«Большинство людей — сволочи»: что думают уральцы о #Янебоюсьсказать

15:22, 11 Июль 2016
strakh.jpg
Фото с сайта http://esp.md/
Уральские пользователи Facebook по-разному отреагировали на нашумевшую сетевую акцию. Но и позитивные, и негативные оценки высказывались искренне и эмоционально.
Пробки, Медведев, инновации: онлайн ЕТВ с «Иннопрома»
Из эпицентра главного инновационно-промышленного события этого лета вещает ЕТВ.
Уральская ячейка Facebook присоединилась к флэшмобу #Янебоюсьсказать, который в начале прошлой недели запустила в сети украинская активистка Анастасия Мельниченко. Под этим тегом женщины выплескивали в сеть свои истории о том, что им приходилось пережить, столкнувшись с мужскими домогательствами и сексуальным насилием. Сотни историй, опубликованных всего за несколько дней, выворачивают наизнанку своими ужасными подробностями. В выходные поток исповедей стал меньше, зато страницы в соцсетях запестрели аналитикой — критическими и положительными оценками флэшмоба. “#Янебоюсьсказать — это очень страшно. Столько историй, столько шрамов»,  — пишет известный екатеринбургский ведущий Саша Цариков. Участниц флэшмоба поддержала организатор деловых мероприятий Вера Бойко.
Рай коридорного типа
Как строятся семьи в общежитиях Екатеринбурга.
Просто большинство людей — сволочные сволочи, набитые сволочизмом, и еще покрытые сволочной глазурью сверху. И ведут они себя друг с другом соответственно. А весь этот #‎Янебоюсьсказать‬ — это маленькая верхушка айсберга, подводная часть которого своими размерами превосходит все, что вы когда-либо видели. Хотя даже в таком варианте этот флешмоб — дело хорошее. Надо же с чего-то начинать“,  — отмечает политтехнолог Платон Маматов. 

Я НЕ поддерживал флешмоб изначально. И уж точно не буду поддерживать в том виде, в который он выродился за последние часов 36, ибо сейчас это действительно уже яд, который способен только отравлять, здесь cпору нет. И если продолжать, то он выродится просто в очередной наброс, про который через месяц - максимум два все забудут. Но Платон прав в главном — правдами или неправдами, но этот флешмоб резанул по нарыву, который зрел бы еще очень и очень долго безо всякой возможности лопнуть извне. И в этом — его главный итог. Да, этот итог — скорее всего, безвыигрышный“,  — поддерживает его юрист и журналист Артем Путинцев. 

Встречаются и откровенно негативные отзывы о флэшмобе. Люди ради показухи рассказывают какие-то свои истории для того, чтобы показаться открытыми, честными и обиженными. К Малахову чего сразу не пошли“,  — пишет криэйтор Никита Харисов. 

Кто-то, напротив, осуждает тех, кто выливает негатив на участниц флэшмоба. «Я тут в связи с акцией ‪#‎янебоюсьсказать‬ наткнулась в своей же ленте и от знакомых мне людей на несколько рассуждений о виктимном поведении. Это, конечно, очень противно. Но это еще и крайне… я бы написала забавно“, но на самом деле это очень справедливо. Потому что рассуждают о самавиновата“, ерничают или даже агрессивно нападают не абы кто, а совершенно определенная категория людей — активные по жизни лузеры»,  — пишет юрист Анна Чернышева.

Мне кажется, что современная женская мода есть следствие флешмоба #Янебоюсьсказать. Только с фальстартом на пару лет. Или наоборот. Скучаю по телочкам в платьях и на каблуках“,  — сокрушается блогер TramEkb Иван Соломин и приводит в качестве доказательства неутешительные фотографии. 

Профессиональные целители человеческих душ анализируют флэшмоб более развернуто. Психоаналитик Анастасия Рубцова уверена, что откровенность и сила общественного признания имеет огромный терапевтический эффект. «Это как в сказке, когда герой был невидимкой, и вдруг, кем-то замеченный, кем-то увиденный, он обретает право вернуться в мир живых. В сказках это процесс волшебный, в жизни часто ужасно больной, через слезы, злобу, обиду и горечь. Но, как бы это объяснить, даже когда нам пишут я вообще не понимаю, зачем ЭТО ворошить- это жестоко, обидно, неэмпатично, но мы больше не невидимки, и наше ЭТО тоже увидено»,  — пишет она. Анастасия Рубцова признает, что откровенность в публичном пространстве помогает далеко не всем, но тем, кому стыдно и страшно высказываться на эту тему, просто промолчат.

Я убеждена, что есть те, кому сейчас невыносимо больно. Что есть и те, кто жалеет о своей откровенности. Это как человек, давно или никогда в жизни не занимавшийся растяжкой, приходит на тренировку, пытается сесть на шпагат и повреждает связки. Связки потом долго болят и медленно заживают. И мне очень больно вместе с ними и за них. Но, когда психотерапевт пишет «что это за эксгибиционизм такой», какой же это стыд за профессию. Потому что ни одной жертве насилия стыдиться нечего. Есть смысл стыдиться, если ты неспособен к сочувствию. Вот это правда стыдно. Очень стыдно, когда ты не можешь совладать с агрессией, когда агрессия — твой главный инструмент общения с миром. Неважно, бьешь ли ты детей (или просто тех, кто слабее), насилуешь ли  (неважно, детей, женщин или, опять же, тех, кто слабее). Или словами насилуешь на тех, кто раскрылся и уязвим (неважно, дети это, женщины или — ну вы поняли). Или врешь. Вот это стыдно так, что мама не горюй.
Анастасия Рубцова,
психоаналитик
Редакция ЕТВ оставляет за читателями право судить о необходимости или вредности подобных акций. Единственное, что стоит отметить — такой ажиотаж вокруг  #Янебоюсьсказать подтверждает: эта табуированная проблема требует серьезной работы с ней.
Комментарии
Долина, чудная долина. Особенности экономической зоны
Общество
Долина, чудная долина. Особенности экономической зоны
Про «Титановую долину» пишут либо в восторженно-рекламных, либо в скандально-трагичных тонах. Истина, как ей и положено, размещается посредине. ЕТВ решил взглянуть на ОЭЗ своими глазами.
Вот это новость! О главных событиях Екатеринбурга — одной картинкой
Общество
Вот это новость! О главных событиях Екатеринбурга — одной картинкой
Если всю неделю у вас не было времени, чтобы почитать главные новости любимого города, ЕТВ не даст вам уйти на выходной с серьезным информационным пробелом.
На ВИЗе собирают деньги на пресвятой долгострой
Общество
На ВИЗе собирают деньги на пресвятой долгострой
Для восстановления древнего собора и памятника архитектуры требуется порядка 180 миллионов рублей. Собор Успения пресвятой Богородицы на ВИЗе имеет куда более насыщенную историю, чем многие титульные храмы Екатеринбурга.