Анна Кирьянова: батарея с наручниками как путь к процветанию

18:40, 14 Апрель 2015
Не только наркоман, но и его семья нуждаются в помощи, и избавиться от пагубной зависимости пациент может только при помощи своих близких, об этом ЕТВ рассказали эксперты в области реабилитации.
Антон Поддубный, главный врач государственного реабилитационного центра «Урал без наркотиков» не видит смысла в реабилитации без участия в ней близких людей пациента:

«Человек не употребляет наркотики просто так, доля ответственности обязательно лежит на семье. Люди — социальные существа, и социум непосредственно оказывает влияние на человека. Семья, как ячейка общества, имеет особое влияние на человека. Поэтому мы уделяем большое внимание работе с семьями — как вести себя с подростками и как с ними себя вести не нужно, что нужно делать, если выяснилось, что человек употребляет наркотики эпизодически и без серьезных последствий. Без семьи речи о реабилитации идти не может»

— Антон Поддубный,  главный врач государственного реабилитационного центра «Урал без наркотиков»

Участие близких имеет огромное значение, но слишком сильное давление на наркозависимого может сыграть негативную роль. Но какие методы воздействия со стороны семьи приемлимы, а какие переступают эту незримую грань? Об этом говорит психолог Анна Кирьянова, ставя в пример великих людей, избавившихся от наркотической зависимости с помощью своих близких:

«Шантаж совершенно неприменим. Это то же самое, что человеку, страдающему эпилепсией, грозить, что кто-то из его родных умрет, если он не перестанет болеть. Наркомания — это тяжелое психическое расстройство, человек неадекватен, и реагировать на шантаж и угрозы он будет как больной человек. Я хочу напомнить, что Бисмарк был наркоманом — он вылечился и стал великим человеком. Булгаков кололся морфием, под влиянием жены он оставил свою дурную привычку и стал великим писателем. Это исторические факты. Более того, написавший исповедь курильщика опиума Томас Де Квинси, который употреблял опиум в огромных количествах, под влиянием жены избавился от своей тяжелой болезни.Нужен полный контроль — врач жил с Бисмарком и контролировал каждое его действие, а Булгаков целился из револьвера в свою жену, бил ее, издевался. Потому что человек в состоянии абстиненции, особенно психической, социально опасен. Он может убить своих родсвенников, будет потом горько раскаиваться, будет лить слезы, но в этом состоянии он невменяемый — родственники находятся под большой угрозой. Я из поколения 90-х, похоронила массу своих знакомых. Однако я знаю многих людей, которые бросили наркотики и сейчас владеют холдингами, магазинами, ресторанами. Это мои друзья, но я сидела с ними ночами и участвовала в том, чтобы их приковывали к батарее. Прошло 15 лет, и я говорю об этом публично. Единственный вопрос, который вызывает у меня гнев и ярость — это наркотики. Я считаю, что без помощи государства, без принятия законов, которые позволят вмешаться в семью и спасти родственников, мы не обойдемся»

— Анна Кирьянова, психолог

Специалисты говорят о том, что закрывать глаза даже на незначительные проблемы с употреблением наркотиков близким человеком нельзя, потому что это усугубит проблему. В частности, Алесандр Ружников, главный врач областного наркологического диспансера, призывает незамедлительно обращаться за помощью к специалистам, даже, если проблема не кажется серьезной:

«В случае попустительства со стороны родственников, проблема будет только усугубляться. Очень важный момент на начальном этапе заболевания — это внимательное отношение к близкому человеку. За совершенно безобидными явлениями, не оцененными должным образом, может скрываться очень серьезная проблема. Если все-таки проблема выявлена, то нужно не бежать от нее, а решать незамедлительно и с привлечением специалистов. Только специалист сможет посоветовать, какие именно действия следует предпринимать. Нужно учитывать, что все наркоманы разные, стадии их заболевания тоже могут быть разными. Важно помнить, что необходимо действовать исключительно в рамках существующего законодательства. И человеку требуется серьезное побуждение, внутреннее стремление избавиться от зависимости»

— Александр Ружников,  главный врач областного наркологического диспансера

Комментарии
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
«Наша коммуникативная инвалидность требует протеза». Философ Игорь Чубаров о сожительстве людей с роботами
Заборы в городе отменяются
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Лаборатроллия
Лаборатроллия на ЕТВ: «грибок» толпы
Творческий десант ЕТВ, не жалея сил и нервов, меняет махровую эстраду на экспириенс в царстве «Грибов».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Свердчеловек. Как я живу по законам души и бизнеса
Городские истории
Свердчеловек. Как я живу по законам души и бизнеса
Очередной герой сериала «Свердчеловек» не боится миксовать заколачивание денег и магию: миллионер и бизнес-тренер Сергей Ли рассказывает, как идет одновременно по двум путям — придумывания бизнесов и духовного равновесия.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Городские истории
Свердчеловек. Я хотел продавать книги, но возродил государство
Наш герой очень хотел провести жизнь в букинистическом магазине, но что-то пошло не так. «Пришлось зарабатывать», — признается бизнесмен и уральский политик Антон Баков. Однако кое-что напечатать и продать ему удалось.