Как с ними быть?

Запись эфира от 08 июля 2014г.

Транссексуалы существуют. И этот факт доказала Юля Соловьева. Транссексуалы получают профессии, они готовы работать, жить и общаться… с нами в том числе. Но как вести себя нам с такими людьми? Транссексуализм — это патология или отклонение. И принимая транссексуалов, не получится ли так, что мы спровоцируем появление новых отклонений?
Поговорили на эту непростую для нашего общества тему в эфире программы " Сумма мнений" .
В студии были:
Оксана Маклакова — ведущая,
Елена Мационг — журналист, коллега транссексуала
Михаил Перцель — психотерапевт, руководитель клиники неврозов
Игумен Вениамин Райников — руководитель информационного отдела Екатеринбургской Митрополии
Дмитрий Суворов — культуролог

Юлию Соловьеву, в недавнем прошлом журналиста «Уральского рабочего», особо представлять не надо. Ее история обошла экраны и страницы газет далеко за пределами нашей страны.  О том, что бывший спортсмен и десантник Юрий Оводов решил сменить пол, кажется, писали уже все. Наконец, несколько дней назад операция успешно завершилась. Что теперь? Как Юлия планирует жить дальше? Об этом и о многом другом — в Сумме мнений на ЕТВ!
undefined

undefined

Сегодня праздник у девчат — сегодня будут трансы. Сумма мнений на ЕТВ Александра Аксенова

undefined

undefined

«В своё время Бердяев сформулировал понятие Новое средневековье“. Мы сейчас со страшной силой не то, чтобы туда идём, но стараемся создать себе символический универсум“. Именно средневековый по своим ценностям. А там самым главным пунктом будет то, что называется ксенофобия — неприятие чужого. В своё время Жанна д'Арк попала на костёр за то, что носила брюки. По всем остальным вариантам ей удалось отвести обвинение, а вот это ей приписали!»

— Дмитрий Суворов

undefined

«Он был вынужден ходить на пресс-конференции. И вот там уже возникали проблемы: кто-то начинал шипеть, плеваться, мол, кто это такой? Откуда он такой? А, из Уральского рабочего“. Имидж издания страдал»

— Лев Кощеев.

Как с ними быть? По-другому и не назовёшь программу про транссексуализм. Затронуть эту непростую для нашего общества тему, которое изо всех сил пытается стать толерантным, ЕТВ сподвигла судьба коллеги Юрия Оводова. Юрий вот-вот станет Юлией Соловьёвой.

Историю Юлии знают уже не только в журналистских кулуарах Екатеринбурга, но и по всей России, благодаря шоу на федеральных каналах. И вот, в конце июня Юрию сделали операцию, благодаря которой он теперь официально считаться Юлией.

И то, что для нас кажется пыткой и издевательством над  природой, для этого человека большое событие и большой праздник.

Напомним, что в своем интервью ЕТВ Юлия поделилась впечатлениями:

— Когда 20 июня все подходило к завершению, хирург Кирилл Андреевич с улыбкой поинтересовался: «Юль, на хранение-то возьмете?». Говорил он, естественно, о том, что только что отрезал. В ответ я лишь саркастически хмыкнула и вежливо попросила такие глупости мне больше не предлагать. Вопрос, кстати, был вполне традиционный, все или почти все хирурги считают своим долгом предложить таким не совсем обычным пациентам оставить удаленное на память. И, насколько знаю, еще ни одна транссексуальная девушка принять столь двусмысленный подарок не согласилась. Почему? Лично я отказалась потому, что все «отрезанное» для меня словно кандалы, которые сбрасывает каторжник, отпущенный на волю или сбежавший из-под стражи; горькое и грустное напоминание о прошлом, от которого я, наконец, навсегда избавилась. Не случайно ведь день операции (она называется двусторонняя орхиэктомия) я отныне считаю вторым днем рождения. Она дает мне право сменить, наконец, все прежние документы, стать Юлией Соловьевой уже де-юре. Даже более праздничным, чем первый, официальный.


Зина Халява

7.07 в 21:28 #

может для ЛГБТ деревеньки заброшенные выделять? там и удобства на улицы — не будет дискриминации, в какой пойти.

Ответить

 

Юлия Соловьева

8.07 в 11:11 #

И колючей проволокой обнести, да? И вышки с автоматчиками поставить? А вы убеждены, что туда не попадет ваша дочь или лучшая подруга, уже родившиеся, как и тысячи других, с гомосексуальностью?

Едва ли наш социум готов искренне принести свои поздравления — скорее, соболезнования. Но если вспомнить, ещё вчера мы жалели геев, считая, что, признавая себя такими, они ставят крест на своей жизни, в том числе личной. Сейчас же мы спокойно впускаем их в свой круг, радуемся их достижениям и даже личному счастью. Может быть, и радость за людей, которые, наконец, могут  полюбить себя и свое тело, тоже не за горами? И если так — не стоит ли бить тревогу?

Гость нашей программы, культуролог Дмитрий Суворов был более скептичен по этому поводу, сравнив наше общество со средневековым. И напомнив, что оно сделало с Жанной д' Арк, а главное — вследствие каких обвинений.


И если, слава Богу и Конституции, никто мужчину за юбку не сожжёт, то жизни не дадут точно. Проблемы в аэропортах — это только мелочи. Самое главное: как жить и на что? Чаще всего такие люди остаются без работы. Так и нашему герою пришлось оставить рабочее место. О том, почему пришлось принять такие меры, рассказал Лев Кощеев, который в разгар событий был главным редактором «Уральского рабочего».


Впрочем, известно,   что коллектив принимал его вполне дружелюбно. Чего не скажешь о родителях.

Чаще всего, в таких случаях понимают мамы. Всё-таки любовь матери безусловна. Для отца очень важны достижения. А для простого русского мужика такие рода перевоплощения — так себе повод для гордости.

Хотя этот аспект можно поставить под сомнение, ведь не каждый человек найдёт в себе силы, чтобы через всё это пройти. Многие не проходят — кончают жизнь самоубийством. О том, почему это происходит, нам рассказала Юлия, с которой мы связались в прямом эфире.

«Очень большой процент таких, как я, суицидного настроения люди. У нас нет ни работы, ни денег. Не находят понимания у родных людей. Многие не выдерживают этого психологического напряжения. Ты остаешься наедине со своими проблемами, тебя не понимает окружение: как минимум это сарказм, ёрничество и так далее. Выдержать это крайне сложно. Я бы обратилась к родственникам. У меня самой такая ситуация, что отец от меня практически отказался. С мамой мы общаемся, беседуем. Я бы хотела сказать: папа и мама, вы же родили меня, я же ваш ребенок! Каким бы ни был! Рождаются разные дети, кто-то с ДЦП, кто-то другой. Нельзя бросать своих детей!»

— Юлия Соловьева.


И под каждым словом вроде бы хочется подписаться и как-то сопереживаешь судьбе человека, несмотря на то, что есть это большое «НО», которое за всем этим стоит. Кажется, что наша «нормальность» еще не достигла такого уровня, чтобы допускать всё это.
Игумен Вениамин Райников, согласившийся принять участие в программе, был и вовсе поставлен в непростую ситуацию. Что «лучше» — самоубийство или перемена пола?
Несмотря на сложившийся стереотип, что Церковь против ЛГБТ, а ЛГБТ против Церкви — и те, и другие в силах не только уживаться, но и принимать друг друга. Комментарий игумена прямое тому доказательство.
«Конечно, церковь открыта для большинства людей. Человек для царствия небесного доступен, пока он жив. Обычно предоставляется два варианта ответа, один из которых верный, а второй неверный. Иногда нам подают два неподходящих ответа. Когда человек живет, хотя и несколько повредив свою природу, либо он вообще не живёт, и есть такое либо-либо, ведь он уже просто не может жить с этим, самоубийством он ставит точку на своей вечной жизни в том числе. Было бы слишком жестоко отмахнуться от этих вопросов и сказать, что стоит жить только вот так и никак иначе, остальное — твои проблемы. Христианство не ставит акценты на гендерную принадлежность как абсолютное условие для спасения. Мы призваны к выше естественного житию»

— Отец Вениамин (Райников).

9.07 в 10:30 
Мне реально было смешно смотреть на " батюшку" Райникова, так он нелепо выглядел. Не дурак ведь совсем, прекрасно понимал, что если начнет озвучивать официальную позицию РПЦ, то мгновенно упадет в глазах, понесет полный бред. В конце, правда, не сдержался, сказал, что если кто из ТС к ним придет, то принимать будут в биологическом поле. Аха, еще бы сказал мне: " Сын мой! " ) )) ) Ну и кто к ним в здравом уме из ядерных ТС после такого придет?
Никто так и не сказал главного: что транссексуалы — единственная социальная группа в стране, напрочь, на 100% отвергнутая этой страной, на нас де-факто не распространяется ни одно конституционное право — ни на работу, ни на лечение, ни на отдых. Мы не можем ни куда-то уехать, не имеем права эмигрировать, получить паспорт, взять кредит и даже простой банковский перевод. При этом обязанностей у нас, как у всех, и даже больше. Отказывая нам в элементарном праве на трудоустройство, с нас трясут и вымогают деньги абсолютно за все. Загоняя в абсолютную нищету и на виселицу. И я не верю, что ситуация при моей жизни изменится в лучшую сторону. Она ведь всех, кроме нас устраивает. Вон мой хирург, час поработал, 30 тысяч рублей получил. А я за 4 месяца ежедневного фриланса на сайте — 12 тысяч…
Мне же вспомнились недавние семейные посиделки, когда соседка начала рассказывать историю в духе «был у нас в деревне мужик, потом бабой оказался», а бабушка её перебила: «Ну, ты удивила тоже, такой мужик в каждой деревне был!».
Наверняка, когда происходили подобные разоблачения, едва ли кто-то вообще думал о том, как он ходил в Церковь. И конечно, сложно отмахиваться от того, что такие люди существовали всегда. И ведь как к ним относились — как к местным юродивым. Собственно, с тех пор ничего не изменилось.
Вот представьте, что едете вы в трамвае с ребёнком, а тут заходит такое нечто — то ли мужик, то ли баба. Что вы сделаете? Ребенку глаза закроете, конечно, чтобы не задавал лишних вопросов. Ведь не будешь же ты ему на весь трамвай объяснять: «Понимаешь, малыш, дяденька родился не в своём теле и очень из-за этого переживал. Поэтому он носит женскую одежду. И если ему очень повезёт, дяди врачи сделают ему операцию, и он станет тётенькой!». Конечно, нет. Вы ещё и переживать будете, чтобы он вреда не причинил дитятке. Несмотря на то, что буйным и неадекватным ту же Юлию никак не назовешь.
К сожалению, мы слишком мало знаем о проблемах таких людей. Честно говоря, мы и знать об этом не хотим. Как не хотим и того, чтобы их становилось больше, как в Америке и Европе.
Почему их там больше, ЕТВ рассказал Сергей Ворошилин, доцент кафедры психиатрии Уральской Медицинской Академии.
«Когда стало возможно менять пол, его стали менять. А это тянет за собой и однополые браки, и множество проблем. Элементарно, в какой туалет ходить? В каком отделении лечится: гинекологическом или урологическом? У 1% возникает желание вернуться. Какой-то процент совершает суициды, все-таки не адаптируется. Так что бывает по-всякому. Бывает, что они счастливы. Естественно, что в тех странах, в которых к ним более либеральное отношение, там легче всё переносится, у нас всё сложнее. У нас стоит множество бюрократических препятствий на пути. И это позиция многих государств, чтобы не увеличивать эту категорию. Почему их так много в Америке и в Европе? Потому что с детского сада начинают анализировать: А кем ты себя чувствуешь: мальчиком или девочкой?“. И тут мальчик, который никогда не задумывается, вдруг понимает, мол, и правда, может, мне куколки больше нравятся! И дальше с ним проводится работа, которая может к этому всему привести»

— Сергей Ворошилин.


За детей переживать, всё-таки стоит. Мы вообще любим переживать за будущее детей в самых странных формах. Причём, реальные проблемы нас меньше интересуют, чем ряженый дяденька в трамвае, которого мы ещё и брезгливо жалеем. Я не думаю, что транссексуалам нужна наша жалость и соболезнования. Я думаю, что им было бы достаточно того, чтобы им просто давали спокойно жить. Просто принять их. Вы же понимаете героя фильма, который однажды проснулся в чужом теле? А теперь представьте — просыпаться так КАЖДЫЙ день.
Эфир ЕТВ поставил самый непростой вопрос: «Как с ними быть?». Конечно же, однозначного ответа на этот вопрос никто дать не смог и в ближайшее время не сможет. Понять и простить — не иначе.
undefined

8.07 в 10:58 #
Экспертиза очень-очень серьезна, поверьте уж на слово. Настолько серьезна, что вы даже себе не представляете. Возможно, что она даже сравнима с той, что проходят космонавты.Причем у меня их было даже четыре — в Омске, Екатеринбурге, Москве и Питере. Вот честно: будь у меня враги, не пожелала бы им такого " счастья" , пожалела бы.Но если хотите точно знать, то вам лучше самому пройти хотя бы одну. Не уверена, что захотите продолжения " Марлезонского балета" .