Архитектор Белой башни Рейшер гордился привезенной махровой сиренью. А

14:59, 10 Апрель 2013
rejsher.jpg
На днях у нас в студии побывала внучка архитектора Моисея Рейшера — автора знаменитой Белой Башни. Татьяна Борисовна Казачинская принесла в редакцию фото. Они были собраны в папке с надписью «Дед Моисей». На небольших черно-белых снимках др
undefined

Белую башню на Уралмаше Моисей Вениаминович Рейшер спроектировал в 27 лет. Родом он из Троицка (Оренбургская область), на Урал приехал из Новосибирска, где закончил строительный факультет Сибирского технологического института. В семье сохранились его фотографии студенческих лет. Ниже представлены фотографии студенчества «деда Моисея». А сверху — снимки 60-70-х годов в родном Троицке. Верхний правый снимок — Моисей Вениаминович на фоне родного дома.
undefined

Белая Башня — это любимое детище Моисея Вениаминовича. В его кабинете всегда стояла фотография Белой башни. В семье Рейшеров к этому памятнику вообще относятся очень трепетно, как к семейной реликвии. Изображения башни висят дома у всех членов семи: у кого-то акварель, у кого-то рисунок пастелью, у кого-то красивая фотография. А это фото было Моисею Вениаминовичу особо дорого. Оно всегда висело в его рабочем кабинете.
undefined

Моисей Вениаминович был обаятельным и общительным человеком. Сохранилось много снимков, где он вместе с друзьями и коллегами. Его ученик, архитектор Михаил Матвеев, вспоминал, что Рейшер был большой шутник и даже к своему детищу — Белой Башне — относился с долей юмора. Когда в 70-е годы возникла идея прорубить дополнительные окна в цилиндрическом баке, чтобы разместить там кафе, Рейшер сам показал, где можно смело портить фасад.
undefined

Кроме этого Рейшер участвовал в реконструкции других зданий. Вот, например, на фото сверху представлен проект реконструкции Уральской консерватории. На нижней фотографии — «дед Моисей» за рабочим столом в доме на ВИЗ-бульваре.
undefined

Ему доверили и исключительно важный проект: возведение на здании Горсовета башни с часами. Делали ее из металлоконструкций. На проект здания был объявлен конкурс. В нем участвовали архитекторы: Грушенко, Рейшер, Домбровский, Голубев. Победил проект Голубева, но архитектор умер, не успев довести дело до рабочих чертежей. Моисей Вениаминович тоже основательно поучаствовал в проекте. По слухам, ему доверили башню горисполкома именно потому, что его Белая Башня прошла испытания временем и не упала. Проект монтажа конструкций был технически сложным. За монтаж взялся преподаватель монтажного колледжа. Что интересно, собрали конструкцию силами всего одной бригады всего за одну ночь!
undefined

20 лет у известного архитектора не было своего угла — он жил на ведомственной квартире, и только спустя годы ему разрешили построить себе небольшой деревянный дом в Пионерском поселке. В саду Рейшер посадил сирень, причем именно он привез на Урал первый куст махровой сирени. Растение прижилось, и позже никто не уходил от Рейшера без букета сирени. А на этой фотографии садоводческие достижения Моисея Вениаминовича. Богатый урожай.
undefined

Моисей Рейшер проектировал множество зданий и сооружений Екатеринбурга. Он автор жилых домов на улице Малышева, 23, на ВИЗ-бульваре, 20, домов кислородного и турбомоторного заводов на улице Свердлова, 11 и 58, административного здания «Свердлеса» на улице Луначарского, 185. Проектировал он жилой дом с универмагом в 1 этаже на Уралмаше, общежитие автодорожного техникума на проспекте Ленина, 91. Его творчеству принадлежит реконструкция Уральской государственной консерватории и многие другие проекты.
undefined

Дети и внуки Моисея Вениаминовича, так или иначе, связаны с архитектурой. Например, его внучка преподает в строительном и монтажном колледжах Екатеринбурга, а его сын — проектировал мосты в городе. Правнучка, Екатерина Рейшер, живет в Москве. Занимается фотографией и учится в Лондонской школе дизайна.
Комментарии
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
Уральский звездовоз
Городские истории
Уральский звездовоз
Стиранные полотенца, жрицы любви и билеты на самолет для арфы: ЕТВ узнал все о причудах артистов, которые приезжают с концертами в Екатеринбург.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Народная Екаграфия
Городские истории
Народная Екаграфия
Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Город
Вот это новость! Главные события Екатеринбурга в одной картинке
Еженедельный дайджест новостей уральской столицы, который можно читать, а можно смотреть.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».