Чайф 3.0: Александр БЛИКИ — «Давай вернёмся»

21:00, 13 Август 2015
aleksandr_bliki111.jpg
Екатеринбургский музыкант повторяет чайфовскую максиму 25-летней выдержки: если все не то и все не так, надо пойти на кухню и выпить вина.
Оригинальный трек вошел в альбом «Давай вернёмся» 1990 года. Сейчас композицию исполняет Александр БЛИКИ. За фамилией, набранной прописными буквами, скрывается экс-гитарист группы «Блики» и звукорежиссер Уральского федерального университета Александр Банников. БЛИКИ в своем сольном проекте сотрудничает с участниками таких уральских музыкальных групп как «Минерва», Dixie-Z, ансамбля им. Д. Хассельхофа и др. В 2015 Александр выпустил студийный альбом «Красива», а к началу зимы обещает сборник каверов на песни российских поп-исполнителей. Вместе с тем сейчас БЛИКИ набирает музыкантов для живых выступлений. 

Группа «Чайф» так или иначе прошла через всю мою жизнь. Даже более того, на их песнях я учился играть на гитаре, а первое барре смог поставить на грифе только из-за «ой-йо». «Чайф» для меня — отличный образец группы, которая смогла стать известной и при том не испортиться, не начать играть откровенную попсу, не стать высокомерными и чопорными. Они всегда оставались и остаются в душе как свои парни. Ну, , а их умению работать, играть огромнейшие долгие концерты, можно только позавидовать.
Чайф 3.0

Комментарии
Жрецы свердловского общепита
Городские истории
Жрецы свердловского общепита
Пушкин или Лермонтов? «Битлы» или «Роллинги»? Месси или Роналду? У жителей Свердловска был свой неразрешимый вопрос: пельменная на Горького или Пушкина? ЕТВ предлагает ностальгию по советскому общепиту в воспоминаниях гурманов-очевидцев.
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.