Геронтоцид и бабкагейт

17:06, 22 Июль 2014
dsc04468.jpg
Следователи фактически поставили точку в уголовном деле об убийстве пенсионерки руководителем областной службы хосписов. Но завершение уголовного дела парадоксальным образом не мешает разворачиваться политической кампании против Екатеринбур
Сегодня днем следователи Следственного управления Следственного комитета провели обыски в городской администрации. Силовиков интересовали два кабинета: один — депутата и областного врача Олега Кинева (с весны он работает в региональной службе хосписов), другой — главы Екатеринбурга Евгения Ройзмана. Действия проходят в рамках фактически уже раскрытого преступления: следователи уже получили признания депутата и его подельников, подозреваемых в убийстве пенсионерки Ольги Ледовской.
undefined

81-летняя горожанка просила главу города посодействовать с переездом в дом престарелых, периодически приходила на приемы к нему, где познакомилась с его политическим соратником (мэр передал ему свое, проходное, место в партсписке «Гражданской платформы» после выборов в гордуму) Олегом Киневым. Как теперь известно, вполне заслуживавший доверия врач, ставший к тому же весной этого года руководителем областного учреждения здравоохранения, Ольге Ледовской помогать не стал. Кинев и подельники присвоили трехкомнатную квартиру на Ботанике, а саму пенсионерку убили — ее расчлененное тело обнаружено в районе Новоуральска.
Глава города сейчас всеми силами пытается доказать, что никакого отношения к преступлению, даже к его организатору, отношения не имеет. На прошлой неделе Евгений Ройзман обратился в органы с просьбой узнать судьбу пенсионерки, часто приходившей к нему на прием. А на этой неделе политик провел пресс-конференцию, на которой публично отмежевался от подозреваемого в убийстве бывшего соратника: мол, отношения между главой и депутатом стали остывать еще в начале 2014-го, когда Олег Кинев фактически вошел в команду губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева.
Дословно позиция Ройзмана такова: «Кинев был для меня депутатом для хосписа. У меня его перехватили [областные власти вместе с проектом создания хосписов на Урале]». И еще одна цитата про размолвку с Киневым: «Его немножко понесло, а тут еще такие друзья, на таком уровне. Власть испортила».
undefined

Надо сказать, и Евгений Ройзман, и его антагонисты из губернаторской команды друг друга стоят — хотя бы потому, что действуют одинаково. То есть соревнуются в стремлении объяснить, что не имеют никакого отношения к подозреваемому Киневу, тогда как их политический противник имеет. Каждая из сторон хочет показать свою версию произошедшего. Мэр нажимает на кнопку «rewind» и отматывает историю до весны 2014 года: глава города и Олег Кинев в ссоре, вроде бы даже не здороваются, потому что депутат возглавил прогубернаторский центр «Областной хоспис». Губернатор тоже нажимает кнопку «rewind», облака бегут против ветра, машины едут в обратную сторону, смешно движутся фигурки людей, пока не отматывается до осени 2013 года: новоизбранный Евгений Ройзман жмет руку Олегу Киневу.
undefined

Или раньше: новоуральский врач помогает «оперативникам» (вам, конечно, знакома эта терминология) фонда «Город без наркотиков», которые «бомбят барыг». В общем не важно, на каком эпизоде нажать «play». В любом эпизоде этой дуэли получится, что Олег Кинев устраивал разных политиков как соратник, когда его репутация была безупречной, и никому не стал нужен, а даже наоборот, когда превратился в подозреваемого.
Только непонятно, какое отношение трагедия одной пенсионерки и политическая склока ее в некотором смысле наследников имеет к Екатеринбургу. Почему когда слово берут близкие к губернатору люди, они ставят знак равенства между терминами «убийца», «мэр» и «город». Ради интереса попробуйте загуглить словосочетание «бандитский Екатеринбург». Ущерб имиджу города, конечно, эфемерный, но все-таки ущерб.
Наверное, чтобы понять, зачем он нанесен, нужно посмотреть другую пленку. Не байопик про Олега Кинева, а, скажем, хронику екатеринбургской политики последнего года. В обратном порядке она выглядит так: сначала областная власть, ни с кем не считаясь, проводит непопулярную муниципальную реформу; потом областная власть, ни с кем не считаясь, лишает город трети бюджета; потом представитель губернаторской команды проигрывает выборы Евгению Ройзману и его главному союзнику из-за неразберихи в губернаторских штабах. Можно отматывать и дальше, примерно до мая 2012-го или чуть раньше. Но и в сцене с обидными выборами мотивация героев, так сказать — движущие силы конфликта.
undefined

Комментарии