Во дворе дома в Верхней Пышме ребенка засосало под землю

20:41, 07 Апрель 2016
146.jpg

Фото: «Новый регион»

Мальчик гулял во дворе, где до этого коммунальщики вели раскопки и оставили после себя болото. Его стало засасывать, но, к счастью, вовремя подоспели родители.
Происшествие случилось возле дома № 2 по улице Щорса в Верхней Пышме. Некоторое время  назад двор дома раскопали, чтобы заменить трубы, и теперь там осталось болото, рассказывают местные жители корреспонденту «Нового региона». 13-летний мальчик провалился в одну из ям, и его стало засасывать. К счастью, на помощь вовремя подоспели родители, которых позвал брат пострадавшего.  «Выбегаем, а он уже почти по пояс в земле, потянули его и вытащили. Смотрим, а ноги-то босы — сапоги засосало»,  — вспоминает отец подростка.
Отец и сын измеряют глубину ямы
Отец и сын измеряют глубину ямы

Фото: «Новый регион»

Одна из местных жительниц рассказывает, что злосчастный двор называют «Бермудами» — после замены труб участок не стали ни равнять, ни класть асфальт, а просто присыпали землей. «До этих домов никому нет дела, тем более до благоустройства — здания давно предназначены под снос, но его сроки постоянно отодвигаются. А жителям приходится мириться с жизнью на помойке»,  — негодует свердловчанка. Ей вторят другие жильцы, вспоминая недавнюю историю — приехавший за мусором КамАЗ завяз рядом с мусоросборником, завалился, едва не утонул. Поэтому баки перенесли в другое место.

Местным жителям предложили звонить в городской «Водоканал», но там отметили, что они здесь ни при чем — раскопками занималась подрядная организация.

Екатеринbook: родная речка
Изучаем берега Исети
Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».