Битва с экстрасенсом. Почему колдуны мешают уральцам искать людей

11:02, 10 Март 2015
47824546.jpg
В первые сутки после пропажи человека шанс найти его — максимальный, говорят представители поисковых отрядов. Однако убитые горем родственники зачастую тратят драгоценные часы и минуты волонтеров на отработку версий, подсказанных «свыше» ра
На днях в Екатеринбурге открылась передвижная выставка поискового отряда «Лиза Алерт», которая называется (буквально) «Не по-детски». Она представляет собой несколько инсталляций, рассказывающих трагические и оптимистичные истории поисков людей. Как рассказала в студии программы «Сумма мнений» на ЕТВ координатор организации Ирина Воробьева, сопровождающая выставку во всех городах присутствия, «плохие» истории заставляют людей думать больше всего.
«На живых историях мы показываем, как это страшно — пропажа человека. Это трагедия, которая касается всех, ведь чужих детей не бывает. Если вы видите, что ребенок идет один по улице, спросите, с кем он. Даже если мама за углом, лучше перестраховаться. На выставку можно приходить с детьми — это надо видеть и знать детям. У нас нет страшных или жестоких фотографий. Мы показываем истории, которые касаются каждого»

— Ирина Воробьева, координатор поискового отряда «Лиза Алерт»

undefined

Сколько человек без вести пропадает в России каждый год, никому точно не известно. Дело в том, что централизованно статистика в этом направлении не ведется: розыскные и уголовные дела и истории найденных и ненайденных людей учитываются отдельно в каждом ведомстве. Добровольцы поисковых отрядов помогают всем: как только родственники начинают бить тревогу, либо они сами сообщают об исчезновении человека отрядам «Лиза Алерт» и «Сокол», либо координаторы этих организаций получают информацию у полиции и следственного комитета. Как отмечают поисковики, дело о пропаже человека должно быть заведено немедленно: отправлять родственников «ждать три дня» или самим обзванивать больницы и морги полицейские не имеют права. Однако часто люди по незнанию не настаивают на срочном начале поисков спецслужбами, и совершенно напрасно — если добровольцы вооружены лучшими намерениями, то спасатели и полиция — спецсредствами, техникой и солидным опытом.
В поисках людей определяющую роль играет скорость действий: чем больше людей подключится в первые часы после пропажи, тем больше шансов найти человека живым. Срок жизни детей, ставших жертвами сексуального насилия, по данным Ирины Воробьевой, составляет всего три часа. «Надо сказать родителям важную вещь: если ребенок не пришел вовремя, не надо ждать 20-30 минут, начинайте искать сразу»,  — призывает координатор отряда «Лиза Алерт». В первые сутки после исчезновения невредимыми находят 98% пропавших (конечно, если исчезновение не связано с криминалом), а вот на второй день шансы резко падают уже в два раза. Впрочем, иногда поисковики помогают выбраться из леса детям, которые по три дня провели один на один с дикой природой.
undefined

А вот традиционные «народные радары», всевозможные маги и экстрасенсы только осложняют работу волонтеров и затягивают поиски, что может фатально сказаться на их результатах. На Урале давно практикуются обращения за экстренной помощью к людям с паранормальными способностями, чтобы подпитать свою надежду и успокоить чувство вины. Теперь же, после нескольких успешных сезонов сверхрейтингового шоу «Битва экстрасенсов», тема совсем потеряла налет маргинальности и вышла из подполья. А колдуны и шаманы всех мастей обзавелись новой паствой.
Как выяснилось, маги (по крайней мере, их значительная доля) не только не помогают найти пропавших, но часто мешают тем, кто занимается этим вопросом на «земных» основаниях. Так, в прошлом году поисковый отряд «Лиза Алерт» в Екатеринбурге призвал уральцев отказаться от услуг экстрасенсов, колдунов, ведуний, ведьм, целителей и «представителей внеземных цивилизаций», а также запретил обсуждение метафизических тем в своей группе в контакте. Как поясняют организаторы, ни один из экстрасенсов еще не помог ни в одном поиске.
«Представьте, что пропал ваш пятилетний ребенок. Что вы предпочтете: несколько тысяч человек, мгновенно бросивших свои дела и вышедших на его физический поиск, или несколько тысяч туманных вещателей? Как вы себя будете чувствовать, когда вы ждете каждую секунду того самого“ звонка, когда на том конце провода вам скажут Видел (а) вашего ребенка на ориентировке, знаю где он находится“, а вам в это время названивают экстры и колдуны и очень длинно и путано объясняют что ребенок жив/мертв и находится рядом с водой (землей, железом… на выбор). Как вы себя будете чувствовать, когда вам скажут, что ребенок точно изнасилован и зверски убит, и бросят трубку, а вы не сможете найти этот входящий среди сотен других входящих неизвестных номеров? А когда, потратив час времени и сбросив все входящие, все же найдете, и вам на том конце равнодушно скажут: да это мне соседка сказала, она экстрасенс, она мне в прошлом году часики потерянные нашла“?»

— Станислав Ковалев, координатор уральского региона Лиза Алерт“

Надежда — ходовой товар, чем охотно пользуются всевозможные мутные персонажи, готовые дорого продать свой пророческий дар без каких-либо гарантий. Не удивительно, что потерявшие близких и впавшие в отчаяние люди готовы отдавать баснословные деньги даже за простой диагноз «жив» или «мертв». Так, один из победителей шоу «Битва экстрасенсов» готов был провести заочную консультацию с жительницей Екатеринбурга, которая пыталась отыскать своего пожилого отца, всего за… 10 000 рублей по предоплате.
undefined

«Мне встречались случаи, когда родственники обращались к экстрасенсам, но это им не помогло. Наоборот, мы потеряли много времени из-за того, что нам посоветовали искать пропавших в определенном месте, куда мы вообще-то идти не собирались. Год или два назад в Полевском пропали две девочки. Экстрасенс ткнул пальцем в небо“ — сказал, что искать надо возле водоемов. А их в городе очень много. В результате девочек нашли совершенно в другом месте»

— Александр Гареев, координатор поискового отряда Сокол“.

Какие советы дают участники поисковых организаций людям, которые кого-то потеряли? Вместо того чтобы питать пустые надежды и рассчитывать на сомнительную помощь сомнительных личностей, лучше пустить свою энергию на помощь другим людям. Волонтером отрядов «Лиза Алерт» или «Сокол» может стать любой совершеннолетний человек, без ограничений. Для активных молодых людей в организациях проводят специальные тренинги, на которых учат прочесывать лес и город, Впрочем, дело найдется для любого, кто захочет помочь: здоровье не позволяет мерзнуть в лесах? Верстай оперативные сводки, распространяй информацию в интернете, прозванивай волонтеров. «Стать волонтером просто. Надо только перейти от перепостов к действиям»,  — советует Ирина Воробьева.
undefined

Комментарии
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
События
ЗЖЛ. Манила — надежда веселых трущоб
Это очень необычный город — бедный, но щедрый, жестокий, но веселый. Чтобы понять Манилу, надо в ней жить. В сериале «Записки Жени Лобанова» корреспондент ЕТВ рассказывает, как столица Филиппин ломает шаблоны и вправляет мозги.
Модная классика: изучаем гардероб священнослужителей
Городские истории
Модная классика: изучаем гардероб священнослужителей
В облачении служителей храмов не случайны каждая деталь и даже цвет — в зависимости от праздника фелонь (риза) священника может быть красной, зеленой, белой или желтой. В тонкостях церковных одеяний мы разбирались с двумя героями.