Нездоровая конкуренция: государственные аптеки обрекли на убыточность

17:03, 02 Апрель 2015
Государственные и частные аптеки не смогут конкурировать на равных. Поэтому власти вынуждены их дотировать, нагружая казну. Но в выигрыше от такого «нерыночного» положения дел окажутся российские фармпредприятия.
Президент России Владимир Путин поручил проработать вопрос о создании государственных (муниципальных) аптек и методах финансовой помощи им, Делается это для обеспечения россиян доступными лекарствами и сильнодействующими обезболивающими. Отчет о проделанной работе должен лежать на столе у президента до 15 апреля. Среди ответственных — премьер Дмитрий Медведев и главы российских регионов.
Со слов депутата Госдумы Александра Петрова, который недавно побывал в студии ЕТВ, в последние пару месяцев зафиксирован рост цен на отдельные лекарственные препараты в свердловских аптечных сетях. При этом за первый месяц 2015 года цены на жизненно необходимые препараты увеличились на 1,97%, на те, что вне списка — на 9,8%.
«К сожалению, от роста цен мы никуда не уйдем. Некоторые торговцы на фоне всеобщей паники взвинчивают цены вдвое. Другие вступают в сговор и не выставляют на витрину часть препаратов, придерживая их на складах и создавая ощущение дефицита. Недобросовестными аптеками сейчас занимается прокуратура, антимонопольная служба и Росздравнадзор»

— Александр Петров

Очевидно, власти, предотвращая повторение лекарственной спекуляции, хотят жестче контролировать торговлю медикаментами. Смущает то, что государственная махина, как показывает многолетняя практика, за редким исключением не способна превращать предприятия в своей собственности в высокодоходный бизнес. А при дисконте в 25% на те же лекарства по сравнению с ценами конкурентов-частников мечтать о безубыточности наивно.
Это подтверждает руководитель управляющей компании «АСА» (сеть «Аптечный стандарт») Андрей Блюм.
«Никогда государственный бизнес не был эффективным. Что касается остроконкурентного аптечного бизнеса, то на фоне дискаунтеров госаптеки будут убыточны, и их придется постоянно дотировать из бюджета. Воспринимаю идею президента как декларацию о намерениях»

— Андрей Блюм

В Екатеринбурге в данный момент работают 20 муниципальных аптек, но у администрации города есть планы сократить их количество до двух. Объединение должно произойти на базе ЕМУП «Здоровье» и ЕМУП «Аптека № 6». Особенность муниципальной аптечной розницы в том, что она оборудована производственными отделами, где готовят лекарства по рецептам и отпускают сильнодействующие и наркотические фармизделия тяжелобольным.
Кстати, в Свердловской области уже есть сеть госаптек. Однако именно ГУП СО «Фармация», в структуре которого насчитывается 90 точек (11 — в Екатеринбурге), несколько лет назад было включено в областную программу приватизации. С одной стороны, собственник в лице МУГИСО требовал от сети 10% рентабельности, с другой — федеральный Минздрав настаивал на доступности лекарств. Совместить это никак не удавалось. Но из-за смены власти в регионе акционирование «Фармации» приостановили. Но это не уберегло «Фармацию» от закрытия части аптек в городах и сельской местности. После поручений президента сеть ГУПа, видимо, расширят.
Так, региональные и городские аптеки будут сосуществовать параллельно и дальше, борясь за покупателя с частными организациями.
«После развала СССР местные власти повально начали приватизировать государственные аптечные сети. Это коснулось не всех регионов, где-то ГУПы остались, как например, в Свердловской области. Такие госучреждения, в первую очередь, обеспечивают онкобольных обезболивающими наркотическими препаратами. На сегодняшний день в отдельных уголках страны существует недостаток таких лекарств. Наша позиция — частный бизнес не должен получать доступ к наркотикам. Поэтому президент и предложил рассмотреть варианты создания государственных аптек»

— Александр Петров

Социальная миссия госаптек — продажа дешевых отечественных препаратов, ценник на которые не превышает 50 рублей. У частного сетевого ритейла в ассортименте они отсутствуют, так как хорошую прибыль на копеечном товаре не сделаешь. Количество медикаментов первой необходимости на расширяющемся рынке потихоньку размывается, продолжает Петров. Дело в том, что помимо непосредственно лекарственных средств аптечные витрины начали заполняться так называемыми «товарами для здоровья», биологически активными добавками и другой продукцией, не имеющей прямого отношения к медицине и не регулируемой государством. В этой ситуации нельзя говорить о конкурентной ситуации между обычными и социальными аптеками.
«Если бы реализовывать отечественные лекарства было выгодно, то бизнесмены этим давно бы занимались. Даже отпускать в частных аптеках сильнодействующие наркотические медикаменты реально. Для этого необходимо подготовить помещение, вложиться в технологии. На выходе мы получаем строгий контроль со стороны государства, отчетность. Все это выливается в дополнительную нагрузку, расходы и издержки, которые в итоге не оправдываются»

— Андрей Блюм

По данным рейтинга «Делового квартала», суммарная доля муниципальных и государственных аптек в Екатеринбурге мала: по количеству торговых точек они занимают пятую строчку, а по товарообороту — не входят даже в Топ-5. Александр Петров называет другую цифру — примерно 5% от рынка города.
На фоне этого частные аптеки показывают хорошую динамику прироста. Как показали исследования сервиса 2ГИС, в уральском мегаполисе количество фармацевтический учреждений увеличилось на 23% (лучший показатель по стране). Теперь на 10 тысяч екатеринбуржцев приходится 5,2 аптеки (пятый результат). Тем не менее, заниматься аптечным бизнесом сейчас сложнее, чем 10 лет назад. Входной билет на этот рынок сегодня дорогой, а сеть имеет больше шансов выжить. «Крупные сети развиваются, увеличивают капитализацию, но доходность с каждым годом падает»,  — резюмирует г-н Блюм.

Зато на подъеме онлайн-аптеки, способные экономить на аренде помещения, зарплатах персонала и торговых наценках и использующие другой канал дистрибьюции. Так как дистанционная торговля медикаментами в России запрещена, подобные интернет-компании принимают заказы клиентов, собирают их на складах и доставляют в аптеки по стандартным договорам поставки.
Государственный «бизнес на здоровье», по мнению Александра Петрова, должен находиться на нулевой рентабельности и дотироваться без участия государства. То есть, бремя ляжет на региональные бюджеты, и без того дефицитные. Зато это дополнительный рынок сбыта для российских фармпредприятий, выпускающих дешевую продукцию. Например, для фармкластера в Новоуральске. Так что стоит надеяться, что уральский инсулин, инфузионный раствор и триазавирин будут востребован по всей стране.
В список президентских поручений, касающихся фармбизнеса, также вошел автоматизированный мониторинг розничных цен на лекарства. В нем будет использоваться маркировка и идентификация упаковок, что, по планам Кремля, повысит эффективность контроля качества и уберет с аптечных полок фальсификат.
Российские аптечные сети A.V.E, «Старый лекарь» и «36,6» тем временем добровольно отказались от повышения ценника на свои товары, передает «Интерфакс». Учреждения создали полугодовой запас препаратов и заморозили цены на уровне ноября. По словам главы совета директоров ГК A.V.E. Темура Шакая, речь идет о средствах для лечения тяжелых и хронических заболеваний противогриппозных и иммуномодулирующих препаратов, а также лекарств популярных у пенсионеров.
«В государственных аптеках прайс на средства из перечня жизненно необходимых должен быть ниже, чем у частников. Что же касается лекарств вне перечня, то стоимость здесь зависит от размера сети: чем она больше, тем больше препаратов она закупает, тем ниже цена у дистрибьютора»

— Александр Петров

Однако это правило не работает. Более того, сегодня, похоже, не существует вообще никакого алгоритма ценообразования, и стоимость лекарств в разных аптеках (даже внутри одной сети) может существенно отличаться. При этом наценка в муниципальных и региональных сетях бывает даже выше, чем в частных. Например, в частной аптеке «Здравствуй» на Опалихинской, по данным сервиса «Поиск лекарств в Екатеринбурге», капсулы верошпирона (100 мг, Гедеон Рихтер А.О.) стоят 230 рублей, а в городской Аптеке № 231 — 299,5, в областной аптеке № 301 — 297,3. Или взять «Но-Шпу»: в УГМК-Фарм — 100 рублей, в областной аптеке № 276 — 560 рублей.
«Возьмем за правило, что основная цель создания сети государственных аптек — это снижение стоимости товара. Но есть список важнейших препаратов, цена на которые и так регулируется государством. Более того, между торговыми точками и дистрибьюторами существуют маркетинговые договора: при продаже лекарств с нулевой надбавкой поставщик при следующем заказе предоставляет бонусы. Такие прецеденты были. Поэтому придумывать какую-то новую структуру — бессмысленно»

— Андрей Блюм

Комментарии
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Городские истории
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска
Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?
Ходить над водой. Уральские спасатели осмотрели лед Екатеринбурга
Город
Ходить над водой. Уральские спасатели осмотрели лед Екатеринбурга
Запрещающие знаки стоят, толщина льда замеряется, гулять по воде запрещено, но рыбакам как обычно все равно. Риски ледовых прогулок и способы спасения из холодных вод в репортаже ЕТВ.
Площадь эволюции. Городок уральских генералов
Городские истории
Площадь эволюции. Городок уральских генералов
Новая серия «Площади эволюции» посвящена Городку Военведов — комплексу домов на углу Куйбышева и Луначарского. В обители военной номенклатуры сошлись сразу несколько архитектурных стилей — от авангарда до классицизма.
«Вчерашние рейверы ходят и молятся»: создатель «Птюча» — о смене эпох
События
«Вчерашние рейверы ходят и молятся»: создатель «Птюча» — о смене эпох
Главред легендарного «Птюча» и «Time Out Москва» приехал в Екатеринбург в новом амплуа: спустя годы он вернулся в прессу, возглавив PR необычного телеканала. О временах и нравах Игорь Шулинский рассказывает на ЕТВ.
«Нирвана» вышла на «Свободу»: как уральские рокеры покинули подполье
События
«Нирвана» вышла на «Свободу»: как уральские рокеры покинули подполье
Недавно рок-клуб «Нирвана» отпраздновал восьмилетие и почти сразу закрылся, чтобы открыться на новом месте. В честь большого переезда рассказываем историю парней из Березников, подсадивших Екатеринбург на рок из подполья.