Во все тяжкие: как в лабораториях УрФУ крыс пытают наркотиками

14:10, 15 Июнь 2015
laba41111.jpg
Фото: Оксана Маклакова, ЕТВ
ЕТВ заглянул в единственную в Свердловской области нарколабораторию, которой рады и полицейские, и ученые. Здесь исследуют изъятые у наркодилеров вещества, чтобы добавить их во временный, а затем и в единый реестр запрещенных препаратов.
Нарколаборатория раскинулась сразу в двух корпусах Уральского федерального университета. Во все тяжкие химики пускаются в здании на улице Мира: здесь изъятые у барыг вещества проходят спектральный анализ. Лаборанты заливают раствором порошки и исследуют их состав. 

Чаще всего, признаются химики, им приходится работать с веществами из так называемых «спайсов» — их приносят только в виде порошка. Но пару раз в руки химикам попадались найденные в закладках наркотики — их принесли в лабораторию полицейские.
laba5.jpg
Нарколаборатория УрФУ

Каждый раз ученым приносят новые наркотики: за непродолжительное время в базе химиков УрФУ скопилось уже около 90 видов веществ.

Фото: ЕТВ
«Как химик-синтетик я думаю, что придумать новый наркотик ничего не стоит. Синтезировать — может быть, подольше. Но у человека с богатой фантазией много времени не займет. День-два»,  — признается заведующий химической лабораторией Олег Ельцов.

Химики с богатой фантазией могут придумывать разные формулы наркотиков хоть каждый день, говорит эксперт. Модификация структуры дает не только повод убежать от закона, но и новые эффекты. Отслеживать такие явления крайне сложно. Кроме того, уходит время на их анализ.
Олег Ельцов, химик-синтетик
Олег Ельцов, химик-синтетик

Ученый признается, что на исследование уходит от минуты до часа, но это только лишь в том случае, когда вещество уже попадало в лабораторию ранее. Состав неизвестного легальной науке вещества химики могут разгадывать хоть сутки.

Ученые и силовики сотрудничали внештатно последние несколько лет: особо мощный прилив  «спайсов» на Средний Урал был зафиксирован в 2013-2014 годах. Однако давать официального заключения химики УрФУ не могли, поэтому только помогали с исследованием состава. Легче стало, когда к работе лаборатории подключились биологи.

Эпицентр легальных опытов находится в корпусе университета на улице Куйбышева. Тут, что называется, вещества тестируют на живца. Главные помощники ученых-биологов — крысы. Наркотики в их организмах появляются разными способами - с помощью инъекций или в виде добавки в еду. В отдельных случаях для подопытных сооружают нечто наподобие курительных комнат. 

Далее ученые следят за реакциями животных и фиксируют происходящее на камеру.
Как крысы реагируют на наркотики

Видео: ЕТВ

«Исследования в биологической лаборатории ведутся достаточно длительные. Каждое испытание мы проводим на пяти крысах или мышах,  — говорит Юрий Моржерин, заведующий лабораторией. — Сначала проверяем, как в обычном состоянии ведет себя по отдельности каждая подопытная особь, а далее — как они ведут себя под действием наркотиков».

«Приходы» у каждой крысы проявляются по-разному, рассказывает Моржерин: бывает, падают без задних лап и даже не шевелятся, а бывает — прыгают на стены. Но с каждой особью ученые работают лишь один раз: как и у людей, у крыс слишком быстро развивается привязанность к «синтетике», а при таком раскладе гарантировать чистоту эксперимента невозможно.
Нарколаборатория УрФУ
Нарколаборатория УрФУ

Фото: ЕТВ

Как ученые помогают полицейским бороться с наркомафией, мы обсудили в «Переломке» на ЕТВ.
Переломка. Ученые и полицейские - вместе против наркотиков

На базе УрФУ открылась первая в области нарколаборатория. Теперь экспертизы синтетических наркотиков можно будет делать, не уезжая в соседние регионы.

Комментарии
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.