Электронный Гутенберг: Ridero меняет книжный рынок

11:00, 10 Август 2015
23_2.jpg
Фото: garden-of-geniuses.ru/files/gallery/23_2.jpg
Смерть бумажных издательств и перемены в массовом сознании, идеальный мир будущего, где каждый писатель найдет читателя, преимущества «50 оттенков серого» над «Гарри Поттером» — об этом рассказывает литературный деятель Александр Гаврилов.
Александр Гаврилов известен как литературный критик, редактор, глава некоммерческой организации «Институт книги». Он также возглавляет кафедру проектов в сфере культуры Высшей школы экономики, руководит Московским международным книжным фестивалем, входит в состав жюри многочисленных литературных премий, таких как «Большая книга». Последним его значительным шагом на книжном поприще стало создание электронной издательской платформы Ridero, где каждый может легко стать писателем, продающим свое творение на Amazon, Bookmate или ЛитРес. По просьбе ЕТВ Александр Гаврилов рассказал о том, что ждет самую читающую страну в ближайшем книжном будущем.

В последние годы на книжном рынке появились электронные издательства и платформы типа Ridero. Что будет с традиционными книжными издательствами?  Они, конечно, вымрут. Но не все. Книжный рынок по всему миру стагнирует, это особенно заметно по большим ярмаркам — франкфуртской, лондонской. Конечно, есть несколько регионов-исключений, это Китай, Индия, где много людей выходит из нищеты и безграмотности к очень большому достатку. И как на всяком стагнирующем рынке, в издательском деле происходит жесткое разделение на великанов, которые забирают себе львиную долю выручки, и малышей, вынужденных довольствоваться остальным. Весь блок средних издательств, который последние 80 лет формировал книжный рынок, постепенно будет исчезать. Для них остается только два варианта — быть поглощенным большой издательской группой, как это происходит все с новыми и новыми издательствами, или исчезнуть вовсе, скатиться в микроиздательство, которое состоит из 1-2 двух людей и ряда помощников, разбросанных по всему земному шару, которые помогают заниматься версткой или корректурой.

На всяком рынке есть много игроков — таковым является даже каждый конкретный читатель, который покупает или не покупает книжку. И оказалось, что на книжном рынке у одного игрока есть очень важное преимущество — у автора есть то, чего нет ни у кого другого — те истории, которые читатели хотят читать. На протяжении двух тысячелетий способы распространения этих историй менялись. Гомеровские гимны или поэмы пелись, и слушатели собирались вместе и слушали. Затем появились папирусные свитки, которые распространялись по большей части обитаемого света. Они сменились кожаными, пергаментными свитками, и это была огромная революция, которая изменила многое, в том числе, в содержании, распространении, в чтении. Потом появилась бумажная книга, потом печатная. Появление бумажной книги, удешевление производства и обеспечение доступа широкого круга людей даже к допечатным книгам имело революционные последствия. Западная Европа накопила огромное количество знаний, частично заимствованных у арабского мира, частично у других территорий, например, Китая, и смогла развить свою промышленность, военное дело, навигацию таким образом, что оказалась владелицей огромных колониальных территорий. Колониальный мир был в большой мере обусловлен бумажной книгой как информационной технологией.

Каждая из таких замен несет огромные революционные перемены в жизни общества. Сейчас появился электронный текст (или носитель — было бы неверно разделять электронный текст и интернет, социальные сети и другие сферы, покрытые сетью электронных коммуникаций). С одной стороны, его появление, конечно, будет иметь огромное воздействие. Но с другой стороны, есть нечто совершенно незыблемое: люди хотят, чтобы им рассказывали истории. Это не меняется. Мы по-прежнему читаем, теперь с наших электронных средств, ту же песнь о Гильгамеше, которую наши очень далекие представители того же биологического вида разглядывали на огромных каменных клинописных оригиналах. Истории живут поверх технологических оснований, поверх механизмов распространения. 

«Мы породили новое издательское племя»

Селф-паблишинг, к которому принадлежит и Ridero, это система, позволяющая автору свободно распоряжаться своей историей. Еще недавно во времена бумажной печатной книги, чтобы история попала от автору к читателю, нужно было, чтобы некто, не склонный к сочинительству историй, зарезервировал огромное количество бумаги, договорился с печатной фабрикой, отпечатал книги, переплел, поместил на склад, развез по магазинам  и т. д. Без этого широкого читателя было никак не достичь. Системы вроде Ridero снимают с автора зависимость от издателя. Он по-прежнему может пойти к издателю, если очень хочется, но смысла в этом, к сожалению, уже никакого нет. Большие издательства работают с каждым автором как с зернышком, которое угодило между двух жерновов, маленькие уже просто не имеют доступа к печатному рынку, магазинам, прессе и общественной дискуссии. Это грустно, потому что все мы входили в другой книжный мир, но это правда, и закрывать на это глаза было бы странно.

Тенденцию подтверждают и события последнего времени на книжном рынке. Как бы мы не относились к этой книге, «50 оттенков серого“ имела большой успех,  а ведь эта книга была написана и помещена в публичное пространство бесплатно,  затем крошечным,  выполнившим только технические функции издательством из Австралии была выпущена в виде электронной книги,  а уже потом продана многосотнетысячным тиражом. Только после этого ее заметили,  на нее обратили внимание издательства-великаны,  большие кинофабрики и т.д. Ridero позволяет каждому писателю выйти к своему читателю. Мы не обещаем,  что каждое произведение, прошедшее через нас,  станет бестселлером. Мы говорим: «у вас есть шанс,  который никто не отнимет».

Инфографика: Виталий Калистратов, ЕТВ

Смешно сказать, у “50 оттенков серого» нет истории отказа, потому что барышня Э. Л. Джеймс не обращалась в бумажные издательства. А вот другая популярная британская писательница, Джоан Роулинг, автор книг о Гарри Поттере, обращалась и имеет дюжину отказов. Самый переводящийся русскоязычный писатель Европы Андрей Курков рассказывал мне, что отправил 200 писем в разные издательства, прежде чем получил контракт. Ridero снимает с автора эту унизительную процедуру. Вы больше никому не должны доказывать, что ваши книги будет интересно читать. Вы можете просто предложить их читателю. Кроме того, Ridero избавляет автора от некоторых никчемных ограничений.

Есть еще один тип игрока, которому Ridero развязывает руки. Когда человек хочет стать издателем, он не хочет заниматься финансовыми потоками, закупать бумагу, интриговать против полиграфистов или тусоваться с Госдумой, чтобы она принимала какие-то запретительные законы. Он становится издателем в 99,9% случаев потому, что он влюблен в книги, поверьте, даже сегодняшние лидеры рынка. Если человек просто хочет зарабатывать, он идет отсасывать нефть из недр нашей Родины. Книгами занимаются всегда романтики, даже если потом им приходится выглядеть угрюмыми бритыми пацанами. Сегодня ваша любовь ничем не ограничена. Вам нужно только полюбить книжку, поверить, что она нужна читателям, договориться с автором, приобрести у него права и прислать нам договор об этом. И вы имеете возможность продвигать то, что любите, на открытое интеллектуальное пространство.

Так поступают сейчас, например, переводчики с японского. Мы знаем Митьку Коваленина, который перевел Охоту на овец“ Харуки Мураками. Но мы знаем, что издательство, в которое пришел Коваленин, сказало ему: ты что с ума сошел? Перевод с японского? Эту нудятину будут читать?“ И Митька был вынужден найти 100 тыс. долларов, чтобы эта книжка пошла в печать. Переводчикам с японского всегда трудно уговаривать российские издательства, потому что они консервативны и мало во что верят. Теперь переводчики вешают книжки к нам. Они продаются, обсуждаются, читаются. Странным образом нам казалось, что мы уничтожим издательское племя. А мы родили новое. Мы позволили каждому, кто любит книжки, любить их деятельно, сделать это делом своей жизни. Для меня как для человека, который завязан на книжный мир, это очень большое дело.

Комментарии
Уголок ностальгии по СССР открылся рядом с площадью 1905 года
Развлечения
Уголок ностальгии по СССР открылся рядом с площадью 1905 года
Фотоаппарат «Зенит», пылесос «Вихрь», телевизор «Рекорд» и масса других вещей, чьи названия ласкают постсоветское ухо, в серпасто-молоткастом репортаже ЕТВ.
Афиша не для всех: пишем контрольные и вспоминаем императриц
Развлечения
Афиша не для всех: пишем контрольные и вспоминаем императриц
Внеплановый выходной настроил горожан на расслабленный лад, и вот уже подобрался традиционный уикенд. Какими событиями закрепить эту необычную семидневку, рассказываем в нашей пятничной афише.
Женское лицо афиши не для всех: где отпраздновать 8 Марта?
Развлечения
Женское лицо афиши не для всех: где отпраздновать 8 Марта?
Нашей внеочередной афишей мы обязаны слабой половине человечества — завтра вся страна отдыхает в честь 8 марта. Можно отоспаться, а можно начать середину недели бодро и устроить марафон по праздничным мероприятиям.
Сумма мнений Σ
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
"Страсти Христовы" в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект "Греческие пассионы"
От Светланы Зенковой
Миллионы роз и западная угроза. В Кольцово готовятся к 8 Марта
Развлечения
Миллионы роз и западная угроза. В Кольцово готовятся к 8 Марта
К Международному женскому дню цветы подвозят самолетами, а само количество букетов и прибыль с них считают миллионами. Розы из Кении, тюльпаны из Голландии и паразиты из США — в предпраздничном репортаже ЕТВ.
Сумма мнений Σ
Антикоррупционный митинг
Антикоррупционный митинг
От Светланы Зенковой
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.