Александр Колпаков
Александр Колпаков
, директор издательства «Генри Пушель»
Другие записи автора
Урало-Сибирский регион остается без полиграфической базы
Для маленьких издателей закрытие типографии «Уральский рабочий» будет, конечно, болезненно. Мы сотрудничали с ней десятилетия, и всегда находили общий язык. Несмотря на небольшие тиражи, проекты были серьезные, знаковые, и типография умела их делать. Мы сотрудничали не только по технологиям, мы делали профили полиграфического оборудования, все было здорово и интересно. И если теперь этого не будет, я даже не знаю, что будет с нашими бумажными проектами. Я думаю, эта проблема появится у всех издательств нашего города и региона. Мы слышали, что пермская «Звезда» также попадает под удар, тюменская, видимо, и курганская типографии. В Урало-Сибирском регионе не остается полиграфической базы, на которой можно делать хорошие проекты. Это печально. Проектов, которые делаются вручную, долго выдерживаются, генерятся — такого, наверное, уже не будет. Не будет такого сегмента литературы, к которому привыкли крупные предприятия нашего региона, когда юбилей завода, юбилей города — и сразу появляется книжка. Этого не будет, придется или в Москву ехать, или в Китай, в Финляндию вряд ли смогут себе позволить. Это будет сложнее, и многие заводы будут от этого отказываться.
Теги:
Общество
Есть что добавить?
Задавайте вопросы и пишите комментарии по поводу мнения автора, и с вашей помощью мы найдем истину.
Обратите внимание на других авторов:
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Полезняк на ЕТВ. Разбираемся в колебаниях валют и множим прибыль
Полезняк
Полезняк на ЕТВ. Разбираемся в колебаниях валют и множим прибыль
В середине февраля курсы валют опустились ниже отметки в 60 рублей, чего не случалось с июня 2015 года. Многие уральцы в панике бросились скупать доллары и евро. Насколько это оправдано и как уберечь свои накопления — читайте в полезняке.
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».