197 – за, 202 – против! Жители не приняли схему зон существующей и пер

18:17, 21 Февраль 2013
ekaterinburg.jpg
Новая дискуссия разгорается в Екатеринбурге. В центре внимания — проект зон стабилизации и развития существующей и перспективной застройки города. Сегодня проект не прошел общественные слушания. Обсуждение было очень эмоциональным, с замеча
«Этот документ не входит в число обязательных документов градостроительных организаций. Давления сверху на нас не было. Это наш документ, разрабатывала его мастерская генерального плана», — открывая слушания заявил начальник департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга Михаил Вяткин. Проект разработали, чтобы обеспечить уже застроенные районы специальным регулирующим документом, чтобы каждую территорию в дальнейшем можно было грамотно развивать, пояснил он.
Михаил Вяткин, начальник департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга:
«… Сам документ состоит из двух частей: графическая и регламент (что можно и что нельзя делать на этих зонах). … Предложили раскрасить весь город в два цвета: там, где можно строить и там, где застройку нужно ограничить. Достаточно просто и примитивно — два цвета: красный и зеленый».
undefined

Зеленым цветом двух оттенков на карте помечены так называемые зоны стабилизации. Это территории, где строить новое либо совсем нельзя, либо можно только после окончательного межевания кварталов, если появятся свободные участки. Под эту категорию попадают все исторические места города: Проспект Ленина, Зеленая Роща, улица Грибоедова на Химмаше, площадь Первой Пятилетки. Здесь допускается лишь капитальный ремонт объектов и озеленение территории.
Красным цветом на карте выделены территории развития. Причем темно-красные — это участки в уже застроенных районах, которым нужна кардинальная реконструкция. Как правило, это частный сектор, ветхие дома, бараки, которые в перспективе пойдут под снос. «Но отселять их будут, только когда появится инвестор», — успокоил Михаил Вяткин.  Это районы на улице Металлургов, Татищева, дома на Уралмаше и Эльмаше, которые построены в 60-х, 70-х годах, и двух– трехэтажные строения.
Розовым — более оптимистичным цветом — обозначены районы перспективной застройки — ВИЗ-Правобережный, Академический, Северный Шарташ. Здесь разрешается новое строительство и функциональное изменение территорий с условием разработки всей документации.
Однако жители, которых в двух залах собралось 561 человек, восприняли проект с недовольством. Прежде всего, их  насторожило, что зоны развития накладываются на зону охраны памятников истории и архитектуры. Выступление Олега Букина, представителя Всероссийского общества охраны памятников, зал поддержал аплодисментами.
Олег Букин, представитель Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:
«Предложение не соответствует действующему законодательству. Памятники культуры могут быть уничтожены. Зона развития накладывается на зону охраны памятников. Предлагаю либо голосовать против, либо предложить доработать с учетом замечаний специально созданной экспертной группы“.
Следом на трибуну вышел депутат Максим Петлин, который высказался еще резче.
Максим Петлин, депутат городской Думы:
«Сегодня нам предлагают отступить от генерального плана развития города. Генплан — это документ, в котором определено, сколько квадратных метров у нас должно быть под парками, под рекреационными зонами. Для того, чтобы наплевать на генплан, на кодекс, администрация хочет придать законность своим незаконным действиям с помощью проведения общественных слушаний. Чтобы потом сказать, что на слушаниях все одобрили. Но они носят рекомендательный характер и никакого правового характера носить не могут. Каждый, кто хочет голосовать за“, голосует за то, чтобы администрация и дальше застраивала парки. Я призываю не поддерживать данный проект».
А участница общественного движения «Архконтроль» Марина Сахарова вообще высказала мнение, что обсуждаемые документы противоречат существующему законодательству, в частности, градостроительному кодексу Российской Федерации и правилам проведения общественных слушаний.
Марина Сахарова, участница общественного движения «Архконтроль»:
«Представленные документы нарушают требования градостроительного кодекса РФ, закона о проведении общественных слушаний, так как жителям не была дана достоверная информация. Здесь представлены не те документы, которые показывали в районных администрациях. Считаю, что подобные бумаги не могут быть согласованы. Говорить можно все, что угодно, что не будут застраиваться парки, но согласовываться будут вот эти документы, а не те, о которых говорят. Принимать их ни в коем случае нельзя“.
Руководитель департамента архитектуры клялся и божился, что стройка памятников не коснется — жители стояли на своем: проект не принимать и провести повторные слушания, а эти прекратить. Только фермер из Горного Щита очень просил внести его хозяйство в градостроительный план — иначе ему газ не провести.
В итоге на голосование было вынесено два вопроса:
По первому вопросу — 197 «за», 202 «против», 40 воздержавшихся; по второму несогласных оказалось еще больше — 134 «за», 215 «против», 32 воздержавшихся.  Таким образом, городская общественность не дала хода новой программе администрации.
Комментарии
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
События
Леонид Юзефович: «Маятник качается внутри нашего общества»
Писатель, который получил премию «Большая книга» — о неуверенном в себе герое «Зимней дороге», разрушительном маятнике российского общественного мнения и роли Екатеринбурга в жизни страны и его собственной судьбе.
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
События
От обороны — в нападение. Кто спасет «Урал»?
Свердловский клуб лихорадит. На зимние каникулы клуб ушел, занимая «скользкую» 13 позицию, пережив подозрения в «договорняке» с «Тереком», смену тренера, невзрачную игру «звезды» Павлюченко. Подводим итоги первой части сезона.
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Развлечения
Афиша не для всех: пробуем кино и пляшем под «Сансару»
Очередная афиша переполнена фильмами и музыкой, так что устраивайтесь поудобнее, берите календарь и начинайте планировать увлекательные выходные.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Городские истории
Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга
Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.