Сытые игры: зачем Екатеринбург отправляет еду на свалку

11:00, 02 Июнь 2015
r.jpg
Иллюстрация: Till Rabus
Каждый вечер в Екатеринбурге тонны еды выкидываются в мусорки прямо из магазинов, в то время как более 8% горожан живут за чертой бедности. Можно ли такое пособие по социальному неравенству обратить на пользу общества, разбирался ЕТВ.
Вам приходилось когда-нибудь выкидывать из домашнего холодильника испортившуюся еду? Подгнившие бананы или позавчерашние пельмени вряд ли дождутся вторичной переработки даже у самой фанатичной хозяйки. Похожим образом поступают продуктовые магазины и общепит. Британские ученые заявляют, что от 30% до половины всей выращенной и произведенной на планете продукции никто не съедает, и колоссальное количество вполне годных продуктов бессмысленно пропадает на свалках.

Выброшенной еды с лихвой хватило бы, чтобы накормить голодающее население Африки, Азии и Антарктиды, но вопрос логистики и перераспределения благ пока не решен. Ученые озабоченно напоминают: пока мы выбрасываем недоеденный хот-дог в ведро, население Земли растет. К концу столетия оно увеличится еще на три миллиарда, а значит, нам стоило бы задуматься о культуре разумного питания и потребления. 

Продукты питания завершают свою жизнь в мусорных контейнерах из-за стечения ряда факторов. Во-первых, это усилившийся контроль за сроком годности в магазинах: за просроченный товар на прилавке заведение может получить от Роспотребнадзора штраф в 300 тыс. рублей, как это произошло недавно с Пятерочкой“ и Верным“. А вскоре штраф может вырасти до 700 тыс.

«В течение прошлого года Роспотребнадзор провел тысячу проверок свердловских продуктовых магазинов, в 956 случаях были выявлены нарушения, — рассказал замруководителя Роспотребнадзора по Свердловской области Дмитрий Козловских. — По сравнению с 2013 годом число нарушений выросло на 20%. При проверках около пятой части мясной продукции и около четверти молочной не отвечают требуемым нормам. Вся эта продукция должна утилизироваться производителем или продавцом. Продукты с истекшим сроком годности также должны утилизироваться».

Нетоварный вид продукта — тоже повод избавиться от гнутых огурцов, печальных придавленных груш или помятых пачек сока. На свалку порой отправляются целые партии продуктов, если образец из партии не прошел контрольной проверки. Та же участь ожидает конфискат. Компании по утилизации продуктов предлагают свои услуги производителям: они готовы безжалостно измельчить товар, чтобы сделать его непригодным для потребления, и захоронить на свалке.

Съесть нельзя выбрасывать

Выброшенная еда — это масса потраченной впустую электроэнергии и ресурсов, тем более что при ее производстве работают такие «грязные» отрасли, как сельское хозяйство, нефтехимическая промышленность и транспорт. Скажем, если вы отправляете в помойку бутерброд с сыром — это равносильно бессмысленному сливу в водосток 90 литров воды. А теперь представьте потери энергии в масштабах наших продуктовых магазинов и сетей.
theweatherchannel.jpg
«Спасенная еда» — проект Роба Гринфилда

Американец целый год питался только на помойках, чтобы привлечь внимание общества к проблеме выбрасывания хорошей еды.

В Екатеринбурге магазины, как правило, имеют собственную мусорную площадку, но нередко выбрасывают просрочку и неформат в общие контейнеры по своему адресу, временами создавая сложности жильцам прилежащих домов. Местные бомжи и малоимущие граждане с готовностью разбирают товары до приезда мусоровоза. Крупные магазины и точки общепита следят за процедурой утилизации более основательно: «Ашан» избавляется от непроданных товаров с помощью пресса, который есть при каждом магазине, «Метро» утилизирует отходы с помощью подрядчиков.

В одной из екатеринбургских сетей нам пояснили, что просрочку они засыпают хлоркой. При этом в городе регулярно возникают специфические «рынки с душком», которые ведут торговлю просроченными продуктами. Сотрудники полиции закрывают их к неудовольствию покупателей-пенсионеров. Просроченный товар для этих рынков «утилизируется налево» магазинами, которые пытаются таким образом нелегально сократить свои убытки. Многие брендовые магазины и точки общепита запрещают своим сотрудникам выносить с работы непроданные или просроченные продукты именно для того, чтобы они не попали на черный рынок и не нанесли удар по здоровью горожан и репутации заведения.

Любой магазин или торговая сеть даже с самым продуманным менеджментом сталкивается с «просрочкой» и изобретает меры по борьбе с нею. Продукты, у которых скоро истечет срок годности, и неформат выставляются с заманчивыми желтыми ценниками, они идут в производство салатов и пирогов, где-то даже сбываются оптом по внутренним каналам. Санитарные нормы разрешают передавать непроданные продукты на корм животным. Однако уничтожить неформатную и просроченную еду проще и быстрее, чем избежать превращения продуктов в «биологические отходы» и заблаговременно найти им применение. Это цинично, но в настоящее время неудивительно.

Еда останется едой

Пример ряда западных стран показывает, что можно обходиться и без утилизации продуктов. Несколько дней назад во Франции вышел закон, запрещающий супермаркетам уничтожать непроданные продукты,  — так власти стимулируют магазины подписывать контракты с благотворительными организациями и вырабатывать схемы пожертвований непроданной еды. В Швейцарии существуют специальные фирмы, оказывающие помощь магазинам: за день-два до истечения срока годности они забирают продукты и развозят их по благотворительным организациям, хосписам, столовым для бездомных. Когда утилизация непроданной еды запрещена или затратна — продавец просто вынужден искать выход и отдавать свои излишки в помощь нуждающимся.

Возникает вопрос: почему бы и в Екатеринбурге не раздавать продукты нуждающимся за день до истечения срока годности? Рынок аргументирует: потому что в таком случае граждане будут откладывать покупки, дожидаясь пожертвований, также это нарушит порядок сотрудничества и конкуренции магазинов и в итоге ударит по прибыли. Для создания жизнеспособной схемы, при которой все продукты находят своего потребителя, нужна и мотивация ритейлеров, и стимуляция со стороны государства, и знакомство с успешным опытом.

Пока же городские продуктовые магазины предпочитают привычно утилизировать неликвид и не пытаются находить продуктам благое применение на исходе срока годности. Официальные“ благотворительные организации также не готовы брать продукты с сомнительной репутацией“, чтобы не ставить свою деятельность под угрозу.

«Несколько лет назад мы получали предложение забрать просроченные продукты. Но, конечно, мы отказались: дело даже не в том, что нас проверяют СЭС и другие контролирующие органы,  — это дело нашей совести, в первую очередь,  — поведала ЕТВ директор екатеринбургской Благотворительной столовой Наталья Овчинникова. — Все продукты мы покупаем свежими. И с тех пор подобных предложений нам не поступало. Качественные продукты, у которых скоро истечет срок годности, нам также не предлагают».

Гражданские инициативы: «Еда вместо бомб»

Однако кроме рынка существует добрая воля граждан. В Екатеринбург несколько лет назад пришло (что характерно, с Запада) движение  „Еда вместо бомб“: по воскресеньям в три часа дня у памятника уральским добровольцам („под варежкой“) на железнодорожном вокзале анархически настроенные молодые и зрелые люди кормят и поят голодных и нуждающихся. Добровольно, бесплатно, без вопросов, вегетарианской пищей. Если вы захотите утолить голод в это время и в этом месте — вы обязательно получите порцию, потому что еда — это право, а не привилегия, считают здесь. Фокус заключается в том, что продукты для приготовления еды активисты обычно добывают из залежей магазинного неликвида, который дожидается утилизации.

«Вчера мы взяли килограмм двадцать огурцов, которые были приготовлены на выброс, около магазина,  — сообщил ЕТВ активист движения, пожелавший остаться неизвестным. — Конечно, часть пришлось обрезать, но вообще — нормальные огурцы, смотрите. Мы приходим к мусорным контейнерам у магазинов, находим там разную совершенно пригодную еду. Конечно, если бы мы выглядели, как бомжи, то охранники, наверное, и близко бы нас не подпустили, а так — удается добыть много полезного и вкусного».
gy9y1e54yaq.jpg
Активисты «Еды вместо бомб» кормят людей «под Варежкой»
Фото: Елена Кормильцева
На бомжей ребята, в самом деле, не похожи, кого-то выделяет ирокез, зеленые волосы или дреды, а кто-то при желании легко бы слился с толпой. Они приносят кастрюли, термосы, мешки с хлебом и печеньем, посуду, еще до их прихода у памятника скапливаются люди с желанием подкрепиться, любезничают, обсуждают новости своей специфической жизни и ждут. Потом едят, просят добавки, благодарят, запоминают рецепт от шеф-повара.

Формат движения был задан в Америке 80-х, с тех пор в мире появились сотни независимых ячеек «Еды вместо бомб». Активисты бесплатно кормят нуждающихся, готовят еду из магазинных излишков, чтобы показать: на планете достаточно еды, чтобы накормить каждого, но огромное ее количество выбрасывается просто так. Людям необходимо пересмотреть свои схемы и принципы. Отказаться от войн, гиперпотребления и пассивной позиции — тогда общество сможет стать более добрым, свободным и сбалансированным.
Международная эмблема организации
Международная эмблема организации

Растяжка на Привокзальной площади Екатеринбурга. Фото Елены Кормильцевой

«У нас есть Яндекс-кошелек для пожертвований, но нам даже не так важно собрать деньги на продукты,  — говорит активист организации. — Мы знаем, где взять нормальную еду бесплатно (не будем объявлять названия магазинов, которые стабильно ее выбрасывают). Мы прежде всего хотим обратить внимание людей на то, что накормить голодного и помочь бедному — просто, для этого не нужно фантастических мер. Для этого нужно желание помочь, собственная активность, и это важнее, чем 50-100 рублей, которыми человек откупается или прикрывается от чужих проблем. Здесь мы не только кормим людей, мы не раз помогали выйти из сложной ситуации, покупали билет на поезд, помогали найти работу. Важно, чтобы люди смогли отстроиться от привычных схем, выйти из круга потребления и увидеть, что своими действиями они могут кому-то помочь, где-то сделать жизнь лучше и осмысленнее. Для этого не нужно взывать к правительству, не нужно что-то взрывать и воевать — нужно самим проявить активность, на уровне человеческих отношений“.

Времена меняются, и дивным образом анархистские лозунги и требования продвинутых правительств начинают переплетаться. Может быть, еда — это первое поле, на котором однажды закончится их противостояние. И судьба продуктового неликвида будет более счастливой и плодотворной, чем сейчас. А пока екатеринбургские ритейлеры ищут благообразные способы избавиться от просрочки“, отдельные сограждане учатся не покупать лишнее и раздавать ненужное, сортировать отходы и проявлять внимание к ближнему.
claaz0fggxe.jpg
Кормление «под Варежкой»

Фото Елены Кормильцевой

Комментарии
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Музыка на ЕТВ
Группа «Мельница»
Группа "Мельница"
От Светланы Зенковой
Сумма за неделю
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
Фидель здесь / Совсем одни / Лексус / Корпоративы / Аксёнова
От Светланы Зенковой
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
События
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
Не успев остановиться с лета, Екатеринбург спортивный побежал зимой: атлеты в легких куртках подрезают облаченных в пуховики и шубы прохожих. Почему бегать по снегу не только модно, но и полезно — объясняет марафонец Эрик Хасанов.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Городские истории
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
Городские истории
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
В светлом и теплом будущем жители уральской столицы будут наливать кофе прямо из горячего крана и экономить тысячи на отоплении. Как это могло бы быть, и почему переход на закрытую схему ГВС завис в воздухе, разбирался ЕТВ.
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?