Микио Ватанабе: «Люди — единый организм, почему он воюет сам с собой?»

11:30, 18 Август 2015
img_9265111.jpg
Екатеринбургский музей ИЗО

Микио Ватанабе. Француз из Японии, художник меццо-тинто

Фото: Мария Захарова
Гражданин двух стран, мастер редкого стиля меццо-тинто приехал в Екатеринбург впервые. Микио Ватанабе рассказал ЕТВ, как жить и творить во времена, когда обидеть художника может каждый.
Третий международный фестиваль меццо-тинто открылся в Екатеринбурге на днях: художники стиля, считающегося в мире искусства элитным, продемонстрировали уральской публике не только свои работы, но и процесс их создания: сначала зернение металлической доски (нанесение неровностей для того, чтобы доска приобрела специфическую шероховатость), а затем пропуск гравюры под прессом — так рисунок переносится на бумагу.
Процесс занятный и интересный, но очень сложный. В этом нас убеждает Микио Ватанабе — мастер меццо-тинто, представляющий Японию и Францию.
img_9270.JPG
Микио Ватанабе и его картины

Ватанабе родился в Японии, но в молодости переехал во Францию, где и познакомился с техникой меццо-тинто. В этом стиле японец работает 20 лет и за это время прошел долгий путь от серых обнаженных тел, до полупрозрачных бабочек.

Микио Ватанабе стал одним из первых мастеров меццо-тинто во Франции. Японец признается, что для творческого процесса ему нужно совсем немного: только ночь, природа и одиночество. Что в голове у художника, о чем его картины, почему кровь востока перелилась в сердце Европы и каково творить, зная, что на искусстве толком и заработать-то нельзя — Ватанабе рассказал в интервью ЕТВ.

С Микио мы встречаемся за несколько часов до печатного марафона в стенах музея ИЗО. Спокойный и рассудительный, он общается со мной через переводчика. О Ватанабе я знаю лишь то, что он 20 лет работает в жанре меццо-тинто, выставляется в галереях Японии, Франции,  США, Канады и других стран, а его работы входят в собрания музеев мира, от США до Малайзии — так много и мало одновременно.
img_9260.JPG
Японец встречает меня в окружении своих картин

Ватанабе говорит тихо, компенсируя свою скромность и умиротворенность активной жестикуляцией

«В России я до этого был лишь один раз — проездом 38 лет назад. Тогда мы, туристы, отправились в путешествие и, чтобы растянуть его подольше, проложили его маршрут через Владивосток, Хабаровск и Москву. Тогда я очень удивился, встретив в поезде проводника-японца. Он остался в Советском Союзе после войны, выучил язык, женился на русской женщине и больше не возвращался на родину. Он очень долго расспрашивал меня о Японии. Я рассказывал. Он слушал внимательно. Тогда у меня в чемодане было немного сувениров, часть их я оставил ему. Видели бы вы, как он расплакался… А я был очень впечатлен…»

«А уже в Москве я увидел группу молодых художников. Они рисовали на планерах, и их кисти,  бумага были такого низкого качества! Мое второе сильное впечатление — это тяга к искусству этих людей. Ведь это великая вещь — делать искусство, когда под рукой у тебя такие инструменты. Я и сам, когда начинал, перепробовал многое, прежде чем пришел в меццо-тинто. Этот вид показался мне очень сложным и интересным — одну гравюру, если она большая, можно готовить несколько дней. Да и к тому же 20 лет назад меццо-тинто никто почти не занимался, на этом можно было заработать».
img_9247.JPG
Микио Ватанабе:

«Я покинул Японию в том числе и потому, что художникам там невозможно заработать. Во Франции картинами можно торговать как фруктами, но и стоят они меньше»

«Цвет России изменился с годами. Она стала больше походить на Европу. Это бросается сразу, как только ты сходишь с трапа самолета: на каждом шагу — „Макдональдсы“ и Старбаксы“».

Мы говорим с Ватанабе через переводчика. На каждый мой вопрос японец активно жестикулирует и много-много говорит. С каждым его ответом я жалею все больше, что не знаю языка. Тем временем к нам подходят посетители выставки, тихонечко встают рядом, чтобы послушать, что говорит мастер.

Свой путь в меццо-тинто я начал с ню. Я решил, что для таких картин прежде всего идеально подходит гамма черного и белого. Я старался рисовать только тела, показывая не их красоту, а совершенное соотношение с природой. Ведь человек — это часть природы. Первое время во Франции мне было непривычно, что люди подстригают газоны, придавая деревьям форму. У меня создалось впечатление, что люди хотят подчинить себе живое и им управлять. А это неправильно“.
img_9276.JPG
Микио Ватанабе:

«Я не рисую лица. Ведь если взяться за это, то нужно отвечать на вопросы: каким оно будет? А какие будут эмоции? И тогда красота и ествественность человеческого тела отойдут на второй план».

«В моей родной стране прожить, продавая картины, невозможно. В Японии художников воспринимают только как творцов, а не как людей, способных сделать искусство бизнесом. Во Франции все иначе: здесь больше художников, а картинами торгуют как фруктами. Но в тоже время картина, написанная маслом, будет стоить дорого. И такая она будет одна. А в меццо-тинто с помощью рисунка на одной пластине можно сделать десятки копий. И стоить они будут недорого. Я всегда делаю картины, чтобы они радовали людей. Вот так десять дешевых картин смогут сделать счастливыми десять человек».
img_9263.JPG
Микио Ватанабе:

«Однажды я спас ящерицу. Она открыла глаза, и началась война»

«Живя во Франции, я разрываюсь между ней и Японией. Я внимательно слежу за тем, что происходит на моей родине. Сейчас власти нашей страны собрались переписывать конституцию. Они желают, чтобы маленькая армия Японии стала большой. Как простой человек я против: почему должны ругаться власти, а на войне умирать простые люди? Я и мои друзья выступали на митингах, мы ходили на демонстрации. 

Однажды много лет назад я спас ящерицу. Ее покусала кошка, я забрал ящерку с собой, выходил ее и лечил. А когда она открыла глаза, мир узнал, что в Ираке началась война. В тот же день я написал картину Война и мир“. Вот она».
img_9271.JPG
«Война и мир»
«Я не понимаю, почему мы решаем проблемы на войне. Если люди идут на боевые действия, чтобы решить свои вопросы, не значит ли это, что они ужасно глупы? Я не понимаю, почему до сих пор спорят Россия и Украина».
img_9280.JPG
«Лук»

Эту картину, признается Ватанабе, он нарисовал, когда увидел на кухне лук: «Он был настолько необычный и настолько естественный, что я тут же сел и начал писать».

«Своими работами я хочу сказать, что люди все одинаковые. И то, что одна сторона пытается бороться с другой, — это неорганично и глупо. Странно, почему так происходит? Ведь мы же одно целое. 

Художники и музыканты — люди другого мира, они несут в общество свет и добро. Посмотрите: на заводах и в больницах стены серые, но если развесить там картины, то настроение будет меняться. Поэтому для меня важно не заработать денег, а поменять настроение людям. Сделать счастливыми хотя бы несколько человек».
Комментарии
Уральские связисты готовятся встречать половодье с чаем и печеньем
Общество
Уральские связисты готовятся встречать половодье с чаем и печеньем
Прогнозы на грядущий паводок все оптимистичней. Новые прогнозы и спасение условного кабеля в репортаже ЕТВ.
Гости Екатеринбурга
Ирина Хакамада. Как политик стала тренером
Ирина Хакамада. Как политик стала тренером
От Константина Преображенского
Авдотья Смирнова. «Я бы во всех ролях снимала Анну Михалкову»
Большой огромный колайдер: как на Урале сделали миллиардную колу
Общество
Большой огромный колайдер: как на Урале сделали миллиардную колу
Под занавес недели ЕТВ побывал на заводе Coca-Cola в Екатеринбурге: здесь в условиях строгой санитарии и секретности делается самая известная газировка.
Нормальный квартальный: кому дело до грязи в Екатеринбурге?
Нормальный квартальный: кому дело до грязи в Екатеринбурге?
ЕТВ патрулирует улицы города в поисках мусора, справедливости и особенностей работы квартальных инспекторов.