В зоопарке появился Чижик! Вылупился первый птенец у венценосных журав

12:54, 19 Февраль 2014
zoo3.jpg
Пара венценосных журавлей в Екатеринбургском зоопарке стала родителями — 1 февраля вылупился долгожданный птенец. Это первое потомство журавлей в зоопарке.
Венценосные журавли были привезены в зоопарк в 2001 году совсем молодыми птицами.  Здесь пара Ромашка и Фантик повзрослела, птицы приобрели яркую окраску, а еще у них красивый головной убор в виде пушистой короны.
undefined

Как говорят в зоопарке, процесс рождения происходил в инкубаторе, поскольку у Ромашки нет материнского инстинкта — она выращена искусственно. А пока птенец проклевывался из яйца — это затянулось на трое суток — сотрудники секции орнитофауны несли круглосуточную вахту.
«Птенец проклевывается в течение целого дня, затем еще сутки лежит не вставая, и на третий день его начинают вскармливать. Кормят и поят его из шприца измельченной в блендере смесью сухого корма, зелени, вареного пшена и витаминной смеси. Затем птенец окреп, и, несмотря на то, что еще не очень уверенно стоял на ногах, на пятый день уже научился кушать сам»

— Ксения Иванова.

undefined

Первое время Чижик, так назвали малыша, требовал к себе внимания, пытался бегать за сотрудниками, считая их своими родителями. А когда сотрудники зоопарка уходили, начинал активно звать, издавая громкие звуки, поэтому чтобы птенцу не было одиноко, ему стали включать радио.
Сейчас Чижик стал более самостоятелен, питается той же смесью с добавлением творога и вареного яйца, а также очень любит мучных червей.
Фото — Екатеринбургский зоопарк
Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».