Фармацевт Давид Мелик-Гусейнов: У врача на столе куча бумаг, а на паци

18:50, 31 Июль 2013
default.jpg
С невероятным парадоксом сталкиваются пациенты и врачи в век всеобщей информатизации. Компьютер есть, а времени на пациента как не было — так и нет. Почему — объясняет Директор московского «Центра социальной экономики» Давид Мелик-Гусейнов.
Давид Мелик-Гусейнов, директор московского «Центра социальной экономики»:
«Врача нужно освободить от большого количества бумажной работы, которую он выполняет. В какую бы страну мы ни поехали, мы не видим, что врач заполняет такое количество всевозможных формуляров, справок и так далее. Все давно компьютеризировано. А что у нас в стране произошло? Мы говорим, что информатизировали систему здравоохранения у нас в стране: поставили компьютер на столе у врача. А вот где кнопка Пуск“, мы так этому врачу и не показали. Получается, врач как работал по старинке, так и работает. У него куча ответственности, куча бумаг, а на пациента остается всего 2% времени»

— Давид Мелик-Гусейнов.

Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Городские истории
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Наш герой очень хотел провести жизнь в букинистическом магазине, но что-то пошло не так. «Пришлось зарабатывать», — признается бизнесмен и уральский политик Антон Баков. Однако кое-что напечатать и продать ему удалось.
Кремлевская диета
События
Кремлевская диета
Попробовать блюда из ежедневного рациона Бориса Николаевича смогут посетители ресторана «БарБорис», который открылся в Ельцин Центре в день рождения первого президента России.