«Большинство людей — сволочи»: что думают уральцы о #Янебоюсьсказать

15:22, 11 Июль 2016
strakh.jpg
Фото с сайта http://esp.md/
Уральские пользователи Facebook по-разному отреагировали на нашумевшую сетевую акцию. Но и позитивные, и негативные оценки высказывались искренне и эмоционально.
Пробки, Медведев, инновации: онлайн ЕТВ с «Иннопрома»
Из эпицентра главного инновационно-промышленного события этого лета вещает ЕТВ.
Уральская ячейка Facebook присоединилась к флэшмобу #Янебоюсьсказать, который в начале прошлой недели запустила в сети украинская активистка Анастасия Мельниченко. Под этим тегом женщины выплескивали в сеть свои истории о том, что им приходилось пережить, столкнувшись с мужскими домогательствами и сексуальным насилием. Сотни историй, опубликованных всего за несколько дней, выворачивают наизнанку своими ужасными подробностями. В выходные поток исповедей стал меньше, зато страницы в соцсетях запестрели аналитикой — критическими и положительными оценками флэшмоба. “#Янебоюсьсказать — это очень страшно. Столько историй, столько шрамов»,  — пишет известный екатеринбургский ведущий Саша Цариков. Участниц флэшмоба поддержала организатор деловых мероприятий Вера Бойко.
Рай коридорного типа
Как строятся семьи в общежитиях Екатеринбурга.
Просто большинство людей — сволочные сволочи, набитые сволочизмом, и еще покрытые сволочной глазурью сверху. И ведут они себя друг с другом соответственно. А весь этот #‎Янебоюсьсказать‬ — это маленькая верхушка айсберга, подводная часть которого своими размерами превосходит все, что вы когда-либо видели. Хотя даже в таком варианте этот флешмоб — дело хорошее. Надо же с чего-то начинать“,  — отмечает политтехнолог Платон Маматов. 

Я НЕ поддерживал флешмоб изначально. И уж точно не буду поддерживать в том виде, в который он выродился за последние часов 36, ибо сейчас это действительно уже яд, который способен только отравлять, здесь cпору нет. И если продолжать, то он выродится просто в очередной наброс, про который через месяц - максимум два все забудут. Но Платон прав в главном — правдами или неправдами, но этот флешмоб резанул по нарыву, который зрел бы еще очень и очень долго безо всякой возможности лопнуть извне. И в этом — его главный итог. Да, этот итог — скорее всего, безвыигрышный“,  — поддерживает его юрист и журналист Артем Путинцев. 

Встречаются и откровенно негативные отзывы о флэшмобе. Люди ради показухи рассказывают какие-то свои истории для того, чтобы показаться открытыми, честными и обиженными. К Малахову чего сразу не пошли“,  — пишет криэйтор Никита Харисов. 

Кто-то, напротив, осуждает тех, кто выливает негатив на участниц флэшмоба. «Я тут в связи с акцией ‪#‎янебоюсьсказать‬ наткнулась в своей же ленте и от знакомых мне людей на несколько рассуждений о виктимном поведении. Это, конечно, очень противно. Но это еще и крайне… я бы написала забавно“, но на самом деле это очень справедливо. Потому что рассуждают о самавиновата“, ерничают или даже агрессивно нападают не абы кто, а совершенно определенная категория людей — активные по жизни лузеры»,  — пишет юрист Анна Чернышева.

Мне кажется, что современная женская мода есть следствие флешмоба #Янебоюсьсказать. Только с фальстартом на пару лет. Или наоборот. Скучаю по телочкам в платьях и на каблуках“,  — сокрушается блогер TramEkb Иван Соломин и приводит в качестве доказательства неутешительные фотографии. 

Профессиональные целители человеческих душ анализируют флэшмоб более развернуто. Психоаналитик Анастасия Рубцова уверена, что откровенность и сила общественного признания имеет огромный терапевтический эффект. «Это как в сказке, когда герой был невидимкой, и вдруг, кем-то замеченный, кем-то увиденный, он обретает право вернуться в мир живых. В сказках это процесс волшебный, в жизни часто ужасно больной, через слезы, злобу, обиду и горечь. Но, как бы это объяснить, даже когда нам пишут я вообще не понимаю, зачем ЭТО ворошить- это жестоко, обидно, неэмпатично, но мы больше не невидимки, и наше ЭТО тоже увидено»,  — пишет она. Анастасия Рубцова признает, что откровенность в публичном пространстве помогает далеко не всем, но тем, кому стыдно и страшно высказываться на эту тему, просто промолчат.

Я убеждена, что есть те, кому сейчас невыносимо больно. Что есть и те, кто жалеет о своей откровенности. Это как человек, давно или никогда в жизни не занимавшийся растяжкой, приходит на тренировку, пытается сесть на шпагат и повреждает связки. Связки потом долго болят и медленно заживают. И мне очень больно вместе с ними и за них. Но, когда психотерапевт пишет «что это за эксгибиционизм такой», какой же это стыд за профессию. Потому что ни одной жертве насилия стыдиться нечего. Есть смысл стыдиться, если ты неспособен к сочувствию. Вот это правда стыдно. Очень стыдно, когда ты не можешь совладать с агрессией, когда агрессия — твой главный инструмент общения с миром. Неважно, бьешь ли ты детей (или просто тех, кто слабее), насилуешь ли  (неважно, детей, женщин или, опять же, тех, кто слабее). Или словами насилуешь на тех, кто раскрылся и уязвим (неважно, дети это, женщины или — ну вы поняли). Или врешь. Вот это стыдно так, что мама не горюй.
Анастасия Рубцова,
психоаналитик
Редакция ЕТВ оставляет за читателями право судить о необходимости или вредности подобных акций. Единственное, что стоит отметить — такой ажиотаж вокруг  #Янебоюсьсказать подтверждает: эта табуированная проблема требует серьезной работы с ней.
Комментарии
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.