.  Студенты против «патриотической черни»
Дело Екатеринбурга. Студенты против «патриотической черни»
Судебный процесс над антисемитами, которые устроили погром на Кафедральной площади, разделил городское общество на два лагеря. Одни оправдывали насилие «в защиту веры и царя», другие — осуждали.
Удобства во дворе
Удобства во дворе
Обратная сторона благоустройства в Екатеринбурге.
Естория. Я беру на себя вино
Естория. Я беру на себя вино
Истории екатеринбуржцев, которые знают толк в хорошем алкоголе.
Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Трилогию о пешеходных пространствах Екатеринбурга ЕТВ завершает рассказом о микрорайоне, где изначально все улочки должны были построиться без намека на автомобильный и общественный транспорт.
Брошенные заводы Урала. Центр торфа и войн с пластиковыми пулями
Брошенные заводы Урала. Центр торфа и войн с пластиковыми пулями
ЕТВ завершает первый сезон техно-исторического сериала. Финальная серия посвящена предприятию, рассыпающемуся на окраине Екатеринбурга.
Екатеринбург-1917. Красная юность нового мира
Екатеринбург-1917. Красная юность нового мира
Взяв власть на Урале, большевики запретили свободный оборот оружия, национализировали банки и основали Народный Университет.
Пешеходный период: истории Красноармейской и Толмачева
Пешеходный период: истории Красноармейской и Толмачева
ЕТВ продолжает рассказывать биографии маленьких, но гордых пешеходных островков Екатеринбурга.
Естория. Для тех, кто в «танках»
Естория. Для тех, кто в «танках»
Что объединяет священника, композитора, консультанта, бизнесмена и киберспортсмена? Герои рассказывают сами.
Екатеринбург–1917. Сорта революции на Урале
Екатеринбург–1917. Сорта революции на Урале
Вспоминаем политические партии образца 1917 года.
Щи happens!
Щи happens!
Гид по ведомственным столовым Екатеринбурга, которые сложно найти, легко попасть и невозможно забыть.
Время 37-го. Свердловск в эпоху репрессий
Время 37-го. Свердловск в эпоху репрессий
Родственники пяти жертв террора рассказывают их истории.
Пешеходный период. Истории улиц Культуры и Вайнера
Пешеходный период. Истории улиц Культуры и Вайнера
Рассказы о маленьких, но гордых пешеходных улицах столицы Урала.
Екатеринбург-1917. От мировой до гражданской — без остановки
Екатеринбург-1917. От мировой до гражданской — без остановки
Как сто лет назад горожане ждали мира с Германией и помогали попавшим в плен русским солдатам через английских купцов.
Екатеринбург другими глазами: «У вас я впервые увидела сухари»
Екатеринбург другими глазами: «У вас я впервые увидела сухари»
Уже в который раз ЕТВ убеждается — иностранцев, которые приехали на Урал, восхищают совершенно неожиданные вещи. Вот и нашу немецкую героиню удивило не маленькое метро, а содержимое супермаркетов.
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
При революции жизнь города поделилась на день, когда было относительно спокойно, и ночь — время разборок между солдатскими группировками.
Брошенные заводы Урала. Мешочно-пшеничный делец и его предприятия
Брошенные заводы Урала. Мешочно-пшеничный делец и его предприятия
Разные промышленники жили на Урале — не только могущественные и сиятельные, как Демидовы, но и хитрые проныры. Об одной такой династии жуликоватых деляг и их заброшенном наследии — очередной материал нашего сериала
Удобства на улице
Удобства на улице
Зачем Екатеринбургу потемкинское благоустройство.
Екатеринбург другими глазами: «Набережная у вас какая-то грустная»
Екатеринбург другими глазами: «Набережная у вас какая-то грустная»
Японский архитектор смог разглядеть уральскую столицу за сутки. Какие уже привычные нам вещи его удивили и разочаровали? Читайте на ЕТВ.
Сообщники. Мамы в большом городе
Сообщники. Мамы в большом городе
Первое правило мама-клуба — понять, что ты не одна в мама-клубе. О том, какими качествами должны обладать современные родители, чтобы каждый день их чада был счастливым, ЕТВ рассказала основатель движения «Мама может» в Екатеринбурге.
Екатеринбург-1917. Растоптанные октябрем
Екатеринбург-1917. Растоптанные октябрем
Как сложилась судьба сливок уральского общества, когда к власти пришли большевики.
Спасатели. Разрыв сиротского шаблона
Спасатели. Разрыв сиротского шаблона
По статистике детдомовцам редко удается стать успешными людьми. И в этом нет их вины. Это замкнутый круг. Как выбраться из него, знает Яна Вегера — она спасает тех, кому не повезло в детстве.
Улица как памятник
Улица как памятник
ЕТВ придумал, как можно переименовать магистрали Екатеринбурга, чтобы они напоминали о событиях и известных людях.
Формулы Росселя: 8.10 – 80!
Формулы Росселя: 8.10 — 80!
В день юбилея первого губернатора Свердловской области вспоминаем его коронные фразы, которые можно хоть сейчас «отливать в граните».
Брошенные заводы Урала. Как оплот алкокороля стал родиной ацетона
Брошенные заводы Урала. Как оплот алкокороля стал родиной ацетона
«А можно на ликеро-водочный?», — вопрошал герой комедии Гайдая. Можно! В этот раз отправляемся туда, где когда-то струились водка, пиво и вино.
Екатеринбург другими глазами: «Мне говорили, что в России едят детей»
Екатеринбург другими глазами: «Мне говорили, что в России едят детей»
Итальянский архитектор знал о России две версии — от коммунистов и их противников. Своя правда у Андрэа Сивилотти появилась после жизни в Москве и Екатеринбурге.
Где собака зарыта
Где собака зарыта
Единственное в России кладбище домашних животных, на котором можно ставить памятники в человеческий рост, находится в Екатеринбурге. Здесь последний приют находят кошки, собаки, хорьки и даже львы.
Еще Статьи