Архитекторы о судьбе СИЗО: красота спасет всех

18:39, 31 Январь 2013
sad_iskusstv_01_ea9ded5505eae052f8cba4ced5f1ce09600_1.jpg
Екатеринбургу сполна хватило беспричинности и легкомыслия в строительстве. Так считает профессор архитектурной академии Андрей Раевский. Он оценивал работы конкурса ЕТВ «Пока, СИЗО» пожалуй, придирчивей всего. Оно и понятно, авторы — ученик
В дальнейшем Раевский предлагает создать реестр значимых для города зданий, при этом выделить те точки на карте, где соседствуют памятники разных эпох.  Профессор называет эти места зонами «пересечения интересов» архитектурных направлений и эпох. Затем объекты стоит оценить по разработанной специальным образом шкале.
Мы же на ЕТВ предлагаем пока что совершенно субъективно оценить работы трех финалистов конкурса  «Пока, СИЗО» Жюри, которое мы собрали, в прямом эфире назвало среди работ студентов-архитекторов три самых крепких идеи по перестройке территории Следственного изолятора. Это проекты «Сад искусств» и «Счастливый случай» Александры Сидоровой, а также «Город в городе» Рената Шангареева.
Из трех эскизов переделки СИЗО горожанам предстоит выбрать один. Для этого у нас на сайте ЕТВ открыто голосование. Заходите и выбирайте самый симпатичный  вариант. Архитектор-победитель  получит приз.
Комментарии
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Сумма мнений Σ
Зачем Екатеринбургу центр по изучению ГМО?
Зачем Екатеринбургу центр по изучению ГМО?
От Оксаны Маклаковой
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Городские истории
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.