На Эльмаше погибла девочка. Пьяный на «семерке» сбил пешехода на обочи

10:01, 19 Июнь 2014
18ijunja_dtprebenok.jpg
Пьяный водитель «ВАЗ-2107» сбил насмерть 7-летнюю девочку, которая шла по обочине во дворе жилого дома на Эльмаше.
Трагедия произошла 18 июня около 17.00 во дворе дома № 17 по улице Ползунова. По словам очевидцев случившегося, «семерка» летела на большой скорости и сбила девочку, которая шла по обочине спиной к автомашине.
undefined

После удара водитель протащил ребенка на капоте порядка 50 метров. А когда машина остановилась, девочка отлетела вперед еще на 5 метров. Более того, шофер прибегнул к торможению уже после того, как сбил пешехода. От полученных травм школьница скончалась на месте происшествия.
undefined

Водитель автомобиля 1981 года рождения был лишен права управления несколько месяцев назад на полтора года за управление транспортным средством в состоянии опьянения. Однако сел за руль вновь пьяным. По словам начальника ГИБДД Екатеринбурга Вячеслава Горева, водитель находился с явными признаками алкогольного опьянения. А в салоне транспортного средства нашли алкогольную продукцию.
undefined

Фото — ГИБДД Екатеринбурга
Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Городские истории
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Наш герой очень хотел провести жизнь в букинистическом магазине, но что-то пошло не так. «Пришлось зарабатывать», — признается бизнесмен и уральский политик Антон Баков. Однако кое-что напечатать и продать ему удалось.
Красная книга уральского бизнеса
Городские истории
Красная книга уральского бизнеса
Традиционные виды предпринимательства чреваты суровой конкуренцией, поэтому некоторые свердловские бизнесмены включают креативность и уходят в необжитые ниши. Пощадит ли уникумов бесстрастная эволюция рынка?