Оконные трагедии продолжаются. Умер четырехлетний малыш

17:25, 01 Июль 2013
fotopreview_458_340.jpg
К каждому пластиковому окну впору приклеивать ярлычок-напоминание для родителей: следите за окнами, закрывайте, заклинивайте ручку, чтобы ребенок не смог открыть.В минувшую субботу из окна 5 этажа выпал 4-летний малыш. Мальчик не выжил.
Врачи отмечают, что все больше детей поступают в больницу после падения с высоты. В прошлом 2012 году в Детской городской клинической больнице № 9 было принято 40 малышей, выпавших из окон. Всем им было от года до 5 лет. Двое погибли. За текущий год в больницу уже поступило 20 детей, и среди них один погибший, тот самый 4-летний мальчик.
Как правило, дети выпавшие из окон получают тяжелую сочетанную травму, сопровождающуюся повреждением центральной нервной системы, внутренних органов, конечностей. Им требуется длительное лечение и реабилитация.
Телевидение мнений присоединяется к управлению здравоохранения и медикам Екатеринбурга с просьбой быть внимательнее к своим детям и следить, чтобы малыши не подходили к открытым окнам.
Комментарии
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Людмила Улицкая в прямом эфире
Музыка на ЕТВ
АЙФО
АЙФО
От Светланы Зенковой
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Городские истории
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Спортивная арена, посмотреть которую приехал Виталий Мутко, когда-то была велодромом. А трамплин на Уктусе и вовсе вырос на голом энтузиазме. ЕТВ продолжает рассказ о легендарных объектах с богатой биографией и большим будущим.
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Городские истории
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Наш герой очень хотел провести жизнь в букинистическом магазине, но что-то пошло не так. «Пришлось зарабатывать», — признается бизнесмен и уральский политик Антон Баков. Однако кое-что напечатать и продать ему удалось.
Красная книга уральского бизнеса
Городские истории
Красная книга уральского бизнеса
Традиционные виды предпринимательства чреваты суровой конкуренцией, поэтому некоторые свердловские бизнесмены включают креативность и уходят в необжитые ниши. Пощадит ли уникумов бесстрастная эволюция рынка?