Татьяна Савинова: «Медицина развивается, и нам требуется меньше коек»

11:29, 28 Январь 2016
savinova.jpg
Фото: официальный портал Екатеринбурга
Заместитель руководителя екатеринбургского горздрава рассказала ЕТВ, почему не надо паниковать из-за сокращения коечного фонда в стационарах, структурных изменениях в поликлиниках и закрытий некоторых подразделений в больницах.
«Автомобилист» в овертайме вырвал победу
Соперники бились до последнего и к финалу игры подошли со счетом 2:2. Решился исход встречи лишь в овертайме.
Любое сообщение о закрытии отделения в больницах Екатеринбурга или сокращении коек вызывает резкую негативную реакцию у горожан. Первый заместитель руководителя городского управления здравоохранения Татьяна Савинова рассказала: сокращение коечного фонда и перераспределение подразделений — это не попытка сэкономить на больных“, а естественное следствие развития медицинских технологий: теперь для того, чтобы встать на ноги, совершенно необязательно неделями лежать в больнице. 

– В последнее время все чаще сообщается о сокращении коечного фонда в екатеринбургских больницах. С чем это связано? 

 — Это не тенденция последнего времени, а планомерные мероприятия по улучшению организации медпомощи. Коечный фонд мы планомерно сокращаем последние лет 15, за это время количество коек уменьшилось вдвое — с 13 до 6,5 тысяч. Это происходит не потому, что у нас нет денег, а чиновники ничего не смыслят в медицине. Это нормальное следствие развития медицинских технологий. Например, если раньше пациента с переломом ноги мы укладывали в больницу, и он 40 дней лежал на вытяжке, то теперь мы проводим операцию, и через пять дней пациент может отправляться домой. Больных с травмами, слава Богу, больше не становится, соответственно, коек нам надо меньше. 

То же самое можно рассказать про детскую службу. Если раньше детишек с обструктивным бронхитом привозили в стационар и неделю капали им лекарство, то теперь на вызов отправляется бригада с небулайзером и начинает ингалировать маленького пациента еще на этапе оказания скорой помощи. Еще сутки в больнице — и ребенок может отправляться домой.

Мы внедряем лапроскопические технологии, и если  раньше женщина после большой гинекологической операции 10 дней оставалась в стационаре на восстановительном периоде, то сейчас через два дня ей показано амбулаторное наблюдение.  Моему ребенку 22 года, я после кесарева сечения в 90-е лежала 14 дней, сейчас мы выписываем через пять дней, а при спонтанных родах — через двое-трое суток. 

— Как раз количество рожениц, в отличие от пациентов с травмами, в Екатеринбурге растет… 

 — Да, если в 90-е годы ежегодно принимали примерно по 9 тыс. родов, то за прошедший год — статистика сейчас подбивается — этот показатель может перешагнуть за 23 тысячи. Это будет рекорд для города, потому что даже в 80-е годы у нас было около 22,8 тыс. родов за год. Но поскольку сейчас рожениц выписывают быстрее, мы обходимся тем же коечным фондом, что и в 90-е. 

— Последнее сокращение коечного фонда, которое общественность бурно обсуждала на днях, связано с закрытием гинекологического отделения в шестой больнице. Это необходимые меры?

 — Действительно, отделение закрыли, а пациентов перераспределили между сороковой и седьмой больницами. Но, хочется подчеркнуть, что такое отделение — это не поликлиника, которая должна быть в соседнем доме. Понятно, всем хочется, чтобы все, вплоть до нейрохирургии, было расположено в соседнем подъезде, но это невозможно. Многие ежедневно ездят на работу в другой район — так неужели сложно раз в жизни прибыть на операцию в больницу, расположенную в другом районе? Пациентки шестой больницы должны только оценить, что мы перераспределили их между двумя клиниками, которые сегодня имеют самую высокую репутацию. Да, они расположены в других районах, зато там используются совершенно другие технологии. На очередь это никак не повлияет. 

— Сколько коек в стационарах сократили“ за последнее время? 

 — С начала года — 70 коек за счет закрытия гинекологического отделения в шестой больнице и перераспределения его пациентов между седьмой и сороковой и закрытия офтальмологического стационара в первой больнице. На его месте остался дневной стационар. Часть больных мы сознательно переводим на амбулаторное лечение, и если количество коек в стационаре сокращается, то количество коек дневного пребывания — наоборот, увеличиваем. Современному человеку хочется пойти домой, и круглосуточно быть в больнице показано только тяжелым и паллиативным больным, и пациентам на период восстановления после тяжелых заболеваний и операций. Даже пожилые люди, которые любят раз в год  «полежать в больнице, покапаться», могут это сделать в дневном стационаре. 

— А с чем связаны структурные изменения, которые коснулись поликлиники при сороковой больнице? 

 — В 40 больнице последние лет 15 есть территориальная поликлиника на улице Посадской. Исторически эта поликлиника относилась к ЦГБ № 2, потом ее отдали сороковой, сейчас мы возвращаем историческую справедливость,  и „переводим“ поликлинику ко второй больнице. Для больных не поменяется ничего кроме вывески: врачи и порядок работы останутся прежними. Для нас подобные перераспределения — способ сэкономить на управленческом персонале. Помню, когда 16 больницу присоединили к 9, было много криков, однако для пациентов ничего не поменялось, а мы значительно сэкономили на кадровиках, бухгалтерах, управленцах. 
Сумма мнений Σ
Антибиотики. Мифы и правдаТатьяны Солодянкины
От Татьяны Солодянкины
Комментарии
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Полезняк на ЕТВ. Разбираемся в колебаниях валют и множим прибыль
Полезняк
Полезняк на ЕТВ. Разбираемся в колебаниях валют и множим прибыль
В середине февраля курсы валют опустились ниже отметки в 60 рублей, чего не случалось с июня 2015 года. Многие уральцы в панике бросились скупать доллары и евро. Насколько это оправдано и как уберечь свои накопления — читайте в полезняке.
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.