На холст с маслом. Как в Екатеринбурге зарабатывают на искусстве

11:15, 06 Ноябрь 2015
lavizmst5096_1.jpg
Фото: lavizm.ru/wp-content/uploads/2012/02/lavizm-st-5096.jpg
Картины не самый ходовой товар, и все же в Екатеринбурге находятся ценители, которые тратят на них тысячи долларов. Как заработать на уральских художниках, узнал ЕТВ. Пройдите наш тест и узнайте, удастся ли вам карьера брокера от искусства.
Новая художественная галерея открывается в Екатеринбурге 9 ноября: «Март» станет вторым в городе заведением после Дома Метенкова, которое специализируется на фотографии. Это событие выглядит необычно на кризисном фоне, когда стремительно закрываются кафе и магазины, не выдерживая высоких арендных ставок и невеликой покупательской активности.

Не хлебом единым жив человек, однако именно о нем позаботится каждый в первую очередь, тогда как в отношении зрелищ можно и сесть на диету, по крайней мере, пока экономика (а с ней и уверенность в финансовом благополучии) не стабилизируются. ЕТВ решил узнать, чем живы галереи Екатеринбурга, кто в уральской столице готов платить реальные деньги за относительные ценности и как кризис отразился на тех, кто живет за счет чужого вдохновения.

Микио Ватанабе: «Люди — единый организм»
Гражданин двух стран, мастер редкого стиля меццо-тинто приехал в Екатеринбург впервые.

Девятое мартобря

Секрет уверенности создателей галереи «Март» (бывшего сотрудника Дома Метенкова Артема Берковича и фотографа Дениса Тарасова)  в завтрашнем дне прост:  прекрасные площади в самом центре города досталось «Марту» бесплатно. Союз фотохудожников рассказал о проекте «Росимуществу», которое нашло в государственных закромах лишнее помещение солидной площадью в 300 «квадратов». Когда-то здесь располагалась галерея «Вдохновение», но она ненамного пережила 90-е. После сюда заселился не то ресторан, не то ночной клуб, от бурной жизни которого страдали местные обитатели. Потом заведение съехало.
В каком виде мы получили это помещение? В таком, будто отсюда экстренно съехал ресторан!
Артем Беркович
куратор выставочных проектов центра фотографии «Март»
Хотя «Март» и избавлен от аренды, которая составляет львиную долю расходов любого подобного проекта, его инициаторам все же придется решать задачу окупаемости в ближайшее время. На входных билетах озолотиться не получится: стоить они будут по 150 рублей. Сдача галереи под разнообразные мероприятия выглядит более перспективной с точки зрения заработка. «Март» станет не просто выставочной площадкой, но и учебным центром: здесь разместится библиотека книг по фотоискусству, будут проходить мастер-классы, лекции, образовательные программы для детей, кинопоказы и другие мероприятия, так или иначе связанные с искусством запечатления образов.
Сейчас человек покупает фотоаппарат, считает, что он фотограф, и ищет себе подобных. Сколько в Екатеринбурге фотографов? На этот вопрос можно ответить, посмотрев статистику продаж фототехники. Вот такие и придут к нам в центр.
Денис Тарасов,
создатель галереи «Март»
Еще одна статья дохода — продажа постеров. Правда, в Екатеринбурге едва отыщется 1-2 коллекционера, готовых выложить за фотографию с авторской подписью крупную сумму денег. Выручат покупатели попроще,  которые ищут украшение для дома или офиса. На первой «мартовской» выставке публика сможет полюбоваться на работы Никиты Шохова — уроженца Екатеринбурга, который сейчас живет в Москве, и других фотохудожников, одержавших победу в престижном конкурсе World Press Photo. Впоследствии будут и выставки, угождающие массовому спросу — например, «Сто чудес света» и специфические экспозиции вроде фоторепортажа с зоны.

Чистое «ПоЛе»

Художественная галерея, которая уже много лет обитает в свердловской киностудии, не обласкана вниманием государства, и ей приходится платить по всем счетам самостоятельно. Первые пять лет «ПоЛе» существовало в основном за счет багетной мастерской, признается арт-директор галереи Вера Лебедева. Потом заведение вышло на самоокупаемость и даже начало приносить доход, но кризис опять вернул все на круги своя.
Конечно, есть куда более рентабельный бизнес, чем галерея. Изначально мы ориентировались на интеллигенцию, на средний класс, но оказалось, что среднего класса в России не существует. Часто мы открываем выставки без надежды что-либо на них заработать. Так что функция у нас, прежде всего, просветительская.
Вера Лебедева,
арт-директор галереи «ПоЛе»
В «ПоЛе» лишь немногие покупают картины уральских авторов для частной коллекции. Как правило, люди приобретают полотно по наитию, по внезапному зову сердца. Некоторые берут картину на ночь, чтобы «переспать» с ней, почувствовать, подходит она или нет. Иногда посетители «бронируют» полюбившиеся работы уже на открытии выставки и покупают спустя 2-3 месяца, когда экспозиция закончится. 

Все работы стоят по-разному: цена зависит от имени автора, оригинальности стиля и качества работы. Две картины Андрея Елецкого, проданные недавно примерно за 500 тыс. руб., сняли с галереи все текущие финансовые расходы, а вот работы других авторов обычно приходится продать десятками, чтобы удержаться на пороге рентабельности.
Уральские камни засели у Екатеринбурга в печёнках
Уральская столица обречена на сувенирные стереотипы. Или нет
img_0903.jpg

Мы не ориентируемся на массовый спрос. К счастью, у нас есть запасники, и если человеку нужны будут классические пейзажи, мы найдем их там. Места у нас не очень много, мы вешаем картины иногда в два, в три ряда, только бы показать посетителям больше. Сейчас у нас по соседству открылась выставка «Великие импрессионисты». Мы понимаем, что на нее пойдет много людей, которые обычно не ходят в галереи, это неискушенный зритель. Для них у нас найдется живопись попроще.
Вера Лебедева,
арт-директор галереи «ПоЛе»
Цены на свои работы диктует автор, и не всегда его оценка адекватна. Хозяева галереи порой встречаются с художниками, которые уверены в своем невероятном таланте и считают, что их шедевры заслуживают миллионных ценников. Только дело в том, что серьезную инвестиционную ценность имеют только те картины, которые написаны художниками с мировым именем, а таких в Екатеринбурге немного. Но для обычного хранения средств подходит даже самая незамысловатая живопись: «Ни одна картина на моей памяти еще не подешевела»,  — признается Вера Лебедева.

Плодоносный «Антонов»

Иная «картина» складывается в галерее «Антонов», которая изначально ориентировалась на особо состоятельных клиентов. «В Екатеринбурге арт-бизнес развит плохо, поэтому мы работаем с другими городами и даже странами, — признается директор галереи Илья Сологуб. — У нас есть серьезная клиентская база, однако хороших предложений мало. Есть люди, готовые платить за произведения искусства, но сильных авторов и картин недостаточно. В этом году мы заметили некоторый спад: из-за кризиса часть клиентов отложила покупки».

Галерея на Студенческой, 11 выросла из фонда уральского скульптора Андрея Антонова, который ушел из жизни в 2011 году. Тогда наследники провели ряд его выставок, отлили в бронзе несколько работ — и заметили растущий интерес к ним публики. Теперь у «Антонова» есть свои постоянные клиенты, которые не скупятся на произведения искусства: в прошлом году самая дорогая работа, которую здесь продали, стоила 20 тыс. евро. Директор галереи признается: хотелось бы выставлять и продавать и более дорогие картины, но уральские мастера мало раскручены и, в пику утверждению Веры Лебедевой, склонны недооценивать свои работы.

Татищев без головы
В Екатеринбурге назревает скульптурный скандал
Картина — это предмет роскоши, и ее покупка — это «игра для богатых», возможность обрести статус мецената. У нас люди на 80% покупают произведения искусства исходя из собственных симпатий, а не желания заработать или повысить статус. Покупатели понимают, что картину порой бывает сложно продать. Но дешевле она не станет, а если художник начнет «звучать», то может и вырасти в цене. Как правило, стоимость работ взлетает после смерти автора.
Илья Сологуб,
директор галереи «Антонов»
Престиж художника и его работ поднимает участие в международных выставках и  аукционах. А участие в европейской ярмарке может не только прославить того или иного автора, но и принести галерее до 50% годового дохода всего за 7-8 дней работы. Сейчас участие «под ключ» в таких ярмарках стоит до 100 тыс. евро. Впрочем, даже наличие денег не гарантирует успешного попадания в мекку изобразительного искусства: всегда есть толпа желающих, среди которых организаторы проводят строгий отбор.
По мнению Ильи Сологуба, у Екатеринбурга есть прекрасный потенциал: несмотря на репутацию сурового промышленного центра, город мог бы растить из своих художников настоящих звезд. Первые шаги к этому уже делаются, пример тому — фестиваль современного искусства и Уральская индустриальная биеннале. В Екатеринбурге может быть больше галерей, которые ускорят воспитание вкуса у публики.
Скажем, в жилом комплексе из четырех домов могла бы быть небольшая галерея площадью в 50 квадратных метров, она вполне может жить на двух тысячах жильцов этого ЖК. Я не думаю, что эта затея совсем не рентабельная.
Илья Сологуб,
директор галереи «Антонов»
Уральская столица предоставляет своим обитателям возможность не только прикоснуться к прекрасному, но и заработать на нем. Однако для того, чтобы делать грамотные вложения в предметы современного искусства, нужно неплохо разбираться в теме. Читатели ЕТВ могут проверить себя, ответив на вопросы теста.
Комментарии
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
События
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
Не успев остановиться с лета, Екатеринбург спортивный побежал зимой: атлеты в легких куртках подрезают облаченных в пуховики и шубы прохожих. Почему бегать по снегу не только модно, но и полезно — объясняет марафонец Эрик Хасанов.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Городские истории
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
Городские истории
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
В светлом и теплом будущем жители уральской столицы будут наливать кофе прямо из горячего крана и экономить тысячи на отоплении. Как это могло бы быть, и почему переход на закрытую схему ГВС завис в воздухе, разбирался ЕТВ.
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?