Нищие. Стратегия и стиль уральских попрошаек

16:34, 05 Май 2015
nxlueqmrm4.jpg
Колясочник возле «Ботаника-молла»
Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ
Нищенство — одна из древнейших профессий планеты. Каждый день они проверяют на прочность наши чувства и нашу тягу к благотворительности. Как попрошайкам удается вносить разнообразие в жизнь городских улиц, разбирался ЕТВ.
Профессиональное нищенство — непростой квест. С давних пор бродяги, бедняки и неприкаянные бездельники объединялись в цеха с горизонтальной и вертикальной структурой, делили территории и платили «подати» блюстителям порядка. Существует целое направление правозащитных и журналистских расследований с внедрением в низы мафиозной сети попрошаек и их опекунов. И всякий раз эти расследования показывают, что граждане расточают свое милосердие не по адресу, подавая бедняжкам. Чаще всего они сострадательной рукой финансируют криминальную среду, в которой прячутся беглые преступники, крутятся «левые» деньги и ворованные вещи, на документы нищих оформляются липовые сделки, краденые авто и невозвратные кредиты. Измерить глубину и объемы этой механики не представляется возможным (по крайней мере, в пределах одной статьи), поэтому мы предлагаем сегодня сосредоточиться на «культурном ракурсе» попрошайничества и нищебродства.  Как меняется облик и стратегии профессиональных попрошаек с экономическим ростом города, чем нищие берут за живое и как вписываются в городскую среду?
Безногий ветеран у «Гринвича»
Безногий ветеран у «Гринвича»

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

Сначала попробуем ответить на главный вопрос: чем успокоить совесть екатеринбуржцу, когда рядом возникает скорбного вида гражданин с просьбой подать на кусок хлеба или билет в Бердищев? Не каждый решится натянуть троллфейс и пройти мимо. Специалисты благотворительных фондов говорят, что если ваше сердце дрогнуло, то прежде всего нужно вежливо и серьезно поинтересоваться, какая беда случилась у человека, и помочь делом: предложить купить билет или продукты, помочь ему найти благотворительную организацию. Часто просители «отваливаются» именно на этой стадии.
«Человек попал в трудную жизненную ситуацию, и наша миссия — помочь ему,  — говорит помощник руководителя отдела соцслужения Екатеринбургской епархии Наталья Савина. — Если человеку нужны какие-то деньги: ребенок болеет, дочь беременна, внук инвалид, мы с ним работаем отдельно. Мы проверяем документы, приходим к ним на адрес, делаем запросы в больницу. Если в самом деле просящим необходимы деньги, а они получают слишком мало, мы нужную им сумму собираем. Но в большинстве случаев на руки не выдаем — покупаем им одежду, питание, лекарства по рецепту, дрова, билет на поезд (сажаем в вагон и машем платочком). И из-за того, что мы покупаем эти вещи сами, сразу половина просящих отходит. Потому что оказывается, что людям не нужны были питание или билет — им нужны были деньги. Мужчин и женщин, которые стоят с протянутой рукой или ездят в инвалидных колясках между машинами, мы много раз приглашали к нам — ни один не приехал».
Нищенка возле Большого Златоуста
Нищенка возле Большого Златоуста

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

Наше общество находится на таком этапе, когда благотворительность имеет организованные формы: службы помощи и фонды, которых в Екатеринбурге уже больше трех десятков. В них трудятся люди, которые стараются оказывать адресную помощь — поддерживают одиноких мам, стариков, погорельцев, бездомных животных. Если вы отправляете 100 рублей фонду, а потом на сайте фонда читаете истории о том, как бабушкам купили новые кровати и пригласили гармониста,  — вы знаете, на что пошли деньги. И это не сравнится с тем противоречивым чувством, когда на улице перед вами возникает человек с табличкой «на операцию ребенку», и вы не можете пройти мимо.

Сезонные миграции

Внимательный глаз городского жителя выхватывает одни и те же «места силы» нищих на карте Екатеринбурга. Скажем, грузный колясочник-«афганец» неделю за неделей проводит возле автобусной остановки у «Гринвича», потом внезапно его сменяет худощавый коллега, тоже в камуфляже и коляске, вызывая брожение мыслей о теневых коллизиях нищебродской мафии. Зимой люди с коробками для сбора денег держатся в подземных переходах, входных группах магазинов и с подветренной стороны зданий. От топовых общественных мест (скажем, «Гринвич» или «Успенский») их гонят подальше, но с заведениями попроще (например, «Ботаника-Молл», «Монетка») им удается найти общий язык. К лету попрошайки перебираются на людные проходы у вокзалов и торговых центров, смелее фланируют у церквей и светофоров. С наступлением тепла в город с гастролями приезжают «гастарбайтерши» с детьми из стран Азии и проводят лето на перекрестках дорог, обходя ползущие в пробке машины. Юная узбекская мама с младенцем пару лет назад обосновалась на строящейся развязке Московская-Объездная: ребенок рос и учился ходить на глазах водителей, пока мост и дорогу заканчивали и сдавали.

Жизнь на колесах

Попрошайки-колясочники давно освоили перекрестки Московская-Щорса, Куйбышева-8 Марта, Ленина-Восточная (где по-прежнему катается разоблаченная пранкерами «одноногая» женщина), Бебеля-Таватуйская, Объездная-Амундсена, Халтурина-Опалихинская. Три года назад попрошайка погиб под колесами КамАЗа прямо на «рабочем месте» на Ленина-Московской, но это не слишком насторожило его коллег. Два года назад на перекрестке Лыжников-Щербакова была сбита цыганская девочка, вымогавшая деньги, но дети гастарбайтеров по-прежнему вертятся у светофоров. Городская полиция временами проводит операцию «Попрошайка», отлавливая на проезжей части колясочников и цыганских детей вместе с торговцами фруктами («Дэвушка, купи дыня сладкий!»), но те моментально возвращаются на свои прибыльные точки. Непонятно, что толкает водителей подавать мелочь, — тоска по человеческому общению в унылой пробке или уважение к отчаянному геройству колясочника, который в дождь и стынь катается между рядами машин, —, но в любом случае, своими подачками они поощряют весьма опасное и нервное занятие.

Купите индульгенцию? Дешево!

Церкви и кладбища — давнее доходное место для нищей братии. В воскресные дни и по большим религиозным праздникам «христарадники» неотвратимо стекаются к приходам, на Пасху или Рождество на паперти можно заработать несколько десятков тысяч рублей. Прихожане век за веком охотно подают копеечку, очищая душу. В обычные дни стоять у церкви тоже можно, если не рассчитывать на большой куш. Уже с 11 утра возле храмов появляются граждане нового формата «я и мой утренний кофе»: мнутся у крыльца или медитативно подпирают колонны со стаканчиком из-под напитка в руках, напоминая фриковых клиентов «Старбакса». Неопытный прохожий даже не сразу поймет, что в пустой стакан требуется опустить свои пять сольдо. На шесть-семь часов вечера приходится пик попрошайных ожиданий: работающее население бежит домой, радуясь новому вечеру.
Любитель кофе и милостыни возле Храма-на-крови
Любитель кофе и милостыни возле Храма-на-крови

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

Актуальная инновация: некоторые приходы не поощряют будничных просителей милостыни. От Вознесенской церкви просителей алкогольного вида гонят подальше за «черту оседлости», которая проходит по середине скверика у храма, а там совсем не рыбное место. И попрошайкам приходится шифроваться. Вот вдоль церкви с достоинством прогуливается сдержанного вида человек в темных очках, напоминающий немецкого туриста-автостопщика. Он приближается к вам и раскрывает рот, но вы слышите не предложение купить контрафактные часы, а «подайте, Христа ради, на лечение дочери». Его менее артистичные конкуренты, закусив губу, наблюдают за развитием событий с середины сквера. Тут же ищут вход в церковь погорельцы из области, чтобы попросить одежду для детей. Жизнь идет своим чередом.
Уральские нищие демонстрируют чудеса мимикрии
Уральские нищие демонстрируют чудеса мимикрии

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

«Гоняют, каждый день гоняют, жалко им, что убогий человек у церкви постоит, милостыньку попросит, это Божье дело же!  — жалуется Андрей, бродяга в образе“. — А Бог все видит! Вот в праздник нет, в праздник не гоняют, на глазах у всего народа как гонять? Стыдно же им будет. А если никто не видит, то все можно… Вон охранник в черной куртке, вот он гоняет, вот он, вон пошел… А много ли люди дадут? На хлеба кусок бы хватило. Дай копеечку, Христа ради?»

К слову, просить деньги на улице священникам, монахам и сотрудникам приходов прямо запрещено Собором 2000 года, поэтому если вы видите монашек, собирающих деньги на строительство храма, знайте — скорее всего, это ряженые. Попросите кого-либо из них прочитать Символ Веры или рассказать о ближайшем церковном празднике, чтобы убедиться.

Подайте на исцеление горбатого

Многие екатеринбуржцы сталкиваются на улицах с людьми, которые просят деньги на лечение родственников. Особенно сложно не потянуться за кошельком, когда плачущие мамы собирают средства на операцию для малышей в онкологии. Вам покажут фото ребенка и ксерокопии документов. Правда, если к бумагам присмотреться пристально, во многих случаях можно найти массу нестыковок. Но атака на чувства и демонстрация отчаянья — сильный метод. Когда несколько недель назад на перекрестке Ленина — Карла Либкнехта женщина южной наружности громко и пронзительно кричала и почти плакала, прося добрых людей помочь с операцией для дочери, это шокировало всех без исключения суровых уральцев. 

Через дорогу у Главпочтамта стояли такие же южные девочки-подростки, одна из них кричала не менее пронзительно и поддерживала под руку сестру с костылем: глаза к переносице, вывалившийся язык,  — все признаки тяжелой болезни. И все бы было гладко (хотя и страшно! ), если бы журналист ЕТВ не видел этих девочек часом раньше: они мирно и весело болтали и двигались от Цирка в сторону центра города. Позже старшая «южанка» собирала деньги на лечение ребенка между рядами машин на Московской-Щорса, уже совершенно молча, потупив взгляд,  — вероятно, истерическая стратегия себя не оправдала. И правда, тихих страдальцев граждане приветствуют охотнее. Калека или стоящий на четвереньках убогий тип соберет гораздо больше средств.
Блеск и нищета столицы Урала
Блеск и нищета столицы Урала

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

Подайте не мне, а тому парню

Эссе с заголовком «Почему спит ребенок?» о нищенках с детьми на руках в свое время обошло весь рунет. Но женщины-попрошайки по-прежнему стараются разжалобить граждан видом маленькой усталой детки. Хорошая новость заключается в том, что правоохранительные органы обязаны пресекать использование детей для сбора денег, за вовлечение детей в антиобщественную деятельность попрошайкам грозит уголовка. Но не только дети вовлекаются в сбор денег. «Помогите прокормить собаку», «Помогите приюту»,  — в городе стали появляться нищие с такой запиской и грустным псом на привязи. 

В самом деле, люди охотнее подают на корм для животных, чем на водку для их хозяев. А пример лондонцев Джеймса Боуэна и его кота Боба говорит, что животное-партнер может не только избавить от нищеты и наркомании, но и сделать тебя богатым и всемирно известным писателем и музыкантом. Однако зоозащитники бьют тревогу: чаще всего попрошайки накачивают собак лекарствами для смирной и печальной позы, а после их гибели находят других. Госдума выступила с инициативой по запрету попрошайничества с использованием животных, депутаты предлагают обложить попрошаек с собаками многотысячными штрафами, но пока неясно, будет ли принята поправка и как будет применяться закон.

У вас все есть, а я не ел шесть дней…

Одно из самых хлебных мест попрошаек — выходы из торговых центров. Когда благополучные люди идут тратить свои деньги на тяжелые потребительские корзины и предметы роскоши, вид скорбного калеки у выхода как бы призывает поделиться своими благами. Попрошайки, цыганки с гипнотическими приемами и мошенники курсируют у выходов из «Меги», встречаются у «Мегаполиса», «Радуга-парка». Возле «Ботаника-Молла» который месяц сидит инвалид-колясочник, во входных группах «Монетки» и других магазинов горожане часто видят людей, просящих подаяние. Поведение этих граждан указывает на то, что у кого-то из них есть договоренности с охраной, а территории вокруг торговых центров и магазинов поделены.

«Дашь 500 рублей — что-нибудь расскажу. Вот только фотографировать не надо. А за бесплатно распинаться не собираюсь,  иди, не порти мне дело»,  — сказал один из «магазинных» попрошаек, пожелавший, чтобы его имя не упоминалось в материале.
Попрошайки призывают горожан поделиться с ними благами
Попрошайки призывают горожан поделиться с ними благами

Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ

Расхожее оправдание людей с протянутой рукой: «Каждый зарабатывает, как может». И бедствующее, и тем более благополучное общество обречено иметь дело с попрошайками и мошенниками. Неважно, есть ли у них «крепкая крыша» и артистические способности, они найдут своего клиента. И, похоже, мы можем влиять на этот процесс, только выбирая точку приложения своих благотворительных порывов,  — и либо жертвовать деньги по спонтанному желанию неизвестной скорбной фигуре, либо доверять средства фондам помощи, за работой которых хотя бы можно проследить.
jogv1b_csqi.jpg
Нищие Вознесенской горки
Автор фото: Елена Кормильцева, ЕТВ
Комментарии
  • голубов максим, 05 октября
    Добрый день! Я - интернет попрошайка, инвалид 2 группы по зрению. Собираю деньги на зимние ботинки. Имена, пароли явки здесь http://blogogolubov.blogspot.co.ke/2016/08/100-000-000.html С благодарностью приму любую помощь.
ЗЖЛ. Рай по приговору
События
ЗЖЛ. Рай по приговору
В этой филиппинской тюрьме можно построить себе дом и поселить семью. В сериале «Записки Жени Лобанова» об этом чуде Востока рассказывает отважный засланец ЕТВ в загадочную Азию.
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.