Судам Екатеринбурга грозит гора дел от мертвецов

17:14, 06 Апрель 2015
wallpapers_17538.jpg
Четверть городских кладбищ перекопают, тела сожгут, а прах свезут в общую могилу. Звучит сюрреалистично? Вовсе нет — перед вами краткий пересказ современного законопроекта, призванного отчистить драгоценные площади от неизвестного праха.
Вскоре суды Екатеринбурга могут оказаться завалены делами о всеми забытых мертвецах. Причина — новый законопроект от Министерства строительства и ЖКХ РФ, регулирующий жизнь и работу похоронных агентств и городских кладбищ. Один из самых неоднозначных пунктов предлагает эксгумировать истлевшие тела из могил, если информация о захоронении была утрачена и место выглядит брошенным. Останки предлагают кремировать, а прах опускать в «могилу невостребованных прахов». Освободившиеся места заново продадут горожанам.
Недостатка в местах последнего приюта Екатеринбург пока не испытывает: из 23 зарегистрированных кладбищ на территории города открыто действуют два — Лесное и Окружное. Сибирское,  Западное,  Северное,  Широкореченское,  Восточное,  Кольцовское,  Владимирское,  Нижне-Исетское и Уктусское кладбища доступны для родственных захоронений. Еще семь действуют в области. «Я не помню случая, чтобы кому-то в нашем городе отказали в захоронении из-за нехватки мест, — делится глава агентства Ритуал“ Евгений Скорынин-Шадурский. - У нас есть огромное кладбище Лесное, где кремируется более 60% захоронений».
Впрочем, участники рынка ритуальных услуг отмечают, что подобный законопроект напрашивался давно. Основной причиной стала тяжелая ситуация на кладбищах Москвы — на действующих мест практически нет, а новые так просто не разбить из-за отсутствия земли в собственности города. Теперь столичные чиновники предлагают не только освободить место для новых захоронений, но и впервые разрешат частные кладбища, что обещает полностью изменить рынок ритуальных услуг по всей стране.
«До данного законопроекта рынок ритуальных услуг практически никак не регламентировался, этим мог заниматься любой человек, имеющий телефон и доступ к источнику информации, базам с координатами умерших людей. Сейчас за раскрытие подобной информации вводят административную ответственность, так что после лицензирования многие компании просто полетят с рынка»

— Евгений Скорынин-Шадурский

В перспективе Екатеринбург может стать товарищем Москвы по несчастью — в городе практически нет земельных участков, принадлежащих местным властям. Если новые кладбища начнет открывать частный бизнес, у него появятся новые возможности.
«На частных кладбищах мы сможем реализовать некоторые идеи, которые раньше были просто невозможны, например, организовывать семейно-родовые захоронения. Другое дело, что окупаемость такого проекта составляет порядка 20-25 лет. Мы уже сделали предварительные расчеты согласно которым чистая себестоимость одного места составит 12 000 рублей, а на разработку земли под новое кладбище придется потратить около 2,5 млн рублей за гектар»

— Евгений Скорынин-Шадурский

Не каждый готов ждать четверть века. С точки зрения бизнеса хоронить в готовую, разработанную землю старого кладбища гораздо дешевле, не нужно прокладывать новые коммуникации. Да и цена на кремацию праха без услуг колеблется в промежутке от 6 до 9 000 рублей.
Но какую долю на кладбища Екатеринбурга занимают заброшенные могилы, сейчас не знает никто. Для этого законопроект предусматривает обязательную инвентаризацию всех городских кладбищ. По словам специалистов, это не так сложно, как кажется, и обойдется примерно в 6 рублей за могилу. Процедуру уже прошел соседний Магнитогорск, потратив на опись средства из городского бюджета и частного предприятия. В результате около 30% захоронений были признаны бесхозными. Екатеринбург вполне может опираться на эти цифры. По данным специалистов, не менее 25% могил на городских кладбищах пребывают в запустении, а значит, попадают под действие нового законопроекта.
Пока закон дает больше вопросов, чем ответов. Например, все еще не ясно, как именно будут верифицироваться могилы. По одной из версий, специальная комиссия будет ставить на могилах специальные предупреждающие таблички. Если в течении года не нашлись родственники, могила признается заброшенной. Ее судьбу решает специальная комиссия, а окончательное решение принимает суд. То есть, вскоре суды могут буквально оказаться завалены делами о забытых мертвецах.
Сомнительна и этическая сторона вопроса. «Я знаю людей, которые ищут дорогие им захоронения и готовы за ними ухаживать, но физически не могут их найти “, — отметил директор МБУ Екатеринбургский комбинат спецобслуживания“ Дмитрий Мальц.
«Мне этот закон категорически неприятен как человеку, поскольку я бы не хотел, чтобы могилы моих родственников когда-нибудь раскопали, — делится впечатлением глава компании по уходу за кладбищами LeDor VaDor“ Михаил Свердлов.  — Я бы не стал трогать старые кладбища — это чревато протестом. Но при этом, как бы это цинично ни звучало, мы понимаем, что неплохо было бы иметь возможность расширять кладбища на территории города. Чем дальше захоронение, тем реже его навещают».
«С одной стороны этот законопроект может дать приток заказов, поскольку влияет на внешнее состояние могил. С другой — он категорически не укладывается в традиции национальных диаспор. Кремирование в мусульманской и иудейской традиции противопоказано. Если инициатива действительно коснется кладбищ, это вызовет сильный дискурс в обществе. Эксгумирование тел — лишнее, ведь в России и так хватает неосвоенных территорий»

— Михаил Свердлов

undefined

Против законопроекта высказались и отдельные представители РПЦ. В настоящий момент земля в России передается по наследству и является пожизненной. Возможно, хорошей альтернативой «могиле невостребованных прахов» могла стать система опекунства, в которой любой, кто желает похоронить родственника в невостребованной могиле на старом престижном кладбище, не убирает старые кости, а берет на себя ответственность за все захоронение, ухаживая не только за родным человеком, но и за прежним безвестным владельцем.
Сжигать тела или оставить все как есть, профессиональное сообщество решит через несколько месяцев — пока инновационный законопроект находится на доработке.
Комментарии
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
События
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
Раскрываем секреты самого уральского юмористического шоу России.
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
События
Мэрский вид спорта. Куда побежал зимний Екатеринбург?
Не успев остановиться с лета, Екатеринбург спортивный побежал зимой: атлеты в легких куртках подрезают облаченных в пуховики и шубы прохожих. Почему бегать по снегу не только модно, но и полезно — объясняет марафонец Эрик Хасанов.