Сумма за неделю

Новая Площадь 1905 / Видеоблогеры / Свадьбы / Голосование по коду
Как парковка имени 1905 года снова станет площадью. Бум видеоблогеров. Почему тысячи екатеринбуржцев решили срочно сыграть свадьбу? Голосование по штрих-коду. Аксёнова празднует.
Диму нашли! / Идол / Студии — 20!
Как помогали искать и как переживали всем Уралом за Диму Пескова. Как в сериале, перепутали в роддоме 30 лет назад. Он древней нас всех — Шигирский идол. История легендарного городского телевидения.
Балконы / Собачье / Оружие / «Нелюбовь»
Владельцы застекленных балконов, которым надо убрать всё с глаз долой. Места, которые называют концлагерями для собак. Триумфатор Каннского фестиваля показал в Екатеринбурге свою «Нелюбовь». Свобода оружия.
Снова ЭКСПО/Принципиальные велосипедисты/Годовщина террора/Павел Лунгин/Аксенова
Екатеринбург снова бьётся за ЭКСПО, как обещают перестроить город к выставке. Велосипедисты требуют своей доли города. Чего хотят от сити-менеджера активисты? Кинорежиссер Павел Лунгин о скандалах вокруг Ельцин-Центра.
Новая набережная / НКО / Наша каннская / Балабанов / Ночь музеев
Новый проект набережной Исети. Наша актриса Василиса Маковцева едет в Канны за наградой. Как поддерживают некоммерческие организации на Урале. Путеводитель по «Ночи музеев». Режиссер Балабанов.
Соколовский / След парада / Инженерная школа / Аксёнова+Монеточка
Соколовский виновен. Парад испортил дороги. Инженерная школа, как это устроено. Интервью с научжурналистом Асей Казанцевой. Аксёнова+Монеточка поют про велосипедистов-«хрустиков».
Бой с огнем/Репетиция Парада/Лифты/Кубок не наш/Отар Иоселиани/Аксенова и Монеточка
Не продохнуть: сезонные пожары не жалеют ни лесов, ни населенных пунктов. Нужен ли парад Екатеринбургу? Где найти деньги на 1000 лифтов? как мы болели за фк «Урал». Отар Иоселиани о кино и о войне. Монеточка и Аксенова.
Выборная двухлетка / «Урал» играл / Фанаты / Ветераны
Ближайшие два года на Урале и в стране — выборные. ФК «Урал» столкнулся с «Зенитом». Новая жизнь поп-див 90-х. Скандал вокруг Победы.
Губернатор обновляется / Наша мисс / Хакамада / Маска
Губернатор ушел, чтобы остаться. В Екатеринбурге больше всего красавиц. Ирина Хакамада про деньги и Ройзмана. Маски «Ромео». Аксёнова про соседей.
Паника / Самиздат / Дальнобойщики / Космос / Аксёнова+Монеточка
Город переживает афтершок после теракта и боится всего. Дальнобойщики угрожают повысить цены на продукты. Земляне про космос. Песня Аксёновой и Монеточки.
Эхо Петербурга / Не граждане / Собачье дело / Бекмамбетов
Как сопереживали Петербургу и усиливали безопасность на Урале. Горожане добиваются и не могут добиться российского гражданства, даже если имеют на него полное право. Создатель блокбастеров Тимур Бекмамбетов.
Молодежь пошла гулять / Экзорцизм / Макаровский закрывают / Тезки-должники / Монеточка
Екатеринбург стал одним из самых протестующих городов страны, половина вышедших на улицы — молодежь. Как изгоняют бесов на Урале. Макаровский мост закроют на три года. С уральца требуют долги однофамильца. Лиза Монеточка и ее песня.
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / «Страсти Христовы»
Генпрокурор в городе. Какую угрозу скрывают дома? Главный запрещающий страны — кто это? Как «Страсти Христовы» в оперном защищаются от оскорбляющихся?
Соколовский / Стадион / Голуби / Долин / Аксёнова+Монеточка
Руслан Соколовский в суде — проповеди и извинения. Как будут заполнять стадион? Голубятни восстанавливают, зачем? Критик Антон Долин про «Матильду» и гомосексуальные образы «Диснея». Совместное произведение Лизы Монеточки и поэтессы Аксёнов
Мужское женское / Народная медицина / Колмановский / Маски скорби / Аксенова+Монеточка
Мужское женское — профессии не того пола, как мужчины работают педикюристами, флористами, воспитателями. Народная медицина, которой верят миллионы россиян, как разумно и неразумно ее практикуют на Урале. Просветитель Илья Колмановский — поч
Соколовский / Хрущевки / Сванидзе / Женщины-борцы / Революция / Аксенова
Соколовский заговорил. Как находящийся под судом ловец покемонов вышел к людям без раскаяний и сомнений. Простоят еще триста лет. Почему хрущевки — вечны и не такие уж они трущобы.
Мобильный портал в ад / На Урале будет свой «Винзавод» / Старики-любовники / По имени Люцифер
Наркотики и убийства как интернет-сервисы, доступные всем с телефона. Будущее Екатеринбурга — как москвичи предлагают сделать в городе свой «Винзавод» и другую джентрификацию. Самые опытные любовники Урала и их истории — про любовь словами
Захват двора / Гомеопатия как лженаука / 110 лет «Рабочего»
Бандиты-парковщики приходят к вам во двор и устанавливают плату за подходы к дому. Как уральские поклонники альтернативной медицины скупили все лекарства, когда услышали мнение официальных ученых. 110 лет газеты «Уральский рабочий»: Маяковс
Очереди в школу / Четверть Чернецкого / Сокуров / Кормильцев / Аксёнова+Монеточка
Школа, школа, я зверею. Почему даже технический прогресс не помогает решить проблему записи детей на учебу. Четверть века Чернецкого. Как пришел, что делал и что после себя оставил первый всенародно выбранный мэр Екатеринбу