Яровые vs «сетевые»: чья возьмет в битве за Цифру?

15:12, 24 Июнь 2016
cifra.jpg
Иллюстрация: orig03.deviantart.net/6cb3/f/2010/188/9/0/control_by_lith
Сегодня Госдума приняла «пакет Яровой» — ряд поправок, ужесточающих антитеррористические меры в стране. По просьбе ЕТВ юрист Артем Путинцев рассказал, почему от обновленного законодательства пострадают и общество, и бизнес, и власть.
Итак, неизбежное близится – сегодня всероссийский принтер, уходя на заслуженный отдых после пятилетних праведных трудов, принял пресловутый «закон Яровой – Озерова» о борьбе с терроризмом и экстремизмом. Тот самый закон, который, по сути, кардинально меняет ландшафт и сотовой связи, и интернета, и вообще работы с данными в России как таковой – но вот незадача: никак не помогает в борьбе с экстремистами и террористами. 

Впрочем, сегодня в обществе в принципе не принято ожидать чего-то хорошего от бумаги с Охотного ряда, на которой сверху стоит фамилия «Яровая». Как известно, Ирина Анатольевна — не просто юрист по образованию, а бывший прокурор. «Синие мундиры» в умах общества не особо ассоциируются с такими понятиями, как права человека, свобода слова, свобода СМИ и иже с ними. Не говоря уже о правах молодого поколения, возникшего в эпоху постиндустриальной экономики и всеобщей Цифры. 

Тень над Исетью
Бла-бла-бла-бла. Так говорили Глубоководные, поклонявшиеся Дагону, выходившему из пучины вод.

Выплеснуть младенца

Но вернемся к закону. Основная идея его, как известно, заключается в том, что все участники телекоммуникационного рынка (прежде всего, разумеется, «Большая тройка» и интернет-провайдеры) обязаны минимум полгода хранить у себя абсолютно все данные пользователей и по первому свистку предоставлять их правоохранителям и борцам с ужасными экстремистами. АБСОЛЮТНО ВСЕ данные. Переписку, телефоны, мессенджеры, соцсети, биллинг звонков… Короче, «Враг государства» с Уиллом Смитом и Джином Хэкманом смотрели? Вот такая же фигня.

Никто не спорит – в эпоху Цифры опасность всяческого разнесения сквозь Web 2.0 любого рода идей возрастает многократно. И бороться с этим надо, иначе будет плохо всем. Недавняя история с «группами смерти» Вконтакте это доказывает. Но вот чего организаторы этой борьбы не учли - того, что в результате прихлопнутыми окажутся не террористы, а весь цифровой и интернет-бизнес в стране. И вместо того, чтобы помочь гражданам, они только шире откроют ворота в подпольный, «темный» интернет» с продажей оружия и наркотиков, неподвластный Минкомсвязи. С самыми что ни на есть благими намерениями.

Однако первыми удар почувствуют отнюдь не граждане, а все тот же бизнес. Неудивительно, что первыми забили тревогу именно члены «Большой Тройки», ведь их расходы на хранение данных повышаются не в разы, а на порядки. Тот же МТС оценил примерные затраты сотового рынка на это дело в 23 миллиарда долларов, и это при том, что суммарный доход «тройки» и Tele2 за ВЕСЬ 2015 год, как сообщается, не превысил цифру в 18. Где взять еще 5 миллиардов – знает, видимо, г-жа Яровая, и только. 
Уральцы подписались под огненным спичем Потапенко
Выступление «новой звезды» российского бизнеса вызвало бурную реакцию на Среднем Урале.
Пока мы не считали затраты, которые придется понести в связи с принятием «пакета Яровой», ведь в него вносили много корректировок. В любом случае, приказы не обсуждаются, так что нам придется выполнять требования закона. Отмечу, что в существующих сотах невозможно хранить теперешние объемы данных даже полгода, ведь сейчас наши абоненты скачивают в среднем 320 терабайт интернет-траффика в месяц. Число абонентов растет, контент тяжелеет, так что со временем затрат будет все больше. Даже хранение записей звонков и SMS меньшее зло по сравнению с интернетом.
Алена Ярушина,
пресс-секретарь компании "Мотив"
Вот, кстати, давайте и за приборы поговорим. Ведь даже ежику в тумане будет понятно, что для хранения терабайтов всей необходимой, согласно законопроекту, информации есть только два пути – либо увеличивать количество серверов, либо их мощность. А в идеале – и то, и другое. По экспоненте. Строить новые дата-центры и обеспечивать их необходимым количеством энергии у властей сейчас нет ни времени, ни денег, ни желания. К тому же, как правильно заметили журналисты РБК, по этому закону российские компании должны передавать не только открытые данные, но и зашифрованные. При этом ключей от шифрования у них нет. И, что характерно, быть не может. А те же Viber или Telegram исходных кодов не выдают абы кому. А уж тем более государству.

Кто-то, возможно (да что там возможно – почти наверняка) скажет: мол, ну и чего тогда кипиш на болоте подымать, если это все равно нереализуемо? Обычный популизм в предвыборный год, помноженный на рвение Яровой и всеобщую антитеррористическую истерию после европейских терактов и расстрела в Орландо. Можно, конечно, посчитать и так. А можно просто подумать о том, что мы с вами вынуждены будем платить на порядок больше и за телефонные переговоры, и за сидение в сети. Без которых нынче не только личная жизнь, но и нормальная работа невозможна. О том, что принятие закона практически убьет самый развивающийся сегмент отечественной экономики - телекоммуникации. И даже не просто самый развивающийся – а, пожалуй, единственный реальный «локомотив», который способен создать в России действительно инновационное будущее. Хотя бы когда-нибудь. О том, наконец, что принятие этого закона никак не оградит нас с вами ни от шахидов с поясами, ни от свихнувшихся стрелков, ни от инфовакханалии по очередному, скажем, «экстремистскому» поводу насчет Донбасса.
Призрак монархизма забродил на Урале
В последние дни в России громко заговорили о реставрации монархии. Почему и для чего?
«Пакет Яровой» — это плохо, как и любое ущемление прав граждан, даже таких ненужных, как миссионерство, даже такие ненужные, как хранение траффика. Я не вижу в этих поправках ни одного положительного момента. Многие страны борются с терроризмом, но я нигде не слышал, чтобы принимали такие законы. Я думаю,  это делается для более плотного контроля за обществом. Разве у нас есть разгул терроризма? Если в Ингушетии или Дагестане есть проблемы, принимайте меры там, но почему же мы должны страдать? Тем более, что изменения отразятся на нашем кошельке — хранение информации требует безумных расходов, которые возложат на граждан. К счастью, как писал Салтыков-Щедрин, «суровость российских законов смягчается их неисполнением».
Федор Крашенинников,
политолог, писатель
Несколько дней назад вышел очередной эпизод «Игры престолов», посвященный битве за Винтерфелл и Север. Уже, кстати, признанный критиками и зрителями лучшим пока что за все время существования самого популярного сериала современности. Так вот, ирония эпизода для очень многих фанатов заключалась в том, что кто бы ни победил в итоге — Джон Сноу или Рамси Болтон, «хороший» или «плохой» бастард, от этого проиграют обе стороны. Ситуация с «законом Яровой-Озерова» в последние дни близка к скатыванию именно в эту точку невозврата — как для власти, так и для интернет-бизнеса и граждан. Но время еще есть. Пока есть.
Комментарии
Политота от енота. Темное прошлое и далекое будущее избиркомов
Политика
Политота от енота. Темное прошлое и далекое будущее избиркомов
В этой части политического детектива от ЕТВ наш пушистый кандидат Василий Теркин срывает покровы с технической стороны выборов губернатора, которые пройдут в Свердловской области осенью.
В Свердловской области за два часа проголосовали 5% всех избирателей
Политика
В Свердловской области за два часа проголосовали 5% всех избирателей
В региональном избиркоме отмечают, что явка на нынешние выборы превышает показатели предыдущих парламентской и президентской кампаний.
Эксперты: уральцы рано радуются разблокировке Турции
Политика
Эксперты: уральцы рано радуются разблокировке Турции
Теракты в Стамбуле стали катализатором для улучшения российско-турецких отношений — пресс-служба Кремля анонсирует снятие ограничений на туристические поездки в страну. ЕТВ узнал, что по этому поводу думает уральский турбизнес.