Северный автовокзал, давай, до свидания! Здравствуй ТПК "Централь

14:49, 19 Сентябрь 2013
vokz_severnyj.png
В рамках Евразийского транспортного форума екатеринбуржцам представили проект нового Северного автовокзала. От нынешнего облика, уже давно морально и физически устаревшего, не останется и следа. Вместо него появится современный транспортно-
На новом автовокзале все будет по-новому: просторная зона с билетными кассами и комфортные залы ожидания, огромный фудкорт и парковка 1248 машиномест. Предполагается, что обновленный автовокзал сможет обслуживать до 38,5 тысяч человек.
undefined

К радости автомобилистов заметим, что помимо большого паркинга будут организованы удобные въезды с трех сторон: один с ВиЗа, с улицы Бебеля и два из центра.
Первая очередь будет строиться на новом участке, а когда автовокзал с нынешними объемами перевозок переедет туда, строительство начнется уже на месте нынешнего здания.
«Строительство начнется уже в следующем году. Нам уже выделена в аренду земля рядом с автовокзалом по ул. Стрелочников. В этом году проектирование. Изменения настолько масштабны, что эти объекты сравнивать даже нельзя. Если сейчас 3-4 тысячи квадратных метров площадь вокзала, то после реконструкции площадь будет 144 тысячи квадратов»

— Илья Белоус, заместитель директора автовокзала Северный.

undefined

undefined

Предполагаемый год запуска ТПК «Центральный» — 2017 год.
Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.