В мутной воде. Почему инициаторы муниципальной реформы сами же от нее

19:08, 19 Июнь 2014
yekaterinburg_skyline2.jpg
Политологи пытаются понять логику областной власти, решившей реформировать крупнейшие свердловские города, и находят, что региональная администрация больше всего навредит самой себе.
Экспедиция Евгения Куйвашева и первого заместителя его администрации в Нижний Тагил не удалась. Тамошняя дума и исполнительная власть отказались поддержать реформу системы местного самоуправления. По ней Екатеринбург, Нижний Тагил и Каменск-Уральский получат районные думы и районных глав со своими обязанностями и деньгами. При этом общегородские органы власти будут рекрутироваться из числа депутатов первого уровня. Политологи Федор Крашенинников и Дмитрий Москвин в эфире ЕТВ анализировали, чем может закончиться реформа.
Если сосредоточиться только на политическом аспекте, то выйдет, что ущерб от реформы МСУ будет огромным. И — как это ни парадоксально — в первую очередь ущерб получит властная группа, контролирующая областную, а не городскую команду. Это несмотря на то, что предстоящие кардинальные изменения в системе власти направлены как раз таки на то, чтобы ослабить городскую (имеется в виду в первую очередь Екатеринбург) власть.
Основной вопрос такой: если губернатор не смог получить контроль над городской думой Екатеринбурга и избрать своего кандидата на выборах главы мегаполиса, как же он собирается взять под контроль семь разных выборных кампаний в семи муниципалитетах? И каким образом менее прозрачная система власти позволит именно городским властям взять Екатеринбург под контроль? Короткий ответ: никак. И вполне вероятно, что новый институциональный дизайн даже ослабит влияние губернатора на систему местного самоуправления Екатеринбурга.

Представители региональных властей говорят, что реформировать муниципалитеты нужно, потому что так велела Москва. Мол, закон предлагает разные варианты организации власти в больших городах, но неофициально федеральный центр хочет внедрить именно двуступенчатую систему с непрямыми выборами общегородского руководства. Правда не ясно, почему, если федеральный центр так настаивает на таком варианте, он не сделал его обязательным.
Почему оставил за регионами и самими городами право выбирать ту схему, которая больше подходит? Уж точно федеральный центр не боится непопулярных законов (был же принят осмысленный и беспощадный антитабачный закон, крайне нелюбимый большинством избирателей — людей, которым штрафы за курение намного ближе, чем совершенно запутанная в последние годы структура местного самоправления).
Можно предположить, что все-таки Москва не против управленческого разнообразия, что национальным властям не принципиально, как устроена самоуправление в городах, если оно справляется со своими задачами. И, конечно, федеральному центру не нужно ухудшение состояния хозяйств больших городов.

Об этом мало вспоминают, но вообще-то заявленной целью муниципальной реформы президент Путин провозгласил приближение власти к народу. Мол, особенно в больших городах муниципалитеты из самоуправления явочным порядком превратились во власть вроде губернаторской — то есть местную государственную. И надо, чтобы конституционно не зависящее от государства местное самоправление вернуло себе законную и столь востребованную россиянами роль. Роль независимого и вкрадчивого организатора обыденной жизни. То, что происходит в Свердловской области даже косвенно, даже невзначай не совпадает с целями реформы, провозглашенными президентом.
Разделение Екатеринбурга на районы никак не может сделать власть в городе прозрачней и понятней (что касается Нижнего Тагила и Каменска-Уральского — для них реформа МСУ откровенно вредной — даже не трата денег на трату сил, а трата денег и сил на вредное, на еще большую дезинтеграцию сравнительно небольших и не очень цельных по своей структуре городов). И если уж затевать реформу с введением муниципалитетов первого уровня, нужно как минимум позаботиться о создании новых, жизнеспособных районов.
Ну какая хозяйственная логика или еще какая-нибудь общая потребность объединяет жителей, скажем Октябрьского района? Какие совместные интересы могут быть у жителей Синих камней и поселка Кольцово? В чем смысл жизнь в границах одного, получившего самостоятельность муниципального района у жителя центра и Сортировки (а все районы Екатеринбурга включают как центральные, так и периферийные территории)? Почему половина жителей совершенно однородного Академического должна выбирать депутатов думы Верх-Исетского района, а вторая — Ленинского? Впрочем тут требуется задать еще один вопрос: зачем вообще нужны муниципалитеты первого уровня и перекраивание Екатеринбурга, если нынешняя муниципальная власть вполне жизнеспособна? Для чего нужно переделывать систему, которая и так работает?
Комментарии
На Урале митинг против «Платона» собрал больше полиции, чем водителей
Общество
На Урале митинг против «Платона» собрал больше полиции, чем водителей
Требовать отмены системы дорожных сборов, тахографов и роспуска правительства на окраину Екатеринбурга приехали всего около полусотни дальнобойщиков.
Сумма мнений Σ
Антикоррупционный митинг
Антикоррупционный митинг
От Светланы Зенковой
Сумма мнений Σ
«Страсти Христовы» в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект «Греческие пассионы»
"Страсти Христовы" в опере. В Екатеринбурге стартует культурный проект "Греческие пассионы"
От Светланы Зенковой
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Общество
Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки
Если верить исследователям подземных артерий города, этой весной подземные реки Екатеринбурга могут выйти из берегов.
Кто топит за карьер? Судьба «Старой линзы» в руках властей и бизнеса
Общество
Кто топит за карьер? Судьба «Старой линзы» в руках властей и бизнеса
Любимая площадка для фотосессий, шашлыков и просто хороший объект для маршрута выходного дня под Екатеринбургом превращается в новый водоем.