Сумма мнений: догхантеры — городские санитары или маньяки-живодеры?

17:09, 26 Январь 2015
pes.jpg
В начале января соцсети и СМИ запестрели сообщениями о грядущей масштабной «зачистке» всей страны от бродячих собак, которая якобы была запланирована 20-е число. Массовой бойни не случилось, зато появился повод лишний раз обсудить, что же в
Тысячи перепостов с предупреждениями владельцам домашних собак быть начеку и советами носить с собой антидот — накануне 20 января российские соцсети буквально трясло от страха. Предотвратить трагедию, даже когда стала известна дата, представлялось невозможным: разве что вовсе не выпускать любимую собаку из дома. Но то ли предупреждение оказалось фейком, то ли просто акция прошла куда менее заметно, чем ожидалось, только убитые в этот день собаки в Свердловской области исчислялись парой десятков: несколько животных были отравлены в Нижних Сергах, в Нижнем Тагиле и Среднеуральске.
«Мы были на телефоне круглые сутки — не поступило ни одного звонка от людей, которые видели бы мучающуюся собаку. Предотвратить такую акцию, конечно, невозможно: нужны огромные наряды, которые бы прочесывали местность и круглосуточно стояли и караулили бродячих собак»

— Марина Шарифуллина, руководитель фонда помощи бездомным животным.

Сами догхантеры уверяют, что никаких акций не планируют, а уничтожение бродячих собак — просто будничная, регулярная работа. Более того, никаких «объединений» в их рядах не существует, каждый действует сам по себе.
«Никакой акции не было, я думаю, это выдумали сами так называемые зоозащитники. Все происходит регулярно: никаких специальных акций, никаких специальных дней. Никаких нет сборищ, тайных вече, выездов на больших черных джипах с отстрелом невинных собачек — это все бред журналистов»

— Валерий, догхантер

Догхантер как воплощение вселенского зла — образ, созданный не только прессой, но и (в первую очередь) зоозащитниками. Война между ними ведется давно и без надежды на победу: в сущности, и те, и другие представляют две полярные позиции и отстаивают их совершенно безапелляционно. Догхантеры считают, что уничтожать бродячих дворняг нужно без всяких сантиментов, точно так же, как крыс или комаров, а зоозащитники ратуют за спасение всех собак без разбору: хоть бешеных, хоть смертельно больных, хоть диких. На возражения, что бродячие собаки могут, например, покусать детей, такие защитники готовы с пеной у рта доказывать: это не они!
undefined

«Есть статистика обращений от укусов животных, и чаще всего это укусы от домашних собак, хозяева которых нарушают правила выгула: без поводков, без ошейников и без намордников. Если бродячие собаки укусили ребенка, нужно разобраться, почему он один гулял, почему собаки напали. Бездомные собаки трусливые. А если на ребенка напала стая, то зачем он вообще в стаю пошел? Стая может быть агрессивна, но почему? Потому что они голодные, они бездомные!»

— Марина Шарифуллина

Правда, такое безоговорочное оправдание братьев наших меньших как-то подозрительно напоминает рассуждения о том, что жертва изнасилования сама провоцирует насильника. Зоозащитники рисуют портрет догхантера широкими мазками и черными красками: в их представлении это аморальный человек, едва ли не маньяк, который получает удовольствие от убийства невинных животных. У каждого найдется десяток драматичных историй о том, как чистеньких домашних собачек на поводках расстреливали на глазах у хозяев на школьном дворе или детской площадке.
«Когда догхантер издевается над животным, убивает его, он получает при этом удовольствие. Как пишет профессор психологии Михаил Виноградов, убийцам четвероногих ставят одни из трех диагнозов: органические поражения головного мозга, тяжелая форма психопатии или шизофрения. Все маньяки, педофилы — это бывшие догхантеры»

— Мария Шароватова, представитель группы «Антидогхантеры»

«Не надо нас демонизировать, мы обычные люди»,  — просит догхантер и в ответ на высокопарный вопрос зоозащитницы «Почему вы стали асоциальным человеком?» рассказывает историю, знакомую каждому второму горожанину: его сестра, жена и ребенок пострадали от бродячих стай. «Когда сестра пожаловалась, что за ней погнались собаки, я посмеялся,  — говорит Валерий,  —, но когда стая бросилась на моего ребенка, никаких мыслей, что надо оставлять их в живых, не осталось».
Валерий объясняет, что обращался и к участковому, и в ЖЭК, но там бродячими собаками не занимаются. «Участковый мне сказал: Родной, я все понимаю, но пока они никого не покусают, я ничего сделать не могу“. Впрочем, и ЖЭК, и сотрудник полиции в этом случае явно лукавили: заявки на отлов бродячих собак Спецавтобаза“, которая, собственно, этим и занимается, принимает именно через коммунальщиков (управляющую компанию, ЖЭУ, ТСЖ), а если собаки агрессивны — рекомендует параллельно обращаться в полицию.
undefined

Ходить по кругу Валерию явно не хотелось, и проблему пришлось решать собственными силами, тем более что яд, который использует молодой человек, стоит недорого и запросто продается в аптеке.
«Убирать бродячих собак — это гуманно. Негуманно, когда собаки убьют человека, откусят ногу или руку. По Конституции человек является высшей ценностью, а собака — просто животное»

— Валерий, догхантер

Догхантер уверяет, что за три года уничтожил 50–70 бродячих собак, но его модус операнди — это не живодерство и не издевательство: по его словам, отравленные собаки не испытывают боли, потому что мозг отключается раньше, чем умирает тело, а то, что собака дергается и хрипит — это просто мышечные конвульсии. Впрочем, тому, у кого на руках однажды умирала собака или кошка, в «безболезненное усыпление без страданий» поверить трудно. «Мы этих умирающих собак видим, знаем, подбираем, мы их пытаемся вытащить, мучения жуткие»,  — возражает Марина Шарифуллина.
undefined

Догхантеры опасны еще и тем, что убивают домашних животных, твердят зоозащитники.
«Они рассыпают яд, который достаточно понюхать собаке — и все, это смерть. Они же на яде не подписывают, это для бездомной, а это для домашней собаки или собаки-поводыря»

— Марина Шарифуллина

Домашние животные под прицел догхантеров не попадают, возражает Валерий: «Если ваша собака пристегнута к хозяину поводком, если она в наморднике, ей ничего не грозит». Теоретически, в самом деле, домашняя собака, приученная не подбирать все что попало с помоек, не проглотит по ошибке яд, предназначенный для бродяжек. Но кто на практике соблюдает эти глупые правила про намордник и ошейник с поводком?
Действия догхантеров можно оценивать только в моральной плоскости, говорит сотрудник полиции Михаил Бараковских: убийство собаки не считается убийством, так что судить их можно только по статье 245 — «Жестокое обращение с животными».
«Если животное убили на ваших глазах, запоминайте приметы, описание человека, номер машины, обращайтесь в ближайшее отделение полиции. По санкции части 1 статьи 245 — штраф до 80 тысяч рублей или принудительные работы до полугода»

— Михаил Бараковских, начальник службы участковых уполномоченных подразделения по делам несовершеннолетних УМВД Екатеринбурга.

При этом, уточняет полицейский, на территории Екатеринбурга за весь 2014 год не возбуждено ни одного уголовного дела — потому что не зафиксировано ни одного обращения, не было ни одного заявления в полицию. «Мы обращались в полицию,  — возражает волонтер службы по отлову собак Евгения Гуда. — Но над нами только посмеялись».
«Мы обращались два раза в полицию Березовского, у нас была собака с перерезанным горлом, а вторую собаку расстреляли на детской площадке, три девочки получили психологическую травму, причем собака была расстреляна опасным способом. Оба раза нам отказали в возбуждении уголовного дела, сказали: Ну и что?“ Еще и посмеялись над нами»

— Евгения Гуда

Даже если не брать в расчет моральную сторону действий догхантеров, они все равно создают лишь видимость решения проблемы. Во-первых, потому что, как говорится, «всех не перестреляете»: бродячие собаки размножаются быстрее, чем их уничтожают. А во-вторых, догхантер, в отличие от официальных служб, которым разрешено заниматься уничтожением животных, не заботится о том, куда деть трупы. И сомнительно, что наткнуться на помойке на мертвую стаю бродячих собак приятнее, чем на живую.
Вопрос о том, как и кто должен бороться с бездомными животными, повисает в воздухе. Зоозащитники от этой работы открещиваются («Нас и так полторы калеки»,  — говорит Марина Шарифуллина) и кивают на городские власти. Да и представления о том, что в принципе делать с бродячими собаками, у них нет. Гуманная, а лучше сказать — добренькая позиция спасти всех-превсех собак упирается в проблему денег и места: изловить животных не такая большая проблема, если задаться такой целью, но куда их всех деть? Зоозащитники уверены: нужен супермегаприют, где собаки могли бы спокойно доживать свой век и умереть своей смертью.
«Чтобы у нас появлялись действительно профессиональные приюты, нужно привлекать инвесторов, у нас очень хорошие компании, которые могут себе позволить выделить часть средств на создание приютов. А еще у нас много неравнодушных граждан, которые могли бы помогать таким приютам»

— Мария Шароватова

Но даже если представить, что наивные мечты про инвесторов, которые дадут денег на приюты, воплотятся в жизнь, то все равно остается куча нерешенных вопросов. Где, например, должен размещаться такой «город для собак»? Какие площади он займет? На какое количество собак он должен быть рассчитан, если никто — даже примерно — не может их посчитать? Сколько людей должно за этими собаками ухаживать? А ведь еще их всех нужно кормить лет десять или больше. Словом, идея с приютом, куда можно собрать всех бродяжек, возможно, сработала бы в маленьком городе, но для мегаполиса она не выдерживает никакой критики.
Стерилизация бродячих собак тоже не панацея: после этой процедуры животные возвращаются обратно на улицы и продолжают гадить где попало, да и способность кусать у них не пропадает вместе со способностью к размножению.
Зоозащитники сквозь зубы все же соглашаются, что бродячих собак нужно уничтожать, но только как-нибудь гуманно. В Екатеринбурге существует специальная организация для этого — «Спецавтобаза», отлов животных здесь ведется с 2010 года. Пойманных собак на 21 день оставляют в пунктах кратковременного содержания — на случай если в сачок ловцов попалась домашний питомец или кто-то захочет взять бродяжку домой. Если новых хозяев найти не удается, собак усыпляют.
На деле собак на передержке содержат гораздо дольше и гораздо больше (в пункте временного содержания их около 600)  — в этом заинтересован фонд «Зоозащита», который сотрудничает со «Спецавтобазой». Сотрудники фонда уверены, что таким образом повышают шансы бродячих собак на долгую и счастливую жизнь, на деле же выходит, что решение проблемы бездомных животных просто откладывается на неопределенный срок. Благо сердобольные горожане щедро жертвуют зоозащитникам деньги на корм и содержание.
Смотрите эфир «Суммы мнений» по теме:

Комментарии
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
События
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
Не успев остановиться с лета, Екатеринбург спортивный побежал зимой: атлеты в легких куртках подрезают облаченных в пуховики и шубы прохожих. Почему бегать по снегу не только модно, но и полезно — объясняет марафонец Эрик Хасанов.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Городские истории
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
Городские истории
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
В светлом и теплом будущем жители уральской столицы будут наливать кофе прямо из горячего крана и экономить тысячи на отоплении. Как это могло бы быть, и почему переход на закрытую схему ГВС завис в воздухе, разбирался ЕТВ.
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?