Сумма за неделю

Выборная двухлетка / «Урал» играл / Фанаты / Ветераны
Ближайшие два года на Урале и в стране — выборные. ФК «Урал» столкнулся с «Зенитом». Новая жизнь поп-див 90-х. Скандал вокруг Победы.
Губернатор обновляется / Наша мисс / Хакамада / Маска
Губернатор ушел, чтобы остаться. В Екатеринбурге больше всего красавиц. Ирина Хакамада про деньги и Ройзмана. Маски «Ромео». Аксёнова про соседей.
Паника / Самиздат / Дальнобойщики / Космос / Аксёнова+Монеточка
Город переживает афтершок после теракта и боится всего. Дальнобойщики угрожают повысить цены на продукты. Земляне про космос. Песня Аксёновой и Монеточки.
Эхо Петербурга / Не граждане / Собачье дело / Бекмамбетов
Как сопереживали Петербургу и усиливали безопасность на Урале. Горожане добиваются и не могут добиться российского гражданства, даже если имеют на него полное право. Создатель блокбастеров Тимур Бекмамбетов.
Молодежь пошла гулять / Экзорцизм / Макаровский закрывают / Тезки-должники / Монеточка
Екатеринбург стал одним из самых протестующих городов страны, половина вышедших на улицы — молодежь. Как изгоняют бесов на Урале. Макаровский мост закроют на три года. С уральца требуют долги однофамильца. Лиза Монеточка и ее песня.
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / «Страсти Христовы»
Генпрокурор в городе. Какую угрозу скрывают дома? Главный запрещающий страны — кто это? Как «Страсти Христовы» в оперном защищаются от оскорбляющихся?
Соколовский / Стадион / Голуби / Долин / Аксёнова+Монеточка
Руслан Соколовский в суде — проповеди и извинения. Как будут заполнять стадион? Голубятни восстанавливают, зачем? Критик Антон Долин про «Матильду» и гомосексуальные образы «Диснея». Совместное произведение Лизы Монеточки и поэтессы Аксёнов
Мужское женское / Народная медицина / Колмановский / Маски скорби / Аксенова+Монеточка
Мужское женское — профессии не того пола, как мужчины работают педикюристами, флористами, воспитателями. Народная медицина, которой верят миллионы россиян, как разумно и неразумно ее практикуют на Урале. Просветитель Илья Колмановский — поч
Соколовский / Хрущевки / Сванидзе / Женщины-борцы / Революция / Аксенова
Соколовский заговорил. Как находящийся под судом ловец покемонов вышел к людям без раскаяний и сомнений. Простоят еще триста лет. Почему хрущевки — вечны и не такие уж они трущобы.
Мобильный портал в ад / На Урале будет свой «Винзавод» / Старики-любовники / По имени Люцифер
Наркотики и убийства как интернет-сервисы, доступные всем с телефона. Будущее Екатеринбурга — как москвичи предлагают сделать в городе свой «Винзавод» и другую джентрификацию. Самые опытные любовники Урала и их истории — про любовь словами
Захват двора / Гомеопатия как лженаука / 110 лет «Рабочего»
Бандиты-парковщики приходят к вам во двор и устанавливают плату за подходы к дому. Как уральские поклонники альтернативной медицины скупили все лекарства, когда услышали мнение официальных ученых. 110 лет газеты «Уральский рабочий»: Маяковс
Очереди в школу / Четверть Чернецкого / Сокуров / Кормильцев / Аксёнова+Монеточка
Школа, школа, я зверею. Почему даже технический прогресс не помогает решить проблему записи детей на учебу. Четверть века Чернецкого. Как пришел, что делал и что после себя оставил первый всенародно выбранный мэр Екатеринбу
Губернаторская кампания / Схема транспорта / Причинители добра / Последний приют / Аксёнова+Монеточка
Кто будет участвовать в выборах губернатора. Как поменяют схему общественного транспорта по предложению горожан. Провести свет на свою улицу, установить теплые
Транспортная схема/нелепые петиции/грипп/Аксенова
Транспортная схема. Что известно про повременной тариф и почему горожан по поводу движения их автобусов и трамваем спрашивать не надо?  — Запретить байкеру Хирургу носить шапку в помещении, возродить в России
Транспортная реформа / Антитабачная антиутопия / События 2017-го / -215 С
Как вскоре поменяются маршруты и почему горожане из-за этого так возбуждены? В стране готовятся диктаторские законы против любителей табака. С шутками и штурмом теплых остановок Екатеринбург пережил четвертую погодную аном
Итоги 2016 года
Власть: укрощение строптивых политиков, громкие коррупционные скандалы и вторжение усатого, как шмель, интервента. Общество: блогеры-пранкеры и другие новые властители дум, хоспис и Глинка и очумелые ручки горожан. Искусство: рокеры уступа
Алкосмерть / Злые морозы / К нам приехал Михалков / Ёлочка горит
• Алкогольное отравление. Бомж-бутыльки и солидные бутылки с отравой. Как это делается на Урале? • Совсем опустилась — как мегаполис пережил аномально низкие, даже по нашим меркам, температуры.
Ельцин-центр скандала / Права депутата / Назло рекордам / Елки-отравительницы
Ельцин — центр скандала. Почему дело может кончиться судом? Новый громкий автоскандал, на сей раз с действующим законодателем. Детей и родителей без прививок не пускают на елки, дома горожан подстерегают опасные искусственные деревья. Как к
Проверки на дорогах / Прочь с пути / Онкологи на доверии / Старики / В законе / Аксёнова
Проверки на дорогах автобусов, на которых ездят дети: как в Екатеринбурге по следам сибирской трагедии отбраковывают транспорт. Новый громкий автоскандал. Онкологи, которые не лечат, но тратя жизненно важное время своих пациентов. Почему вс
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
Фидель был здесь, а сейчас тут Куба: путешествие в неблагополучный и руинированный, как Гавана, район Екатеринбурга к здешним кубинским тиранчикам. Кризис, эпидемия ВИЧ и другие взрослые трудности, которые проецируются на детей-сирот и бьют