Что ж за мужья такие пошли? Жуткие подробности трагедии в Ивделе

16:57, 11 Октябрь 2013
p1280116_df45b0327b4805756644890c658d19e5600_1.jpg
В громкой ивдельской трагедии, когда мать спасала из горящего дома приемных детей, погибла сама и не успела вынести одного из сыновей, получила жуткий разворот. Следователи подозревают, что муж и отец трех совместных детей во время трагедии
Версия, что не проводку в доме не замкнуло, а приемному папе надоело воспитывать чужих, у следствия появилась почти сразу. Слишком уж странным показался тот факт, что уходя из частного дома в квартиру, мужчина прихватил родного ребенка, оставив всех приемных.
Мать успела вывести почти всех детей, кроме одного. Спасая его, она погибла. Все дети находятся в больнице, диагноз — отравление угарным газом.
По сообщению газеты, многодетный отец в тот день приболел и ночевал вне дома, чтобы малышей не заразить. С собой он взял лишь одного ребенка, родного сына. Всего детей в семье 9: трое своих, шестеро приемных.
К счастью, версия себя не оправдала. В следственном комитете ЕТВ рассказали, что подозрения уже рассеялись. Точно известно, что отец не виновен. Во-первых, его допросили, а во-вторых, нашлись свидетели, которые смогли подтвердить, что мужчина в ту ночь из дома не выходил.
Комментарии
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Свердчеловек. Как я живу по законам души и бизнеса
Городские истории
Свердчеловек. Как я живу по законам души и бизнеса
Очередной герой сериала «Свердчеловек» не боится миксовать заколачивание денег и магию: миллионер и бизнес-тренер Сергей Ли рассказывает, как идет одновременно по двум путям — придумывания бизнесов и духовного равновесия.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.