«Фабрику смерти» на Широкой речке закроют по решению суда

19:26, 04 Март 2015
В судах по частному коттеджу, в котором расположился нелегальный дом престарелых, прозванный горожанами «Фабрикой смерти», сегодня была поставлена точка. Вердикт суда: владелица коттеджа должна перестать использовать его в этих целях.
Жители коттеджного поселка на Широкой речке три года назад лишились покоя: на тихой и спокойной улице возник неиссякаемый поток машин — уральцы везли стариков доживать свой век под присмотром чужих глаз в один из местных коттеджей. Некоторые из постояльцев коттеджа не могли даже самостоятельно передвигаться.
Неладное жильцы поселка заподозрили, когда на улицу все чаще начали приезжать машины компаний ритуальных услуг. Они обратились в прокуратуру, которая провела проверку и выяснила — в коттедже нелегально и без соблюдения санитарных норм работал целый дом престарелых. Сотрудники ведомства обратились с иском в Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга и представили фотографии, на которых видно, что все постояльцы (а их было больше 20) проживают в одной из комнат коттеджа. За все время работы импровизированного приюта в нем скончались порядка 60 человек.
Как сообщает пресс-служба Свердловского областного суда, отвечать перед законом пришлось не организаторам пансионата, а владелице коттеджа, которая проживает в другом регионе. Девушка не сразу узнала, что арендаторы дома сделали из него приют. Правда, даже когда узнала об этом, препятствовать работе заведения не стала. Решение Верх-Исетского районного суда перестать использовать дом не по назначению женщина решила обжаловать в вышестоящей инстанции и обратилась в Свердловский областной суд.
В заседании по рассмотрению аппеляции владелица пояснила, что в своем коттедже может селить кого угодно и даже предъявила договоры на временное проживание, но не на всех постояльцев. Высокая смертность среди постояльцев женщину не удивила: она ответила, что все они умерли по естественным причинам. Это доказывают и надзорные органы, которые не нашли криминала.
Тем не менее, в облсуде оставили решение судьи Верх-Исетского районного суда без изменений. К радости жителей улицы Ландышевая, мрачный коттедж больше не будет выполнять роль портала в мир иной.
Комментарии
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Гости Екатеринбурга
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
От Светланы Зенковой
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Сумма мнений Σ
Заборы в городе отменяются
Заборы в городе отменяются
От Светланы Зенковой
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Городские истории
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Спортивная арена, посмотреть которую приехал Виталий Мутко, когда-то была велодромом. А трамплин на Уктусе и вовсе вырос на голом энтузиазме. ЕТВ продолжает рассказ о легендарных объектах с богатой биографией и большим будущим.