Судье закон не писан?

Запись эфира от 03 сентября 2014г.

Три года — по судам.  И неудивительно, ведь судиться семье Морозовых приходится с бывшим судьей и опытным адвокатом — Михаилом Федоровым. Он должен семье 2,5 миллиона рублей. Эта расплата за внука, который, находясь в нетрезвом состоянии и без прав, взял у деда без спроса Lexus RX300 и столкнулся с «Нивой», все трое пассажиров которой погибли в этом ДТП. Виновник уже отбывает срок в колонии, а выплатить компенсацию семьям погибших должен был хозяин машины — его дед. Но после суда опытный адвокат быстро стал нищим пенсионером — подарил имущество дочерям и развелся с женой. Однако сам продолжает жить в шикарном загородном коттедже и ездить на дорогом авто.
О " двойных стандартах" судебной системы, о пробелах в законодательстве и о возможностях судебных приставов говорили в программе " Качаем права! " .
Культ досуга. Дворец для староверов и пионеров
Городские истории
Культ досуга. Дворец для староверов и пионеров
Самое роскошное здание дореволюционного Екатеринбурга, построенное купцами Харитоновыми и Расторгуевыми, досталось детям. Когда-то пионеры делали здесь кирпичи и мыло. Прошлое и настоящее Дворца Пионеров исследует Полина Иванова.
Сумма за неделю
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / «Страсти Христовы»
ВИПы прилетели / Дома посыпались / Запрещалкин / "Страсти Христовы"
От Светланы Зенковой
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Общество
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Если верить исследователям подземных артерий города, этой весной подземные реки Екатеринбурга могут выйти из берегов.
Екатеринбург другими глазами: «В Осаке лучше роллы, но хуже грязь»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «В Осаке лучше роллы, но хуже грязь»
На Урале много иностранцев. И они иначе смотрят на наши здания и улицы, по-другому относятся к пробкам и воде в кранах, ничего не знают о реформе транспортной схемы и грязи в наших душах. Нравится ли им город, где они оказались?