Мария Головина
Мария Головина
, директор музея Владимира Высоцкого
Другие записи автора
Аукцион — мудрое решение Марины Влади
Аукцион — это не распродажа вещей Владимира Высоцкого, а мудрое решение Марины Влади, которое она приняла для того, чтобы сохранить его наследие. Просто так их отдавать кому-то — не лучший вариант, неизвестно, что с ними будет. А аукцион — мудрое решение, ведь тот, кто потратил деньги, никогда не отнесется к купленным вещам небрежно, невнимательно. Возьмем наш музей: выкупив 37 экспонатов, мы относимся к их сохранению с особой тщательностью, следим за сохранностью. Давайте поговорим о последнем стихотворении Высоцкого — это маленький листочек бумаги, очень хрупкая вещь, которая требует определенной температуры и освещения — все влияет на сохранность. Марина очень рада, что вещи будут в музее, их увидят все, и память о Высоцком будет жить.
Теги:
Общество
Есть что добавить?
Задавайте вопросы и пишите комментарии по поводу мнения автора, и с вашей помощью мы найдем истину.
Обратите внимание на других авторов:
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
Заборы в городе отменяются
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Городские истории
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Спортивная арена, посмотреть которую приехал Виталий Мутко, когда-то была велодромом. А трамплин на Уктусе и вовсе вырос на голом энтузиазме. ЕТВ продолжает рассказ о легендарных объектах с богатой биографией и большим будущим.
Молодость — жива. Уральцы в годах о пенсионной бодрости
Общество
Молодость — жива. Уральцы в годах о пенсионной бодрости
Какой возраст оптимален, чтобы отправиться на заслуженный отдых? На фоне назревающей пенсионной реформы свои секреты трудоспособности ЕТВ открыли пожилой стиляга, марафонец, светская львица, легендарный кузнец и дедушка русского рока.
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Городские истории
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Наш герой очень хотел провести жизнь в букинистическом магазине, но что-то пошло не так. «Пришлось зарабатывать», — признается бизнесмен и уральский политик Антон Баков. Однако кое-что напечатать и продать ему удалось.