Турецкая ссылка: как борьба с ИГИЛ на Урале множит шансы вербовщиков

11:54, 20 Июль 2015
wwjihad_full.jpg
Фото:  http: //web.sbu.edu/friedsam/archives/carr/images/wwjihad_full.jp
Тема Исламского государства (ИГИЛ) добралась до свердловских медиа, посеяв легкую истерику вокруг депортации турецких чтецов Корана. Почему важно не перегнуть палку в борьбе с новым всплеском радикализма, разбирался ЕТВ.
Интересная история произошла на днях на Среднем Урале. Региональное УФМС отправило на родину за нарушение правил пребывания на территории РФ четырех турецкоподданных. Высланные оказались чтецами Корана, приехавшими по линии министерства по делам религии Турции. Официальная причина депортации — неправильно оформленные визы. У чтецов были визы для коммерческой деятельности, а нужны были — для религиозной.
Вроде бы рядовой случай, к деятельности ИГИЛ имеющий такое же отношение,  как, например, прошлогодний концерт польских дэт-металлистов Behemoth в Екатеринбурге — их тогда тоже депортировали домой из-за визовых разногласий. Но в головах отдельных людей слова «Коран», «мусульмане» и «депортация» внезапно сложились в стройную версию, согласно которой высланные турки были ни много ни мало вербовщиками «Исламского государства» (оно же ИГ, ИГИЛ, ИГИШ). По мнению председателя духовного управления мусульман Свердловской области Абдуль-Куддуса, это явный перебор.
«Турция ежегодно присылает к нам хороших чтецов Корана, коран-хафизов. В нынешнем году они прибыли по приглашению Нафигуллы Аширова, главы Духовного управления мусульман азиатской части России. Альфрид-хазрат Мустафин принимал их. Идет культурный обмен. Ничего плохого тут нет», — сказал Абдуль-Куддус в эфире ЕТВ.
Ажиотаж, возникший вокруг ситуации с турками, понятен. В условиях, когда события, связанные с халифатом, устойчиво держатся в новостных топах, любой информационный слив, касающийся мусульман, воспринимается с живейшим интересом. Но чтобы более-менее объективно оценивать ситуацию, надо понимать, что ИГИЛ — это не автономное явление, а часть куда более глобального джихадизма, военно-террористического аспекта радикального ислама.
На территории бывшего СССР джихадизм зародился в начале 1990-х гг. на территории Северо-Восточного Кавказа и Таджикистана. В первом случае война, стартовавшая как борьба за национальную независимость Ичкерии, со временем приобрела религиозные черты. К тому же, постепенно метастазы конфликта распространились на соседние регионы. В Таджикистане же светская власть одержала верх над местными исламистами, вытеснив их в Афганистан и Пакистан, где они объединились со своими коллегами из других среднеазиатских республик и стали пополнять поредевшие ряды за счет соотечественников, рекрутированных из РФ.
Активист одной из таких группировок — «Исламской партии Туркестана» (ИПТ)  — создал на Урале в 2010-2014 широкую вербовочную сеть. Речь о Мансуре Бобоерове, сидящем сейчас в таджикской тюрьме. Вероятно, именно ему подчинялся Шамиль Алимов, задержанный с двумя своими «воспитанниками» в свердловском поселке Незевай в 2013. Незадолго до посадки Мансура ИПТ присягнула «Исламскому государству», превратившись в его филиал.
Плодами работы вербовщиков в Свердловской области официально можно считать отправку в ИГИЛ примерно 30 жителей региона (по сведениям из открытых источников). Разумеется, не все желающие принять участие в джихаде выезжают за границу. Кто-то предпочитает действовать дома. Собственно, на Урале наиболее прославилась аскинская община (джамаат) Нафиса Шаймухаметова, действовавшая в Башкирии и Прикамье летом 2010. Его участники вступали в перестрелки с правоохранителями, уничтожали ЛЭП,  пытались подрывать газопроводы и даже разгромили пост МВД на трассе Екатеринбург — Пермь. Последняя вылазка переполнила чашу терпения властей, и на охоту бросили спецназ ФСБ. Пленных они не брали.
Раис Сулейманов: Уральские деревни превращаются в китайские

Религиовед объясняет, как уральские деревни заполняются китайцами, а таджикские мигранты меняют профессию и превращаются в наемников Исламского государства.

Истерия вокруг ИГИЛ, еще в начале года гулявшая в основном по западным СМИ, с течением времени добралась и до российских медиа. И, что самое страшное, до умов отдельных чиновников, чьей задачей является постройка межрелигиозных и межнациональных коммуникаций в России. Ощущение угрозы джихадизма заставляет их при малейшем намеке на радикализм включать машину наказания, не разбираясь в обстоятельствах. Мало того, порой ответственные лица ведут себя, как слон в посудной лавке, видят исламский экстремизм там, где его нет. Примером того, чем оборачивается излишнее рвение в обличении джихадистов, эксперты по делам религиозных общин называют кампанию против екатеринбургской мечети «Рахмат», переставшей функционировать в феврале 2015 г.
«Власти поступили неправильно, закрыв мечеть Рахмат“. Это была официально зарегистрированная, подконтрольная организация. Публичные нападки на мечеть и общину, закрытие — поводы, когда мусульмане могут почувствовать несправедливость и уехать в ИГИЛ», — считает исполнительный директор Межнационального информационного центра“ Нурзида Бенсгиер.
И в этом есть смысл. Выселение неугодной общины или снос мечети, как в Новом Уренгое в апреле 2015, способствуют радикализации мусульман лучше любой пропаганды. Растет количество подпольных молельных комнат. Недовольство зреет и, в конце концов, кто-то эмигрирует на Ближний Восток, а кто-то в ближайший лес.
Это не значит, что надо снисходительнее относиться к джихадизму. Недавно большинство кавказских полевых командиров вышло из состава «Имарата Кавказ» и присягнуло ИГИЛ. Присягу приняли, и теперь в России вполне официально, с точки зрения халифата, существует филиал «Исламского государства» — «вилаят Кавказ ИГ». Одновременно накаляется обстановка в Средней Азии. Туркменско-афганская граница уже превратилась в новую «горячую точку», а в Киргизии несколько дней назад накрыли боевую часть исламистов, готовивших диверсию на российской авиабазе в Канте.
Так что поводов для оптимизма становится все меньше. События будут накатывать, как круги по воде от брошенного камня. Следовательно, увеличится потребность исламистских повстанческих движений в рекрутах. А где добровольцы, «подготовленные» несправедливым отношением к их родной религии, там и автономные джамааты, кошмарящие тылы «неверных». И тогда получается, что главная задача российских властей — постараться не увеличивать число потенциальных моджахедов своими поступками. Задача, судя по всему, невыполнимая.
Смотрите на ЕТВ эфир программы «Сумма мнений», посвященный современным проблемам радикализма на Урале.
"Сумма мнений" на ЕТВ. ИГИЛ рядом?

Из Свердловской области выслали троих граждан Турции, подозреваемых в вербовке в боевики Исламского государства. Оказывается, вербовщики ИГИЛ совсем рядом, и готовы забрать в боевики ваших друзей, родных и незнакомых рабочих со стройки...

Комментарии
За деньгами и наркотой. На Уктусе состязаются четвероногие таможенники
Общество
За деньгами и наркотой. На Уктусе состязаются четвероногие таможенники
Собаки в погонах сошлись в соревновании по скоростному обнаружению нелегального содержимого чемоданов. Служебная мимимишность в репортаже ЕТВ.
Что в карманах у Вассермана?
Авдотья Смирнова. «Я бы во всех ролях снимала Анну Михалкову»
Уральские связисты готовятся встречать половодье с чаем и печеньем
Общество
Уральские связисты готовятся встречать половодье с чаем и печеньем
Прогнозы на грядущий паводок все оптимистичней. Новые прогнозы и спасение условного кабеля в репортаже ЕТВ.
Большой огромный колайдер: как на Урале сделали миллиардную колу
Общество
Большой огромный колайдер: как на Урале сделали миллиардную колу
Под занавес недели ЕТВ побывал на заводе Coca-Cola в Екатеринбурге: здесь в условиях строгой санитарии и секретности делается самая известная газировка.