Архитектора Центрального стадиона Алексея Куковякина не пустили в КРК

15:17, 03 Сентябрь 2014
default.jpg
Рассказывая о том, зачем КРК «Уралец» необходимо расширение Анжелика Куликова, директор «Ледового» сказала, что ажиотажа и давки как таковых у них нет, и люди на улице без билетов не остаются.
«Арену КРК Уралец“ мы заполняем комфортно. Полной, 100% наполняемости у нас на данный момент не существует. Не смотря на то, что билеты продаются хорошо, у нас не бывает такого, чтобы мы кого-то не пустили, и оставили на улице. Если мы доживём до того момента, когда зал будет собирать более 5500 тыс., то мы очень быстро сработаем по расширению»

— Анжелика Куликова.


Однако Алексей Куковякин, архитектор, автор проекта Центрального стадиона рассказал, что у него несколько раз не получалось попасть на матчи:
«Я вас ловлю на слове, ведь на многие матче в прошлом сезоне я попасть не смог. Я не стал пользоваться своими связями, и в КРК Уралец“ не попал. Не было билетов. Причём, как на плей-офф, так и на регулярные матчи»

— Алексей Куковякин.



Алексей Галанов, пресс-секретарь ХК «Автомобилист» подтвердил, что за прошлый год у них было 19 аншлагов.
Комментарии
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
Заборы в городе отменяются
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Городские истории
Опоры спорта. Уктусский трамплин и Центральный стадион
Спортивная арена, посмотреть которую приехал Виталий Мутко, когда-то была велодромом. А трамплин на Уктусе и вовсе вырос на голом энтузиазме. ЕТВ продолжает рассказ о легендарных объектах с богатой биографией и большим будущим.
Подглядеть чужие карты: транспорт Екатеринбурга и других городов
Городские истории
Подглядеть чужие карты: транспорт Екатеринбурга и других городов
Пока город гудит о повышении цен на проезд, мы нашли пять городов, похожих на Екатеринбург, и изучили их транспортную систему. По каким законам живут трамваи Нижнего Новгорода, Таллина, Праги, Челябинска и Новосибирска? Читайте на ЕТВ.
Красная книга уральского бизнеса
Городские истории
Красная книга уральского бизнеса
Традиционные виды предпринимательства чреваты суровой конкуренцией, поэтому некоторые свердловские бизнесмены включают креативность и уходят в необжитые ниши. Пощадит ли уникумов бесстрастная эволюция рынка?
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Городские истории
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.