Легальные вандалы. Как художники «Стенограффии» вселяют в стены души

08:25, 06 Июль 2015
img_6041.JPG
Фото: Мария Захарова
Роман Екатеринбурга и стрит-арта завязался спонтанно, развивался стремительно и на днях отметил первый юбилей. В масштабе страны столица Урала — едва ли не единственный город, где уличное искусство одобряется властями и понимается жителями.
Пять лет под флагом «Стенограффии» в Екатеринбург приезжают художники из разных городов и стран. Организаторы предоставляют легальные площадки и не особо лезут в замысел райтеров — эскизы заведомо согласованы с администрацией города или иными хозяевами стен и заборов  — МУПами, коммунальщиками, жителями домов. 

В разгар фестиваля ЕТВ пробрался на площадки, где рождается прекрасное, чтобы выпытать у авторов историю — о картинах, о том, как появляются эскизы и силы, чтобы заставить эти стены говорить. Рассказы пяти ярких представителей «Стенограффии — 2015» мы собрали в один репортаж.
img_5981.JPG
Андрей Пальваль. Харьков.

На «Стенограффии» гостит уже третий раз и третий раз оставляет Екатеринбургу птиц.

Пальваля в Екатеринбурге явно ждали: свои — художники, граффитчики — признательны Андрею за стиль. Горожане же, любящие уличные полотна, помнят Гагарина с голубем, которого украинский райтер оставил летом прошлого года на Малышева. 

В Екатеринбурге Андрей Пальваль гостит и работает третий раз и третий раз дарит птиц: первая работа в рамках «Стенограффии — 2013» — «Аист» у «Гринвича». На этот раз птиц будет больше: белые чайки уже кружат на стене Куйбышева, 48. 

«Мы с птицами встречаемся везде и всюду: мы их едим, смотрим на них, спим на подушках, набитых перьями. У нас вообще очень много связано с птицами,  - объясняет свой замысел художник. — Есть птицы, которые всегда с нами — воробьи, голуби, чайки. Будучи в Риме, я увидел, насколько они могут быть наглыми: несмотря на все то великолепие, культурный пласт, который две тысячи лет накапливался, пролетающая живая чайка привлекает к себе гораздо больше внимания, чем все римские руины. Ее кормят с удовольствием, она довольна». 
Куйбышева, 48
Куйбышева, 48

Прямо за корпусом УрФУ художник из Харькова выпустил в небо стаю птиц.

«Я читал газету 1962 года - Los Angeles Times“, если не ошибаюсь. О Юрие Гагарине говорили все. Ведь тогда страна, которая воспринималась в контексте исключительно военном, вдруг неожиданно дает гуманитарный посыл: майор реактивной авиации становится узнаваемым, родным и близким. Тогда я увидел фотографию с птицей, захотелось или скопировать или сделать что-то такое»,  — рассказывает о своей прошлой работе на Стенограффии“ Пальваль.

Мне очень нравится, что не сразу у Гагарина читается посыл. Там есть довольно долгий светофор — 70 секунд, есть время постоять и подумать, поанализировать“,  — говорит художник.
img_5949.JPG
Андрей Пальваль, Харьков:

«Я понимаю, что в Екатеринбурге меня окружают друзья. И приглашают меня сюда тоже друзья. Стенограффия“ — это дружба между людьми — организаторами, участниками и зрителями».

Фото: Мария Захарова
Работа над Гагариным в 2014 году совпала с пиком непонимания между Россией и Украиной. Харьковский художник признается: досталось и ему.

«Меня осуждали. Мне тогда сказали, что у меня ностальгия по совку. Причем, говорили это люди 1992 года рождения, но я особого значения таким уколам не придал. Меня не приняли в октябрята — ну, се ля ви. Я рад, что у меня есть возможность незаангажированно посмотреть на ситуацию. Меня могут колоть мои собратья — они имеют на это полное право, но в то же время я могу присутствовать там, где я хочу»,  — заключает гость с Украины.
img_5996.JPG
Костя Zmogk. Москва.

На «Стенограффии» впервые и сразу же играет по-крупному: за два дня художник закрасил стену трехэтажного барака в центре города.

Идея «Dreamer» пришла к художнику благодаря снам, в картине сочетаются сразу два образа —  силуэт девушки и голова робота. «Здесь никакого прямого послания нет, больше наверно просто красивая картинка,  — утверждает граффити-райтер. — Пусть каждый увидит здесь свое».

Говорим с Костей о вдохновении. «Это вообще сложный вопрос — откуда его черпать? Кто-то ищет и находит в музыке, например. А я постоянно что-то рисую и иногда черпаю вдохновение в своих прошлых работах или в том, что меня окружает. Дом красивый построили — чем не вдохновение»,  — признается художник.
Закатать трехэтажку на Куйбышева Косте удалось за два дня
Закатать трехэтажку на Куйбышева Косте удалось за два дня

«Если брать стрит-арт и граффити в целом, то мы далеко позади от запада. Но у нас есть отдельные художники, которые могут дать фору всем. Например, Тимофей Радя — для меня он один из честных художников, и его работы — настоящий стрит-арт. Он не рисует бездумные красивые картинки, а оставляет послание публике, работает с людьми».
Куйбышева, 40б
Куйбышева, 40б

Фото: Мария Захарова

img_6004.JPG
Андрей Repas. Алма-Ата.

Самый обаятельный гость «Стенограффии». Рисует в Екатеринбурге третий раз и третий раз сталкивается с непониманием аборигенов.

Гостя из солнечного Казахстана тоже ждали с нетерпением: чтобы потусить с обаятельным и улыбчивым Андреем из команды Repas, волонтеры «Стенограффии» выстраивались в очередь.

Нас Андрей встретил с распростертыми объятьями и улыбался все время, даже когда в течение 10 минут солнце дважды сменил ветер и дождь. «А мне такая погода нравится. У нас в Казахстане +35 в тени — работаешь как пластилин. А тут бодрячком»,  — говорит художник.
img_6023.JPG
улица 8 Марта, 127

Стилю своему Repas не изменяет: во дворе у Южного автовокзала оставит несколько улыбчивых коробочек: «Как называется? А я еще не думал даже. Сейчас, посмотрим, люди подойдут, может подкинут мне идею для названия. Они иногда больше видят».

Фото: Мария Захарова
По эскизу — это лесной персонаж в форме коробки, говорит о своем творении автор. «Есть основной эскиз, который подают на утверждение. Но в процессе он может быть дополнен или немного изменен: когда работаешь, подходят жильцы или просто прохожие и иногда такие мысли задвигают, что начинаешь видеть свою же задумку иначе»,  — признается Repas.

Впрочем, не всегда жильцы помогают уличным художникам, даже в Екатеринбурге, где у города, как казалось, взаимная любовь со стрит-артом. «Мы начали работу вечером в пятницу. Только стену закатали, подъезжают три полицейских машины. Взяли нас в окружение, говорят,  все, сейчас поедем оформляться. Но у нас есть бумага: все работы легальные. Полиция в итоге документы проверила и уехала. А выяснилось, что ее вызвала одна пожилая женщина, которая тут живет. Она еще ранее к нам подходила, говорила, что мы тут стены портим»,  — рассказывает Андрей.
img_6011.JPG
Андрей Repas, Алма-Ата:

«Полиция — это фигня, вот в прошлом году, когда у вас работали, в нас кирпичи с девятого этажа кидали!»

Фото: Мария Захарова
Зона творения Репаса рядом с детской площадкой, поэтому, говорит художник, рисунок будет веселым и добрым. Закончить его казахстанский гость планирует до 7 июля. «Дольше нельзя — надо домой возвращаться»,  — признается райтер.
img_6049.JPG
Игорь Mes Crew. Екатеринбург.

В «Стенограффии» участвует впервые. Его миссия — поселить во дворе на Малышева память о дедушке.

Эта история едва ли не самая трогательная и удивительная за все годы фестиваля. Екатеринбуржец Игорь Местный до этого в «Стенограффии» не участвовал. Граффити для него как стиль жизни: из масштабных проектов в связке с друзьями — огромный «Поезд Победы» на Ботанике, который ребята торжественно открыли в канун 9 мая. 

Но была у Игоря мечта: увековечить память деда во дворе на Малышева, 15, где тот раньше жил. Мечта совпала с одной из тем «Стенограффии». За пару дней екатеринбургский райтер вернул родственника-героя в родной двор.
img_6034.JPG
Малышева, 15

Никандр Сафронович Митюнин в войну был летчиком. Теперь на богом убитой будке в родном дворе появился сам дед и его самолет.

Фото: Мария Захарова
Обычно мы просто берем фотографию и рисуем, но для фестиваля этого было недостаточно. Сначала рисовали карандашом, потом на компьютере, в итоге получилось изображение, которое ушло на стену“,  — рассказывает Игорь. На граффити ушло полсотни баллонов краски и три дня — особенности уральской погоды. 

«Обычно мы рисуем граффити,  это, в первую очередь, шрифты. Но на Стенограффию“ предложили совершенно другую работу. Я хотел ее сделать, организаторы оказали мне помощь в реализации»,  — признается райтер.
Малышева, 15
Малышева, 15

Смысл работы, объясняет Игорь, в том, чтобы граффити запомнили. «Деду наверное бы понравилось», — рассуждает художник.
img_6051.JPG
Марина Ягода. Новосибирск.

Вишенка на торте «Стенограффии». Художница влюбила в себя Екатеринбург банкой сгущенки, нынче подтвердит преданность Уралу фронтовичкой размером с пятиэтажку.

Марина Ягода и муж ее Иван — ветераны «Стенограффии». Команда TAK NADO из Новосибирска подарила городу много прекрасных работ — это банка супа и банка сгущенки на Ботанике, 3D-старики на Шейнкмана, «Девушка-фавн» на Гурзуфской и замечательные «День и ночь» на заднике ДК Лаврова.

В Екатеринбурге шутят: нынче фестиваль для Ягод — Ивану дали десяток будочек в центре города, а Марине — целую пятиэтажку на Пионерке. В течение недели на стене дома на Уральской будет обживаться «Фронтовичка».
15.jpg
Уральская, 60

«Фронтовичка», эскиз. По словам Марины Ягоды, разметка заняла 1,5 часа. На граффити уйдет 5-7 дней в зависимости от погоды. Во всяком случае покупать обратный билет девушка-райтер пока не торопится.

Фото: оргкомитет «Стенографии»
Екатеринбургская «Фронтовичка» станет одной из нескольких работ Марины к юбилею Победы. Один фасад уже закрашен в Москве: на улице имени летчицы Екатерины Будановой совсем недавно появился ее портрет. Второй станет работа на Урале. Третью, говорит Ягода, если успеет, сделает в своем родном Новосибирске.

«У войны мужское лицо, так и должно быть. Мужчина должен воевать. Но по статистике и вообще по факту очень многие женщины были на фронте, но об этом как-то мало вспоминают, а мне бы хотелось, чтобы именно этот аспект и был освещен»,  — признается художница.
Уральская, 60
Уральская, 60

На объект Ягода выходит поздно вечером: сначала долго борется с фонарями — их яркий свет мешает художнице нанести разметку.

Уральская, 60
Уральская, 60

Когда фонари завешаны пакетами, художница перемещается к дому.

«Вот как изобразить войну? Как изобразить ее так, чтобы не было ощущения угнетенности и страха, который действительно несет в себе это слово?  — задается Ягода в перерыве между нанесением разметки. —  Эта работа будет здесь, на улице, и она не должна вызывать негативных эмоций. Она должна заставить людей вспомнить и задуматься».
img_6100.JPG
Уральская, 60

Полночь. Марина Ягода во всю работает над чертами «Фронтовички».

Фото: Мария Захарова
«На самом деле, граффити как монументально-декоративное искусство — это все-таки мужская стезя. А разу уж этим занимается девушка, то работы должны отличаться по стилю, — рассуждает о своем стиле художница. — Мне кажется, улице как раз и не хватает добрых, нежных картинок, потому что реклама — это агрессивный фон. Мало добра и мягкости. Улица сама по себе она угловатая, и нежные граффити — это как раз то, чего не хватает нашим российским городам».
8uox2mftcya.jpg
Уральская, 60

Нежное граффити Марины Ягоды в рамках «Стенограффии — 2015»

Фото: Дмитрий Чабанов, пресс-служба фестиваля
«Для нас Стенограффия“ — это тепло,  уют,  доброта и новые возможности. Для меня и для моего мужа это первые и большие объекты, наши неожиданные начинания, когда нас поддерживают. И в Екатеринбурге мы отдыхаем и работаем. Если одним словом… Сейчас, подожди, подберу… нет, не подберу!» — смеется Марина Ягода. Художница говорит, что если останется время, то она вместе с супругом отреставрирует свой первый стрит-арт-объект в Екатеринбурге — банку сгущенки на Ботанике.

«Из работ, которые мы оставили в Екатеринбурге, мне нравятся дедка с бабкой (3D-старики — прим. ЕТВ) и Банки сгущенки и супа“ — это наша первая здесь работа, наш символ, и я до сих пор ей любуюсь. Хотя,  вру. Моя любимая работа — это Девушка-фавн“ на Гурзуфской. Она очень нежная»,  — добавляет Марина.
Комментарии
  • Palesheva Anna, 01 ноября
    Фронтовичка очень жуткая, особенно для тех, кто живёт в соседних домах и поздно возвращается домой по темноте. Огромные глаза из темноты, в спину, никому не пожелаешь таких ощущений. По человечески нужно спрашивать мнение людей, при выборе.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Музыка на ЕТВ
Группа «Мельница»
Группа "Мельница"
От Светланы Зенковой
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
Сумма за неделю
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
От Светланы Зенковой
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?
«Дагестанцы умеют Родину любить». Уральский рукопашник — о патриотизме
Городские истории
«Дагестанцы умеют Родину любить». Уральский рукопашник — о патриотизме
Наставник юных уральских спецназовцев, инструктор лагеря, где преподаватели закрыли собой детей от выстрелов, в большом интервью рассказывает ЕТВ о том, как воспитать из современных подростков настоящих, а не декоративных патриотов.
Естория. Чистосердечные признания енотов Екатеринбурга
Городские истории
Естория. Чистосердечные признания енотов Екатеринбурга
Они воруют еду и полощут носки хозяев в миске, отбывают пожизненное с крокодилом и имеют прописку в волшебном лесу. Невыдуманные истории реальных полоскунов в честь Дня Енота — на ЕТВ.
Никас Сафронов: «Через мой холст передается энергетика»
События
Никас Сафронов: «Через мой холст передается энергетика»
Черновики к портретам знаменитостей и великие люди, превращенные в кошек, — известный российский художник привез в Екатеринбург свою выставку. И рассказал ЕТВ, как его картины лечат людей и пользуются популярностью у инопланетян.
Измеряем добро в кошельках. ЕТВ проверил уральцев на отзывчивость
Городские истории
Измеряем добро в кошельках. ЕТВ проверил уральцев на отзывчивость
30 кошельков, 3 района Екатеринбурга и 1 выдуманная личность. ЕТВ ввел жителей города в искушение и проверил, много ли доброты и сочувствия сохранили уральцы в кризисные времена.
Естория. Уральцы и их самые отвязные тусовки
Городские истории
Естория. Уральцы и их самые отвязные тусовки
Истории о том, как огненно тусуются известные жители Екатеринбурга заставят кусать локти всех, кто привык проводить свободное время в обнимку с диваном.
«Вчерашние рейверы ходят и молятся»: создатель «Птюча» — о смене эпох
События
«Вчерашние рейверы ходят и молятся»: создатель «Птюча» — о смене эпох
Главред легендарного «Птюча» и «Time Out Москва» приехал в Екатеринбург в новом амплуа: спустя годы он вернулся в прессу, возглавив PR необычного телеканала. О временах и нравах Игорь Шулинский рассказывает на ЕТВ.