Михаил Швыдкой, экс-министр культуры РФ: «Многим СМИ цензура пошла бы

16:00, 25 Февраль 2015
shvyd.jpg
Сегодня председатель Комитета индустриальных телевизионных премий, который организует премию ТЭФИ, бывший министр культуры РФ Михаил Швыдкой прочел студентам УрФУ лекцию о влиянии телевидения на общество, а также о цензуре и закостенелости
Университетский пресс-центр был забит под завязку. Помимо студентов и преподавателей, на выступление Швыдкого пришли первый проректор УрФУ Дмитрий Бугров и декан факультета журналистики Борис Лозовский. Речь экс-главы Минфина заняла около часа, а потом он ответил на несколько вопросов из зала. Самые интересные высказывания Швыдкого — в материале Ekburg.TV.
О роли телевидения
Некоторые телевизионщики ошибочно полагают, что определяют реальное течение жизни. Но это не так. Вера в технологии, вера в то, что при помощи телевидения можно сделать все, что угодно,  — кого угодно выбрать, придумать реальность, которая станет интереснее, чем настоящая жизнь — это опасная иллюзия. Так же, как и в социологии есть иллюзия опросов, которая уводит от понимания реальности. Мы же прекрасно знаем, что в любом вопросе заложен ответ: если мы хотим получить ответ, мы проводим один опрос, если противоположный, то другой, изменив формулировку.
Гете говорил, что искусство — это прихлебатель жизни. Он был настойчив в этом. Я вам скажу больше: и телевидение — это прихлебатель жизни. Не телевидение формирует повестку дня: оно в той или иной мере отражает ее, но не формирует.
О реальном и виртуальном
Ключевский как-то написал  (и я все еще нахожусь под впечатлением): «Искусство любят люди, которым не удалась жизнь». Если вы возьмете Розанова, то он писал: «В России всегда была великая литература и скверная жизнь». Я за то, чтобы жизнь была великой, а литература отступила на второй план. Раньше людям интереснее было читать, чем жить; сейчас — смотреть телевизор. Это одна из самых трагических составляющих русской истории. Тем не менее, в соревновании с жизнью литература, виртуальная реальность уходят на второй план. Например, как это произошло в конце 80-х, когда жизнь очень властно заявила о своих правах.

Об экономике впечатлений
Мне думается, что сегодня главная проблема — это принятие простых решений при сложных вызовах. Можно говорить об обычной простоте, а можно говорить о той простоте, которая хуже воровства. Ребята, которые пытаются принимать решения по очень сложным вопросам, пользуются только двумя информационными линиями. А так нельзя. В связи с этим я часто вспоминаю роман Томаса Манна «Иосиф и его братья». Там Иосиф, когда объясняет жене Потифара, почему не может стать ее любовником, приводит 10 причин. Думаю, что Стефан Цвейг предложил бы семь, Ремарк — пять, сегодня приводят одну. Мы сталкиваемся с таким количеством причинно-следственных связей, которые не укладываются в простые и изящные решения.
Вообще — это проблема политтехнологов. Они думают, что надо придумать слоган, создать бренд, нарисовать лого, и компания взлетит. Мы живем в потребительском обществе, и сегодня люди хотят купить эмоцию, историю. У нас искусственно вызывают ощущение жизни — это экономика впечатлений и бизнес, в конце концов. Сегодня человека сложно впечатлить человека смертью. Для нас убийства на Донбассе становятся статистикой. Послушали утром новости, посмотрели вечером телевизор под пиво, перевернули страницу.
О великой России
Общество разделено на два лагеря: одни говорят, что все хорошо, все развивается, другие указывают на повышение цен, утверждают противоположное. На самом деле истина где-то посередине, нужно посмотреть на все открытыми глазами. Хочу сказать про величие. Нам надо гордиться нашей великой культурой, литературой. Не надо рвать рубаху, доказывая какие мы. Свое величие мы заслуживаем своей историей. У Воннегута есть замечательное высказывание: «Герой напоказ не убивает львов и не участвует в сафари. Он сидит в центре зала, пьет тихо виски, но все знают, что он герой». Поэтому нам необходимо заканчивать истерики. Как писал Шопенгауэр, просто так гордиться своей национальностью — это то же самое, что гордиться тем, что ты родился во вторник.
О цензуре
Я с 1967 года работал на радио. Чем отличались тогдашние СМИ от сегодняшних? Когда я делал первую свою программу, в рубке сидело пять человек: ведущие, режиссер, цензор. Все было очень серьезно, и мы часовую программу писали 6,5 часов. Когда я уходил, мы часовую программу писали за 52 минуты, потому что 8 минут была реклама. Раньше было две программы радио, две программы телевидения, и контроль был жесткий. Тем не менее, я плакал, когда отменили цензуру. У нас был очаровательный цензор, который занимался проверкой наших глупостей. То есть, он проверял все ошибки. В общем, институция была неплохая. В России в цензуре работали образованные люди, и это не считалось зазорным.
Я всегда говорил, что в Советском Союзе был самый читающий между строк народ. Поэтому цензура читала все ассоциации, аллюзии, но они были полезным институтом. Сейчас в СМИ такое количество ошибок, что она не помешала бы.

Комментарии
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.
Модная классика: изучаем гардероб священнослужителей
Городские истории
Модная классика: изучаем гардероб священнослужителей
В облачении служителей храмов не случайны каждая деталь и даже цвет — в зависимости от праздника фелонь (риза) священника может быть красной, зеленой, белой или желтой. В тонкостях церковных одеяний мы разбирались с двумя героями.
Естория. Редакция ЕТВ открывает свои тайны
Городские истории
Естория. Редакция ЕТВ открывает свои тайны
В работе журналистов многое остается за кадром. Сегодня мы откроем широкому читателю то, что берегли для своих мемуаров! Селфи с медведем и греча для Коляды, ограбление Куклачева и ходячие мертвецы в морге — в откровениях сотрудников ЕТВ.