Судам Екатеринбурга грозит гора дел от мертвецов

17:14, 06 Апрель 2015
wallpapers_17538.jpg
Четверть городских кладбищ перекопают, тела сожгут, а прах свезут в общую могилу. Звучит сюрреалистично? Вовсе нет — перед вами краткий пересказ современного законопроекта, призванного отчистить драгоценные площади от неизвестного праха.
Вскоре суды Екатеринбурга могут оказаться завалены делами о всеми забытых мертвецах. Причина — новый законопроект от Министерства строительства и ЖКХ РФ, регулирующий жизнь и работу похоронных агентств и городских кладбищ. Один из самых неоднозначных пунктов предлагает эксгумировать истлевшие тела из могил, если информация о захоронении была утрачена и место выглядит брошенным. Останки предлагают кремировать, а прах опускать в «могилу невостребованных прахов». Освободившиеся места заново продадут горожанам.
Недостатка в местах последнего приюта Екатеринбург пока не испытывает: из 23 зарегистрированных кладбищ на территории города открыто действуют два — Лесное и Окружное. Сибирское,  Западное,  Северное,  Широкореченское,  Восточное,  Кольцовское,  Владимирское,  Нижне-Исетское и Уктусское кладбища доступны для родственных захоронений. Еще семь действуют в области. «Я не помню случая, чтобы кому-то в нашем городе отказали в захоронении из-за нехватки мест, — делится глава агентства Ритуал“ Евгений Скорынин-Шадурский. - У нас есть огромное кладбище Лесное, где кремируется более 60% захоронений».
Впрочем, участники рынка ритуальных услуг отмечают, что подобный законопроект напрашивался давно. Основной причиной стала тяжелая ситуация на кладбищах Москвы — на действующих мест практически нет, а новые так просто не разбить из-за отсутствия земли в собственности города. Теперь столичные чиновники предлагают не только освободить место для новых захоронений, но и впервые разрешат частные кладбища, что обещает полностью изменить рынок ритуальных услуг по всей стране.
«До данного законопроекта рынок ритуальных услуг практически никак не регламентировался, этим мог заниматься любой человек, имеющий телефон и доступ к источнику информации, базам с координатами умерших людей. Сейчас за раскрытие подобной информации вводят административную ответственность, так что после лицензирования многие компании просто полетят с рынка»

— Евгений Скорынин-Шадурский

В перспективе Екатеринбург может стать товарищем Москвы по несчастью — в городе практически нет земельных участков, принадлежащих местным властям. Если новые кладбища начнет открывать частный бизнес, у него появятся новые возможности.
«На частных кладбищах мы сможем реализовать некоторые идеи, которые раньше были просто невозможны, например, организовывать семейно-родовые захоронения. Другое дело, что окупаемость такого проекта составляет порядка 20-25 лет. Мы уже сделали предварительные расчеты согласно которым чистая себестоимость одного места составит 12 000 рублей, а на разработку земли под новое кладбище придется потратить около 2,5 млн рублей за гектар»

— Евгений Скорынин-Шадурский

Не каждый готов ждать четверть века. С точки зрения бизнеса хоронить в готовую, разработанную землю старого кладбища гораздо дешевле, не нужно прокладывать новые коммуникации. Да и цена на кремацию праха без услуг колеблется в промежутке от 6 до 9 000 рублей.
Но какую долю на кладбища Екатеринбурга занимают заброшенные могилы, сейчас не знает никто. Для этого законопроект предусматривает обязательную инвентаризацию всех городских кладбищ. По словам специалистов, это не так сложно, как кажется, и обойдется примерно в 6 рублей за могилу. Процедуру уже прошел соседний Магнитогорск, потратив на опись средства из городского бюджета и частного предприятия. В результате около 30% захоронений были признаны бесхозными. Екатеринбург вполне может опираться на эти цифры. По данным специалистов, не менее 25% могил на городских кладбищах пребывают в запустении, а значит, попадают под действие нового законопроекта.
Пока закон дает больше вопросов, чем ответов. Например, все еще не ясно, как именно будут верифицироваться могилы. По одной из версий, специальная комиссия будет ставить на могилах специальные предупреждающие таблички. Если в течении года не нашлись родственники, могила признается заброшенной. Ее судьбу решает специальная комиссия, а окончательное решение принимает суд. То есть, вскоре суды могут буквально оказаться завалены делами о забытых мертвецах.
Сомнительна и этическая сторона вопроса. «Я знаю людей, которые ищут дорогие им захоронения и готовы за ними ухаживать, но физически не могут их найти “, — отметил директор МБУ Екатеринбургский комбинат спецобслуживания“ Дмитрий Мальц.
«Мне этот закон категорически неприятен как человеку, поскольку я бы не хотел, чтобы могилы моих родственников когда-нибудь раскопали, — делится впечатлением глава компании по уходу за кладбищами LeDor VaDor“ Михаил Свердлов.  — Я бы не стал трогать старые кладбища — это чревато протестом. Но при этом, как бы это цинично ни звучало, мы понимаем, что неплохо было бы иметь возможность расширять кладбища на территории города. Чем дальше захоронение, тем реже его навещают».
«С одной стороны этот законопроект может дать приток заказов, поскольку влияет на внешнее состояние могил. С другой — он категорически не укладывается в традиции национальных диаспор. Кремирование в мусульманской и иудейской традиции противопоказано. Если инициатива действительно коснется кладбищ, это вызовет сильный дискурс в обществе. Эксгумирование тел — лишнее, ведь в России и так хватает неосвоенных территорий»

— Михаил Свердлов

undefined

Против законопроекта высказались и отдельные представители РПЦ. В настоящий момент земля в России передается по наследству и является пожизненной. Возможно, хорошей альтернативой «могиле невостребованных прахов» могла стать система опекунства, в которой любой, кто желает похоронить родственника в невостребованной могиле на старом престижном кладбище, не убирает старые кости, а берет на себя ответственность за все захоронение, ухаживая не только за родным человеком, но и за прежним безвестным владельцем.
Сжигать тела или оставить все как есть, профессиональное сообщество решит через несколько месяцев — пока инновационный законопроект находится на доработке.
Комментарии
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Сумма мнений Σ
Зачем Екатеринбургу центр по изучению ГМО?
Зачем Екатеринбургу центр по изучению ГМО?
От Оксаны Маклаковой
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».