Сумма мнений: кому повредили «кровавые селфи» из операционной

17:47, 08 Декабрь 2014
monaselfie.png
Целую неделю страна с упоением обсуждает фотографии из операционного блока тагильской больницы. Попавшие в Интернет, растиражированные СМИ и показанные в телеэфире снимки сделали медсестру из Нижнего Тагила мегазвездой — и одновременно мега
Сотрудница одной из тагильских больниц выложила на своей странице «ВКонтакте» фотографии «с работы»: молодая женщина позирует с медицинскими инструментами в руках прямо в операционной, пока ее коллеги оперируют пациента. Фотографии мгновенно разошлись по Сети, тему подхватили СМИ, медсестру «вычислили» и подвергли остракизму. Сейчас 36-летняя женщина удалила и фото, и свою страницу в соцсети, а разгневанные обыватели возмущаются тем, что ее не то что не уволили, но даже премии не лишили.
undefined

Скандальная фотография из операционной Демидовской больницы
Но ведь она никого не убила, не съела сердце пациента, не глумилась над больным (лица которого, к слову, на фотографиях не видно). В сущности это просто фото симпатичной женщины на не самом симпатичном фоне. Кому от этого плохо? Кто в этой истории пострадавший, кроме, очевидно, самой медсестры, которую превратили в козла отпущения?
Конечно, легко вообразить, как жители Нижнего Тагила, которые в последнее время ложились на операцию в Демидовскую больницу, нервно разглядывают фотографии, пытаясь понять, не их ли режут на всю страну. Но пострадавшими в этой истории чувствуют себя не только они, говорит психолог Александр Лесневский. Ведь получается, что от такой ситуации никто не застрахован. Вот лежите вы тихо-мирно на операционном столе, под наркозом, не видите, как над вами заботливо склоняется медсестра, не слышите, как хирург командует «скальпель, зажим» и не знаете, что через полгода фотографии вашего тела в его не самом приглядном виде разойдутся по интернету.
undefined

«Нельзя сказать, что нет пострадавших — пострадавшие все. Люди начинают переживать по поводу помощи врачей, теряется доверие к специалистам, врачи получают пациентов, которые им не доверяют, что никак не облегчает их работу. Если теряется доверие к врачам —, а я знаю случаи, когда люди не ходили к врачу, потому что боялись негативного отношения, — мы получаем потенциальную возможность, что кому-то будет причинен вред»

— Александр Лесневский, психолог. 

Общение с врачом всегда было моментом интимным, сакральным, вторит психологу Валерий Амиров, доцент кафедры печати факультета журналистики УРФУ. Ведь человек доверяет врачу то, о чем не стал бы говорить другим.
«Эти селфи — десакрализация профессии медиков. Общение с врачом всегда было общение интимное, сакральное, потому что ты излагаешь вещи, которые априори не выходят за пределы этой беседы. Если эта сакральность нарушается, то человек чувствует себя абсолютно незащищенным. Он начинает думать, что врач может быть и его врагом»

— Валерий Амиров, доцент кафедры печати факультета журналистики УРФУ

Само медицинское сообщество в этой ситуации тоже выступает в роли пострадавшего, утверждает старший преподаватель кафедры психологии и педагогики УГМУ Александра Казаева. Ведь по одному не слишком умному поступку одной конкретной медсестры будут судить обо всех.
«Пострадали и те врачи, которые соблюдают нормы поведения. Этот случай сейчас спроецируют на всю систему, а она не такая, она гораздо лучше, чем один этот случай. Сейчас нет концентрации на том, что врачи что-то хорошо делают, и общество будет концентрироваться на негативе»

— Александра Казаева, старший преподаватель кафедры психологии и педагогики УГМУ 

Сейчас уже ясно, что никакого сурового наказания медсестре не грозит: ее, в общем-то, даже уволить не за что. В Демидовской больнице, где делались снимки, она не работает уже около полугода, новое место работы — частный медцентр в том же Нижнем Тагиле — на «кровавых селфи» не засвечен, к тому же, Минздраву организация не подчиняется, так что устроить показательную порку «сверху» тоже не выйдет. Правда, делом заинтересовалась прокуратура, и, возможно, история получит не самое приятное продолжение, но в любом случае всем понятно: уголовного преступления тут нет.
«Я оцениваю этот поступок как частный и очень неумный. Не могу сказать, что здесь есть нарушения ответственности, уголовной, административной или гражданской. Говорить о преступлении, о глобальном нарушении я бы не стала»

— Марина Агапочкина, председатель общественной организации по защите прав пациентов

«Ну уволят ее — и что мы этим решим? — рассуждает Валерий Амиров. — Медсестра найдет себе другую работу». Дело не в наказании этой конкретной женщины, которая по глупости подставила себя и коллег. Дело в этичности ситуации в принципе.
«Этично или неэтично фотографировать операционную с пациентом? А если лица пациента не разглядеть? А выкладывать фото в общий доступ? Или не выкладывать, а просто показать кому-то? Гости программы в голос говорили о том, что ни о каких границах этичности и неэтичности речи в данной ситуации и быть не может: Это недопустимо и кощунственно — фотографироваться на фоне операционного поля, тем более без согласия пациента, находящегося в определенной ситуации“

— Анатолий Малахов, начальник территориального отдела Минздрава Свердловской области 

Конечно, никто не запрещает фотографировать в операционной, объясняет Александра Казаева. Но только в тех случаях, когда фото делается для науки. Причем в этом случае у пациента нужно получить разрешение и на съемку, и на использование его фотографии, например, в научной статье или учебнике.
«Фотография в операционной — это не новость. Фотографируют. Но ни один врач себе не позволит сфотографироваться с таким жестом в операционной на фоне операционного стола. Фотография будет носить научный характер, или в крайнем случае врач снимет себя, но никак не попадет в поле зрения операционный стол. Студентов этому обучают с первого курса»

— Александра Казаева

Увы, преподаватель или лукавит, или действительно не знает правды. Истории о том, как студенты фотографируются с трупами, ампутированными конечностями или извлеченными органами, не бог весть какая тайна. «У каждого студента-медика таких фоток полно, и с трупами, и с органами, еще, помню, фоткались, будто откусить кусочек собираемся, — пишет пользователь одного из городских форумов, обсуждая историю с кровавыми селфи. — Ну, может, не выкладывали, некуда было. Но сейчас-то наверняка фоткают и выкладывают».
«Когда эти люди учились, у них не было смартфонов в карманах и соцсетей. Но появляются гаджеты, появляются новые возможности — и нормы за ними не успевают. Профессиональное сообщество должно хотя бы после череды таких случаев обсудить и прописать эти нормы. Буквально: нельзя фотографироваться в операционной»

— Александр Лесневский

undefined

По словам Валерия Амирова, этический коллапс с модой на выставление интимных условий работы в публичное пространство возник из-за того, что развитие моральных принципов общества идет медленнее, чем развитие технологий.
«Ни один кодекс не будет работать, если скандальность опережает моральность, если скандальность становится достоинством, нормой. Это как ребенок, который начинает говорить, но не обязательно приличные вещи»

— Валерий Амиров

Впрочем, нарушать границы люди будут всегда, заявляет Александр Лесневский. Какими бы подробными и актуальными ни были кодексы, люди все равно остаются людьми, и их этическое поведение определяется их общим этическим воспитанием.
К слову, екатеринбуржцы, участвовавшие в уличном опросе корреспондентов ЕТВ, оказались не столь единодушны, как гости студии. «Если лица пациента не видно, то это даже прикольно», «Главное, чтоб фотографии от работы не отвлекали, а так ничего страшного», «Я вообще не понимаю, что в этом такого», — говорят люди на улицах.

undefined

«Внушение принципов этики идет не только на стадии обучения профессии, но и из семьи, из школы, из академии. Их нельзя вызубрить и сдать зачет. Это либо есть, либо нет. В здравоохранении есть свой кодекс, есть и кодекс врача, и принципы соблюдения санэпидрежима. Проблема в выполнении и личной ответственности. Норма есть, но ответственность размыта»

— Марина Агапочкина

Считать историю из Нижнего Тагила частным случаем, который нельзя распространять на медицинское сообщество в целом, мешают два факта. Во-первых, подобные скандалы с неэтичными фотографиями не редкость (в сентябре студентка Казахстанского мединститута выложила в Сеть свое фото с разорванной селезенкой в руках, а буквально на днях из-за похожих снимков уволили сотрудницу Коломенской больницы). А во-вторых, медсестра, выложившая фотографии на своей странице «ВКонтакте», — вовсе не единственная «паршивая овца» среди занятых своим операционным делом врачей. В частности, сейчас уже известно, что кровавая фотосессия в операционной не пройдет бесследно для остальных участников: молодого хирурга, чье лицо руководство Демидовской больницы опознало на фотографиях, ждет дисциплинарное наказание и, вполне возможно, увольнение.
С легкой руки журналистов фотографии из операционной окрестили «кровавыми селфи», но в том-то и штука, что это вовсе не селфи, не «себяшечка»: медсестру и ее коллег снимает кто-то, оставшийся за кадром, кто-то, вообще не попавший в поле зрения журналистов, кто-то, чью этичность почему-то не обсуждают. Более того, если бы медсестра не выложила фотографии в Сеть, всё так и осталось бы если не врачебной тайной, то врачебным секретиком.
«Это не селфи, это фотографии третьего человека, который фотографирует операцию. В этом участвуют несколько человек одновременно. Меня настораживает, что как минимум все остальные смолчали. Получается, в этом нет ничего зазорного для специалиста»

— Александр Лесневский 

Проблема на самом деле гораздо шире, говорит Валерий Амиров. Не надо так зацикливаться на врачах или представителях другой гуманной профессии. Страсть к селфи, жажда получить лайк любым способом — это беда всего современного общества.
«С распространением гаджетов стало можно сделать себя медийным, не будучи профессионалом. Можно показать себя, продвинуть, сделать себя скандальной фигурой и получить некие дивиденды. В карьере медсестре это вряд ли поможет, но в жизни — вполне. Вообще, сейчас разрушается понимание медийности: если раньше она была связана с достижениями, с успехом, то сейчас человек просто хочет заработать лайк любым путем, и чем больше, тем лучше. И зарабатывание лайков осуществляется подчас дикими методами»

— Валерий Амиров

Пока что медийные дивиденды, которые тагильской медсестре принесли фотографии из операционной — со знаком «минус». В глазах общественности из-за одного бездумного поступка она стала однозначно воплощением мирового зла: после вала публикаций в СМИ и телепрограмм только ленивый не плюнул в ее сторону. «Осудили и будет — пусть дальше работают, — рассуждал один из телезрителей во время эфира. — Врачей и так мало. Думаю, что эти люди сделают выводы».
Смотрите эфир программы " Сумма мнений" по теме:

Комментарии
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Развлечения
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Рэпер Ассаи дает концерт уже в эти выходные, в уральском филиале ГЦСИ появляются «Неслучайные связи», а в «Салют» едут Сергей Летов и Олег Шарр. Но и помимо этого в нашей еженедельной афише есть мероприятия.
Музыка на ЕТВ
DAGAMBA
DAGAMBA
От Елены Сальник
Сумма за неделю
Проверки на дорогах / Прочь с пути / Онкологи на доверии / Старики / В законе / Аксёнова
Проверки на дорогах / Прочь с пути / Онкологи на доверии / Старики / В законе / Аксёнова
От Светланы Зенковой
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
Городские истории
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
В Музее Ельцина громкая премьера: 12 декабря пермский Театр-Театр представит постановку #конституциярф. О творческом переосмыслении главного закона страны рассказал режиссер Владимир Гурфинкель.
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
События
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
Раскрываем секреты самого уральского юмористического шоу России.
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.