197 – за, 202 – против! Жители не приняли схему зон существующей и пер

18:17, 21 Февраль 2013
ekaterinburg.jpg
Новая дискуссия разгорается в Екатеринбурге. В центре внимания — проект зон стабилизации и развития существующей и перспективной застройки города. Сегодня проект не прошел общественные слушания. Обсуждение было очень эмоциональным, с замеча
«Этот документ не входит в число обязательных документов градостроительных организаций. Давления сверху на нас не было. Это наш документ, разрабатывала его мастерская генерального плана», — открывая слушания заявил начальник департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга Михаил Вяткин. Проект разработали, чтобы обеспечить уже застроенные районы специальным регулирующим документом, чтобы каждую территорию в дальнейшем можно было грамотно развивать, пояснил он.
Михаил Вяткин, начальник департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга:
«… Сам документ состоит из двух частей: графическая и регламент (что можно и что нельзя делать на этих зонах). … Предложили раскрасить весь город в два цвета: там, где можно строить и там, где застройку нужно ограничить. Достаточно просто и примитивно — два цвета: красный и зеленый».
undefined

Зеленым цветом двух оттенков на карте помечены так называемые зоны стабилизации. Это территории, где строить новое либо совсем нельзя, либо можно только после окончательного межевания кварталов, если появятся свободные участки. Под эту категорию попадают все исторические места города: Проспект Ленина, Зеленая Роща, улица Грибоедова на Химмаше, площадь Первой Пятилетки. Здесь допускается лишь капитальный ремонт объектов и озеленение территории.
Красным цветом на карте выделены территории развития. Причем темно-красные — это участки в уже застроенных районах, которым нужна кардинальная реконструкция. Как правило, это частный сектор, ветхие дома, бараки, которые в перспективе пойдут под снос. «Но отселять их будут, только когда появится инвестор», — успокоил Михаил Вяткин.  Это районы на улице Металлургов, Татищева, дома на Уралмаше и Эльмаше, которые построены в 60-х, 70-х годах, и двух– трехэтажные строения.
Розовым — более оптимистичным цветом — обозначены районы перспективной застройки — ВИЗ-Правобережный, Академический, Северный Шарташ. Здесь разрешается новое строительство и функциональное изменение территорий с условием разработки всей документации.
Однако жители, которых в двух залах собралось 561 человек, восприняли проект с недовольством. Прежде всего, их  насторожило, что зоны развития накладываются на зону охраны памятников истории и архитектуры. Выступление Олега Букина, представителя Всероссийского общества охраны памятников, зал поддержал аплодисментами.
Олег Букин, представитель Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:
«Предложение не соответствует действующему законодательству. Памятники культуры могут быть уничтожены. Зона развития накладывается на зону охраны памятников. Предлагаю либо голосовать против, либо предложить доработать с учетом замечаний специально созданной экспертной группы“.
Следом на трибуну вышел депутат Максим Петлин, который высказался еще резче.
Максим Петлин, депутат городской Думы:
«Сегодня нам предлагают отступить от генерального плана развития города. Генплан — это документ, в котором определено, сколько квадратных метров у нас должно быть под парками, под рекреационными зонами. Для того, чтобы наплевать на генплан, на кодекс, администрация хочет придать законность своим незаконным действиям с помощью проведения общественных слушаний. Чтобы потом сказать, что на слушаниях все одобрили. Но они носят рекомендательный характер и никакого правового характера носить не могут. Каждый, кто хочет голосовать за“, голосует за то, чтобы администрация и дальше застраивала парки. Я призываю не поддерживать данный проект».
А участница общественного движения «Архконтроль» Марина Сахарова вообще высказала мнение, что обсуждаемые документы противоречат существующему законодательству, в частности, градостроительному кодексу Российской Федерации и правилам проведения общественных слушаний.
Марина Сахарова, участница общественного движения «Архконтроль»:
«Представленные документы нарушают требования градостроительного кодекса РФ, закона о проведении общественных слушаний, так как жителям не была дана достоверная информация. Здесь представлены не те документы, которые показывали в районных администрациях. Считаю, что подобные бумаги не могут быть согласованы. Говорить можно все, что угодно, что не будут застраиваться парки, но согласовываться будут вот эти документы, а не те, о которых говорят. Принимать их ни в коем случае нельзя“.
Руководитель департамента архитектуры клялся и божился, что стройка памятников не коснется — жители стояли на своем: проект не принимать и провести повторные слушания, а эти прекратить. Только фермер из Горного Щита очень просил внести его хозяйство в градостроительный план — иначе ему газ не провести.
В итоге на голосование было вынесено два вопроса:
По первому вопросу — 197 «за», 202 «против», 40 воздержавшихся; по второму несогласных оказалось еще больше — 134 «за», 215 «против», 32 воздержавшихся.  Таким образом, городская общественность не дала хода новой программе администрации.
Комментарии
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
События
Боевые духи. Уральские новобранцы единоборств
Закрытая клетка, гул толпы и незнакомый противник: сотни простых уральских парней рвутся на турниры, где не заработают ни копейки. Феномен свердловской суровости раскрыл ЕТВ организатор любительских и профессиональных схваток.
Людмила Улицкая в прямом эфире
Музыка на ЕТВ
АЙФО
АЙФО
От Светланы Зенковой
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
Город
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
ЕТВ запускает новую рубрику: если вы не особо следили за новостной повесткой Екатеринбурга, но хотите все знать, специально для вас мы подготовили дайджест главных событий прошедшей пятидневки. В одном коллаже.
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.