Андрей Головнев, антрополог: «Ельцин – это Строганов через века»

13:04, 29 Июнь 2015
img_5169.JPG
Андрей Головнев, антрополог
Фото: ЕТВ
В Ледниковый период Уральские горы были для людей сухопутным мостом, окруженным холодными морями. Как события палеолита породили династию купцов Строгановых и даже Ельцина, рассказал ЕТВ известный ученый.
Ученый, кинодокументалист, редактор — регалии Андрея Головнева, одного из столпов уральской антропологии,  можно перечислять очень долго. В преддверии XI конгресса этнологов России, который впервые состоится в Екатеринбурге в начале июля, главный научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН и завкафедры археологии и этнологии исторического факультета УрФУ рассказал ЕТВ, чем замечательны уральцы и в чем их секрет.

— Урал можно назвать этноперекрестком. У нас очень ведь много этносов? 

— По разным данным, и сто с лишним, и больше, и меньше. Дело не в количестве, ведь и сам народ внутри часто делится на какие-то подгруппы. Например, русские могут делиться на великороссов центральной области, казаков-поморов, русскоустьинцев. Они могут называть себя уральцами или сибиряками, москвичами и питерцами, могут объединяться по этим признакам, составить красивую мозаику богатого многообразия народов. Но случай с Уралом — особенный. Наш регион географически со времен палеолита был мостом с юга на север — эта горная магистраль из Великой степи в Арктику оказалась очень важной для эпохи первоначального заселения Евразии. Не случайно говорят «с горки виднее“. 
Во всех мифологиях горы — это божественная сфера
Андрей Головнев
антрополог
Кроме того, все ранние жилища находились в пещерах (человек осваивал планету, выгоняя оттуда пещерного медведя). Горы — это удобное место для «гнезд», в которых живут люди, в горах хорошо прятаться. Не случайно Урал был и дорогой (здесь пролегало как минимум семь «каменных путей», причем торных, устойчивых), и скоплением «гнезд». Здесь был, с одной стороны, перекресток интенсивного движения, с другой — укрытия. И старообрядцы здесь прятались, и гонимые марийцы, уходившие от колонизационного преследования, и многие другие. Поэтому до сих пор люди здесь учились жить друг рядом с другом: они молились разным богам, говорили на разных языках, но не портили отношения друг с другом. Я это называю «сдержанный диалог».

— Это уникальная ситуация?

— Она характерна для горных стран. Многие из них устроены таким образом — многоязыко, многорелигиозно. Но у нас горы невысокие, и нет тех обострений, экстримов в этнопсихологии, которые свойственны, например, народам Кавказа. У нас характеры более сдержанные.

Уральская народная дипломатия

— То есть, нынешним уральцам в наследство досталась толерантность?

— Мы используем слово «толерантность» неохотно, потому что как «терпимость» — это не самое лучшее отношение. Интерес и доброжелательность, достоинство, с нашей точки зрения, более уместны. И самое главное в этих отношениях — тот самый код справедливости, который выражается фразой «не делай другому того, чего не хочешь себе». Соседи — татары, марийцы и русские — живут через дорогу, которую кошки и курицы перебегают. Но традиции сохраняются. Люди от дедов и бабок переняли правило: гости, но не ночуй.

— Попытка создать Уральскую республику — это оттуда? С палеолита? То самое внутреннее достоинство?

— Я думаю, оттуда. Это все уральская самость, внутреннее чувство. У нас и мифология своя: заметьте, в уральских сказках все происходит здесь, никаких тридевять земель. Если собрать эпос народов Урала — ненцев, манси, башкир, русских — это все наше, если угодно, это такой бренд. Но никто о нем особенно не заботится. Урал так сделан: он много производит, копает, плавит. У нас образовались огромные терриконы, слои культурных напластований. Но некогда пройтись с кисточкой, да и людей таких нет. Посмотрите на лица — все на Урале такие сосредоточенные.

Ельцин — наследник палеолита

— Что такое, на ваш взгляд, уральский характер?

— Это, в первую очередь, упертость, погруженность в недра. Эта привычка к кладоискательству, все эти углежоги, рудокопы, рудные культы — это очень по-уральски. Уральцы — это самоцветы не с точки зрения блеска, но с точки зрения внутреннего, неяркого свечения. Они вам лишний раз не улыбнутся, но в этом есть самость. Они не мрачные, но погруженные в себя. В этом нет сердитости, агрессии. Замечу, что в некоторые эпохи Урал был метрополией, отсюда семья народов расселилась в пространства от Скандинавии и Венгрии до Таймыра и Алтая, а может и Юкагира вплоть до Чукотки. Древнейший памятник той эпохи — Шигирский идол, все это ему было видно с высоты.

— Лидирующие позиции Урала остались в прошлом, или мы еще можем к ним вернуться?

— Постоянно возвращаемся. Урал дистанцирован от других метрополий, и когда он сам не являлся метрополией (например, в эпоху русской колонизации), здесь образовывались самостоятельные проекты. Возьмите те же ханства Абулхайра и хана Ибака. Они были такими ханами-демократами, ханами-казаками. Не в Орде, а как-то сбоку Орды, такие ханы-изгои. Мы привыкли к тому, что Орда — это обязательно подчинение верховной власти. А эти ханы — совсем другое, при них была «степная демократия».

Или возьмите Российскую империю: опричнина, тоталитаризм Ивана IV, а на Урале цветет самостийная вотчина, практически самостоятельная страна Строгановых. Причем высокого технологического уровня, потому что Строгановы контролировали английских купцов-искателей, которые шли от Архангельска до Астрахани и пытались здесь построить свои колонизационные цепи. Северяне Строгановы уловили момент: с одной стороны, они помогали англичанам, с другой — соперничали с ними. В конце концов, они одолели их в экономической конкуренции. Строгановы одолели и голландцев во второй половине XVI века. Проект Строгановых — это характер и марка Урала. Или возьмите Демидовых! В какой-то степени реприза строгановского дела, но на другом уровне. Уже не соль, а руда, но главное — это люди-поисковики, создававшие свои промышленные колонии.

— Вы видите продолжение этой тенденции в будущем?

— Вижу. Например, команда Ельцина — это не что иное, как воспроизведение палеолитических или строгановских рефлексов. Это такая сила, самодостаточность и внутренняя организация, которая позволяет людям брать на себя ответственные дела и принимать нестандартные решения. В этом смысле Урал — край проектов, край свободы. В этом смысле мы с Алексеем Ивановым расходимся. У него есть общее место, что здесь все — «неволя», включая Ермака. А мне кажется, что все, что связано с неволей на Урале — это не уральское. Напротив, у нас все перерождалось в волю, даже сама неволя. Даже в условиях империи рождалась самобытность.

Я начинал учиться в Омске, продолжил в московском университете и тогда еще не бывал в Свердловске. Но со стороны столицы тогдашний УрГУ, который сейчас, к сожалению, растворился в УрФУ, казался очень самобытным вузом. Не то чтобы он был высок, как казанский или томский университеты, но он был самобытен. И это качество проявляется очень во многом — в сегодняшних характерах, в обустройстве города. Я это чувствую. Я прожил здесь значительную часть жизни, хотя я челябинец по рождению, а потом — кочевник. Меня абсолютно устраивает этот город, потому что он самодостаточен.

Народ как система безопасности

— Принято считать, что народы севера стоят на грани вымирания. Им угрожает тотальная глобализация? Они могут исчезнуть с лица земли?

— Могут. Но почему-то не исчезают. Им предрекали исчезновение еще два века назад. С тех пор они исчезают-исчезают, но при этом продолжают размножаться и сохраняют свою самобытность. Состояние народа — это не то, что можно зачеркнуть в переписи. Это природа человека. Мы естественным образом делимся на сообщества, которые говорят на разных языках. Так уж устроена природа вообще, что она делится на виды, она многообразна. Планете нужны и разные люди. Обособление нужно не потому, что так случилось и это можно исправить. Так устроено человеческое сообщество: в любом случае мы будем разными.

— Мы не будем неким унифицированным народом?

— С одной стороны, глобализация строит всех в один ряд, с другой — интернет создает среду для проявления национализмов. Молодежь, хотя и стучит по-английски в одной глобальной WWW, оказывается вдруг большими националистами, чем старики советского времени. Одно другому не мешает. Есть такое понятие — глокализация от слова lokal — как другой полюс глобальности, так что могут образоваться даже новые народы, не то что исчезнуть старые.  Это мы называем «дрейф этничности», обновление фолькшафта. Земля состоит из народов невечных. Они смешиваются друг с другом, мигрируют. Мы против отношения «угроза». Народы выживают сами, можно их даже не защищать.

— Может быть, националистические настроения молодежи, выраженные в интернетах,  — это такая игра, мода?

— Национализм — это замена самобытности. Если я абсолютно самодостаточен как личность, меня слабо интересует, к какому обществу я принадлежу. Я могу владеть несколькими языками, принадлежать к нескольким народам. А есть другие люди, которые счастливы оттого, что они говорят на этом языке, соблюдают эти обычаи. Иногда происходит эволюция человека в течение его жизни: в молодости он интернационален, а в старости верит в бога или становится националистом.

Этничность — это та черта, которая внутри человека. В трудную минуту я обращаюсь к предкам, родственникам, и тут род и народ сливаются. Пантеон родни нужен, чтобы мобилизоваться, найти образец для подражания. Народ — это система безопасности, она активируется в неожиданные моменты. Когда развалился Советский союз, все схватились за свою этничность. Не потому, что какой-то плохой человек скомандовал — рассыпься Союз на тысячу национализмов! Но он рассыпался, и расцвели диаспоры.

Блокбастеры в тундре

— Если взять малые народы, например, Ямала — они самодостаточны? Они не думают о том, что есть мир технологий, мир будущего?

— Один из моих фильмов — «Путь к святилищу» — начинается со слов: «Они никому не завидуют». Они действительно считают себя лучшими в своем пространстве. У них свои боги, свои предки, женщины, любовь. Один раз мне задали вопрос: «А почему у вас, у русских, бог нерусский?» Они считают себя лучшими в мире оленеводами, самыми богатыми. И при этом очень интересуются технологиями. Кочевники настолько динамичны, гибки, что легко вбирают в себя все. Среди их богов-идолов можно запросто найти изображение Богоматери. Правда, к ней привязана медвежья лапа. Так же они относятся ко всем новшествам. Они потрясающе разбираются в навигации, запросто осваивают навигаторы и телефоны, великолепно овладевают лодочными моторами, мотосанями.

Один из моих друзей-ненцев стал кинооператором. Сначала я его использовал как штатив — ставил камеру на плечо. Затем он сам стал снимать. Они очень любят видео. Сейчас у ненцев есть пословица — «генератор испортил тундру». Потому что из-за генераторов все стойбище по вечерам гудит блокбастерами. Включается генератор, зажигаются мониторы, и каждый чум смотрит свое. А раньше были сказания, которые могли длиться сутками.

— Все новое легко интегрируется и не угрожает самобытности?

— Угрожает. Ненцы почему выжили? Потому что им доставалось. Чем народу больше достается, тем лучше он сохраняется. Возьмите евреев. Сколько разговоров о том, что они изгнанники, испытывают бесконечные страдания. Это усиливает, заставляет людей мобилизоваться, найти в себе все, что необходимо для победы. Образцы народов-победителей, которые сохраняют свою этничность, непременно связаны с законом, который когда-то сформулировал Тойнби как «вызов и ответ».

Полезный урок Сагры

— Каковы внешние признаки уральца?

— Есть уральская малая раса или уральский антропологический тип, для которого характерна смесь монголоидности и европеоидности. Одна теория появления уральскости говорит о переселении на Урал человеческого сообщества,  еще не разделившегося на европейцев и монголоидов. Вторая гипотеза, которая не исключает первой,  — что это монголоиды и европеоиды, сошедшиеся здесь, на перекрестке Евразии. И это их взаимодействие здесь во многом предопределило смешанный евроазиатский облик. Коренастые, невысокие, рыжевато-светловатые, скуластые, иногда с эпикантусом (монгольской складкой века). Порой у манси и марийцев встречаются нестандартные сочетания монголоидности и белесости.

— Каким уралец будет через сто лет? Мигранты из Азии могут размыть наши уральские особенности?

— Среди уральцев и особенно уралочек много людей северного облика. Я очень люблю Скандинавию, Норвегию, Финляндию. И когда я приезжаю на Урал, мне навстречу по улице идет нормальная такая скандинавка. Этот северный облик не случаен на Урале, потому что регион заселялся с севера. Там произошло смешение финнов и варягов (норманнов, которые со славянами и финнами создали Русь).

Этот уральский тип сохранится. Мигранты — это явление нормальное, оно существует с дочеловеческих времен. Миграции и колонизации были 4 млрд лет назад, у бактерий и водорослей. Так что человек — это дитя, а не автор колонизации. Всему закон — мера. Конфликт возникает там, где в борьбе за социальное пространство кто-то превышает эту меру. Мигранты великолепно обустраиваются, более того — они нужны! Для распределения труда, перераспределения власти, для украшения фолькшафта. Но как только речь заходит о борьбе за власть, за центры улиц, за женщин — тут сразу возникает конфликт. Закон прост — не переступай границ своей территории. 

На мой взгляд, на Урале сложилась традиция элегантного поведения диаспор. Я хорошо знаком с лидерами национальных общин. Это настолько грамотные инженеры, менеджеры, такие двуликие дипломаты в хорошем смысле слова. Они одним лицом обращены к своему народу, а другим — к власти или доминирующему населению. Конечно, мигранты влияют на фенотип. Но в целом уральский вавилон-перекресток — это мозаика многообразных вариаций человека - от красивых до безобразных. Еще одна хорошая миссия мигрантов — они вызов, чтобы остальные не дремали. Чтобы остаться собой, нужно принять этот вызов. Не надо думать, что хорошая этническая обстановка — это спящий режим. Наоборот, профилактики конфликтов типа Сагры — это хорошо. Сагра сработала как поучительный урок, и это замечательно. 

Когда  я езжу по селам и деревням, я таких примеров вижу много. Когда татары стали приезжать в Нижние Серьги и Михайловск, в русские города, возникли некие трения. И тогда нашлись мудрецы, которые сказали: «а вы вспомните, были времена, когда эти земли принадлежали башкирам, их выкупили промышленники, и не стоит выяснять, кто тут первый, а кто второй. Давайте мы с достоинством поговорим друг с другом». Прекрасный урок! С тех пор этот край выглядит довольно благополучно, русские и татары живут в согласии. Вот вам секрет жизни на Урале.

Смотрите интервью с Андреем Головневым на ЕТВ.
Комментарии
  • Материал Андрея Головнева затрагивает глубинные структуры системы: ЧЕЛОВЕК, НАРОД, ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, МЕРА, ВАВИЛОН, РУСЬ, ЕЛЬЦИН, САГРА. Богоискательство есть у всякого атеиста.Но чтобы самоидентифицироваться, каждому нужен ОДУХОТВОРЕННЫЙ РАЗУМ
  • Что этот олух мелет? Какая уральская раса, какая колонизация, когда Урал омывался морями, от кого бежали марийцы? Ивана Грозного тут приплёл, ничего не зная, что тот сделал для Урала. Какая либеральная каша в голове этого человека!
  • Karneeva Larisa, 30 июня
    не пропускает сайт развернутые комментарии - приходится дробить )) извините
  • Karneeva Larisa, 30 июня
    .. уголовные эти тут массово оседали, внося определенную специфику. Хотя.. Америка с Австралией тем же макаром заселялись - и как-то не погрязли же. :)
  • Karneeva Larisa, 30 июня
    не учтен один момент уральского характера. Мастера по камню и чугунному литью - это, конечно круто. Но вот ложка дегтя: на Урал традиционно ссылали уголовных со всей страны. Как в Сибирь преимущественно - политических. Тут они и оседали.
  • Потрясающе качественный социал-дарвинист. Читая его, возвращаешься во времена Джека Лондона...
  • Karneeva Larisa, 30 июня
    Заводские рабочие - те же крепостные, скажете вы? Те же, да не те. Они не приказчику принадлежали, не управляющему. Они - государевы. Государственная, так сказать, собственность. А любого приказчика можно поганой метлой в любой момент- !
  • Karneeva Larisa, 30 июня
    "Урал — край проектов, край свободы."(с) Вот. меня тоже всегда коробит, когда заявляют о "всеобщем российском рабстве". Урал, казацкий юг, Сибирь, Дальний Восток - здесь не было рабства. А это львиная доля этой страны
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Развлечения
Афиша не для всех: ловим нежность от Ассаи и ищем неслучайные связи
Рэпер Ассаи дает концерт уже в эти выходные, в уральском филиале ГЦСИ появляются «Неслучайные связи», а в «Салют» едут Сергей Летов и Олег Шарр. Но и помимо этого в нашей еженедельной афише есть мероприятия.
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
Городские истории
Владимир Гурфинкель: «Конституция — как фильм «Кубанские казаки»
В Музее Ельцина громкая премьера: 12 декабря пермский Театр-Театр представит постановку #конституциярф. О творческом переосмыслении главного закона страны рассказал режиссер Владимир Гурфинкель.
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
События
9 удивительных фактов о шоу «Уральские пельмени»
Раскрываем секреты самого уральского юмористического шоу России.
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороги», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.