Алексей Венедиктов: «Социальные сети — наша глобальная угроза»

12:23, 27 Октябрь 2014
10744141_950702454943964_192373435_o.jpg
Глава радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов научил уральских журналистов проверять информацию по методу Владимира Путина.
Основные тезисы о современной работе с информацией Алексей Венедиктов озвучил на открытой лекции «Угрозы и опасности профессии современного журналиста», которая состоялась в УрФУ в минувшую субботу, 25 октября.
— Журналистика состоит из множества профессий. Вот, например, если вы делаете новости, вы свое мнение засовываете в задний карман, но если вы комментатор, ведете свою программу или колонку, то вам платят за ваше мнение. Если вы берете интервью — это третье умение, если репортер — четвертое. Можно плохо делать новости, но быть хорошим интервьюером. Не надо рваться работать во всем и всегда, распылять свои силы бессмысленно. Все обо всем — это одна из угроз современной журналистики. Происходит размывание профессии. Выберите то, в чем вы сильнее. Как говорил Цезарь, лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе.
— Социальные сети — это глобальная угроза, с которой нельзя бороться. Сейчас каждый, у кого есть аккаунт в социальной сети, является в какой-то мере журналистом. Вот я перед тем, как приехать в Екатеринбург, узнал из твиттера, что у вас тут снег. Или кто-то посмотрел фильм или спектакль и написал что все это «полная ерунда», а благодаря социальным сетям это мнение стало публичным. Но мы не можем на 100% доверять всем этим мнениям, ведь за ними не стоит имя, как в газетных рецензиях. Несколько лет тому назад у меня состоялся разговор с Владимиром Путиным, и он мне сказал, что интернетом для принятия решений он не пользуется. «Я должен принимать решения за сотни миллионов людей, на основе четкой, проверенной информации». На вопрос «что такое четкая и проверенная информация?», он ответил: «Это сведения подписаные теми людьми, которым я доверяю».
— Я не знаю, что будет завтра с информационным пространством. Но противопоставить социальным сетям можно, к примеру, репутацию. Сейчас информационный поток просто сумасшедший. Пять лет назад от шести информационных агентств приходило примерно 5-10 сообщений. Сейчас — 28. Но даже в таком огромном потоке можно выбирать правдивые новости. И я вам расскажу один жизненный случай который это подтверждает. Пятничный вечер. Я сижу в своем кабинете, занимаюсь своими делами, параллельно слежу за прямым эфиром. И тут бежит наш новостник: для меня это сразу сигнал SOS“. На Эхе“ бегать запрещено. Если ты пробежишься и сядешь к микрофону, будет слышна твоя отдышка. Да и, в конце концов, с хорошими новостями ходят вальяжно. И тут я слышу следующее: Взрыв в Белом доме, Обама ранен“. Вечер пошел насмарку. Ссылались на ИТАР-ТАСС«, а те — на Independent press“. Я сижу и не понимаю, почему сообщил только ТАСС“? В Москве было 20:00, то есть в Вашингтоне день и Белый дом набит журналистами. Я проверил американские каналы — там ничего. А у нас в эфире эта новость. Смотрю, акции многие уже вниз пошли. Что за черт?! Захожу на сайт Independent press“ — нету. Захожу на сайт ИТАР-ТАСС“ — нету. Но к нам в ленту попало. Через пять минут звоню в ТАСС“, и выяснилось, что они брали новости из твиттера американского агентства, который взломали хакеры и поместили туда эту новость. Я вышел в эфир и извинился перед нашими слушателями. Вот вам пример дезинформации благодаря техническим средствам связи.
— Я всегда требую от своих журналистов уделять внимание деталям, чем бы они ни занимались: новостями, интервью, репортажем. С репортажем вот такая история была. Беслан, 2004 год, 1 сентября. Приходит информация, что в заложниках 340 человек. Я бывший школьный учитель, я понимаю, что это школа № 1 и 340 человек там просто быть не может. Звоню в Минобразования, и мне сообщают, что в школу № 1 г.Беслана принято 700 учащихся. Сами подумайте: 700 детей, 100 учитилей и родители. Выходит на 1100 — 1300. Какие 340?! Я звоню пресс-секретарю президента Алексею Громову и пытаюсь его заставить сообщить главнокомандующему, что там 1300, а не 300. Оба в истерике были. Через четыре дня после штурма мы встретились, и он сквозь зубы сказал: «Тебе просили спасибо передать». Значит все-таки услышали меня.
Комментарии
На Урале митинг против «Платона» собрал больше полиции, чем водителей
Общество
На Урале митинг против «Платона» собрал больше полиции, чем водителей
Требовать отмены системы дорожных сборов, тахографов и роспуска правительства на окраину Екатеринбурга приехали всего около полусотни дальнобойщиков.
Сумма мнений Σ
Антикоррупционный митинг
Антикоррупционный митинг
От Светланы Зенковой
Сумма мнений Σ
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
"Страсти Христовы" в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект "Греческие пассионы"
От Светланы Зенковой
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Общество
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Если верить исследователям подземных артерий города, этой весной подземные реки Екатеринбурга могут выйти из берегов.
Кто топит за карьер? Судьба «Старой линзы» в руках властей и бизнеса
Общество
Кто топит за карьер? Судьба «Старой линзы» в руках властей и бизнеса
Любимая площадка для фотосессий, шашлыков и просто хороший объект для маршрута выходного дня под Екатеринбургом превращается в новый водоем.