Уральская жесть. Рассматриваем Екатеринбург со стороны новостей

11:00, 02 Декабрь 2015
ekb3.jpg
Екатеринбуржцы каждый день узнают новости о своем городе — открылся музей, пропал ребенок, снесли дом. Какие вести со Среднего Урала долетают до жителей других регионов России? ЕТВ выяснил, каким видится наш город людям из-за ЕКАД.
В 2008 году вышла книга Виктора Пелевина под названием «П5: прощальные песни политических пигмеев пиндостана». В рассказе «Некромент», который вошел в нее, изложена жуткая история о генерале-оккультисте. Высокий чин убивал молодых сотрудников ГИБДД и подмешивал их прах к смеси для производства «лежачих полицейских». В финале повествователь отмечает, что новость прошла незамеченной в потоке подобных сообщений:

«16 мая 

  • Медсестры заклеивали брошенным младенцам рты
  • Застрелившийся милиционер сжигал коллег в печурке
  • Тайна кладбища секс-рабынь: главный сутенер убил и закопал в лесу собственную дочь» 

Жители Екатеринбурга, которые читали эту книгу, могли узнать первый из трех перечисленных заголовков: за некоторое время до выхода «П5» в уральской столице действительно был скандал, связанный с ЧП в отделении отказников детской больницы на Уралмаше — там медсестры прекращали плач маленьких сирот с помощью скотча. История быстро отшумела, ведь в информационной повестке уральской столицы всегда хватало новостей, от которых волосы встают дыбом.
Екатеринбург начал зарабатывать славу треш-столицы России в девяностые, однако причина была не в разгуле преступности: в городе был хорошо развит медиарынок, резво работали пресс-службы силовиков, а кроме того, на сцену региональной журналистики вышел яркий выпускник УрГУ Иннокентий Шеремет и его «Телевизионное агентство Урала». ТАУ стало настоящим брендом Свердловской области, а его фирменные заставки и коронные фразы, такие как «горноуральский ужас», прочно вошли в фольклор.
Мы начали делать новости больше 20 лет назад. Тогда показалось, что подавать жесткие новости с юмором интереснее. С того времени я ни разу не пожалел, что решил делать новости именно так. Почему не угасает интерес аудитории к подобного рода новостям? Это человеческая природа, против нее очень сложно переть. Если мы сосредоточимся на положительных новостях, то нас перестанут смотреть, рейтинги программы сразу упадут до нуля, тогда придется распустить команду. Да, кому-то кажется, что мы переходим нравственную грань. Особенно обиженным убийцам, наркоторговцам и чиновникам-коррупционерам, про которых мы рассказываем. На этот счет много толков. Возможно, на заре своего творчества мы эту грань и переходили, но не сейчас. Мы ведь не всегда юморим и жестим в новостях. Со времен 90-х многое изменилось. Если тогда практически каждый день выходили новости о жутких кровавых расправах, то сейчас этого нет. Не потому, что мы это не показываем. А просто потому, что этого нет. Единственное, сейчас стало больше пьяных ДТП.
Иннокентий Шеремет,
руководитель Телевизионного агентства Урала (ТАУ)
Заставки Новостей 9 1/2 1994-2000 год

Новости Иннокентия Шеремета "Девять с половиной.

Действительно, с девяностых в Екатеринбурге изменилось многое. ЕТВ решил узнать, каким видится наш город с федеральных высот. Мы спросили об этом журналистов, которые живут и работают в Москве и Санкт-Петербурге, но успевают следить и за уральской повесткой.

«От Екатеринбурга остается один Breaking Mad»

Татьяна Пашкова, Slon.Ru

«Что касается так называемой политики, Екатеринбург, на мой взгляд, превратился в совсем уж болото, и когда я вижу в Facebook какие-то местные новости, даже про Ройзмана, я их просто пролистываю. Мне не интересно, это такие сугубо местные разборки, которые длятся много лет, а то и не первый десяток. Но тут надо иметь в виду, что это чисто моя, если так можно выразиться, деформация — я столько лет писала обо всем этом как журналист и новостник, что мне уже просто тошно от этих всех историй. 

На самом деле, из последнего, что я помню про Екатеринбург — это как раз смешные“ криминальные новости из серии пьяный и голодный екатеринбуржец дважды ограбил доставщика еды“, или вот буквально недавнее — „житель Екатеринбурга случайно убил таксиста, от скуки стреляя с балкона из ружья“. На позитивных вещах, например, на ЧМ-2018, Екатеринбург в федеральной информповестке не выезжает, его там просто нет. А ведь, наверное, мог бы, если бы захотел, при грамотном подходе со стороны мэрии или губернаторской администрации. Остается по итогу сплошной Breaking Mad [интернет-сервис, аккумулирующий новости с дикими и нелепыми заголовками — прим. ред.]».

«Петербург слушает екатеринбургскую музыку»

Светлана Ворошилова, журналист-фрилансер

«Честно говоря, я не слишком в курсе общественной и политической жизни Екатеринбурга, но то, что до меня доходит, заметно выделяет его из общего ряда. Скажем, это единственный известный мне миллионник, где жители избрали мэра не-единоросса. Или где общественность отстояла любимый сквер от посягательств РПЦ (в отличие от того же соседнего Челябинска, где жители почти безропотно отдали РПЦ единственный в городе органный зал). 

Я лучше осведомлена о культурной жизни Екатеринбурга. Все мы тут слушаем екатеринбургские группы, ходим на екатеринбургские спектакли (у нас тут как раз недавно гастролировал Коляда-театр“), восхищаемся работами екатеринбургских рекламных студий. По-моему, ни один город России (исключая Москву и Санкт-Петербург) не привнес в отечественную культуру столько, сколько Екатеринбург».

«Невозможно закрыть глаза на дело Лошагина»

Анна Брыткова, Банки.Ру

«Я узнаю о событиях в Екатеринбурге в основном от друзей и местных СМИ, которые стараются конкурировать с федералами. Какую-нибудь узкую специализированную местную новость иногда  можно очень хорошо прокачать до большой темы. В городе проходят мероприятия с участием федеральных чиновников. Так что для меня Екатеринбург, безусловно, третий после Москвы и Питера центр деловой активности. 

Другие темы, которые не могут не бросаться в глаза — это криминал и политика.  Например, невозможно закрыть глаза и не слышать про очередной суд по делу фотографа Лошагина. В Москве среди моих знакомых уже сложился определенный  круг неравнодушных к этому делу,   понаехавших“ из Екатеринбурга. Как только выходит какая-то новость про Лошагина, мне сразу пишут: А ты слышала, что…?“ Обсуждаемой стала и новость про Илью Гаффнера, который посоветовал россиянам меньше питаться в кризис».

«Москвичи не ожидали такого от Урала»

Мария Лейва, РБК

«Из нашей редакции РБК Екатеринбург никак не смотрится. Почти. Он попадает в повестку, если там сажают Лошагина за жестокое убийство красавицы-модели-жены. Или если мэр Ройзман попадает в полицию. Другие события федеральные СМИ не интересуют. Открытие Ельцин Центра вот отписали, но это тоже громкое событие, куча власти приехало. 

Но если смотреть на город не как журналист, а как понаехавший в Москву“, то народ интересуется Екатеринбургом. Многие мои знакомые говорят, что хотели бы туда съездить, а те, кто были, совершенно честно говорят, что им очень понравилось. И признаются, что не ожидали от Урала такого развитого мегаполиса».

«Выборы мэра и марафон»

Павел Грозный, «Афиша Воздух»

«Стыдно признаться, но о происходящем в Екатеринбурге я не знаю практически ничего. Точнее сказать, что вообще ничего. Последние на мои памяти екатеринбургские новости, которые до меня доползали, если не считать недавнего открытия Ельцин Центра и выступлений ФК Урал“ — это выборы мэра и последующие попытки государственного аппарата его с этого места скинуть. И предыдущие скандалы, связанные с Ройзманом. Поскольку я увлекаюсь длинным бегом, то в курсе, что в Екатеринбурге с недавних пор проводятся марафоны — это событие кажется мне безусловно важным и характеризующим город.

Безотносительно актуальных новостей Екатеринбург мне кажется весьма прогрессивным городом, населенным самодостаточными людьми. Почему я так думаю, вопрос для меня сложный — видимо, сказываются впечатления друзей моих друзей, побывавших в Екатеринбурге, которые дошли до меня. Ну и еще в Москве довольно большая колония уроженцев Екатеринбурга».

Жесть и жисть

Информационная повестка Екатеринбург за последние годы выбралась из тотального треша — мы вспомнили, что Средний Урал славится не только жестью, но и сталью, медью и даже золотом. И все же негативные новости по-прежнему привлекают больше внимания и лучше запоминаются. По мнению преподавателя факультета журналистики УрФУ Всеволода Доможирова, всему виной принцип сенсационности.
Если случится что-то плохое, то об этом обязательно напишут, а если хорошее — нет. Тут работает эффект прайминга. Из СМИ люди получают поток информации, на основе этого у них формируется определенная картинка реальности. Если в СМИ будет один негатив, то, соответственно, у людей будет создаваться впечатление о том, что все плохо.
Всеволод Доможиров,
преподаватель журфака УрФУ
Комментарии
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
Кинотеатр «Колизей»: только российское кино
И снова новые маршруты
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.