Тимофей Радя ушел в распространенные предложения: «Кран, автовышка или

17:36, 19 Август 2013
1376656648_2233.jpg
Зеркало екатеринбургского стритарта Tima Radya выступил со своим самым длинным высказыванием. Теперь это не пара слов вроде «Космос наш», «нападай» или «ничего нового». На стене одной из промзон под Санкт-Петербургом Радя опубликовал 1616 
undefined

Манифест начинается со слов:
«Этот текст собирает вместе все находки, которые попадались мне за последние три года. Они растворились во мне, став правилами, по которым я живу. Как правило, такие правила редко произносятся вслух, поэтому говорить о них сложно»

— Тимофей Радя.

Впервые без отточий и многозначных слов-метафор Радя пишет о своем отношении к городу и городскому пространству.
«По отношению к человеку город играет роль, похожую на роль тела, —  ты всегда находишься внутри. И ты не всегда помнишь об этом. Стена дома и стена комнаты — это одна и та же стена, одна нераздельная поверхность. Красивый дом — дом красивый с двух сторон, изнутри и снаружи. Отношение внутреннего и внешнего мира — ключевой момент для уличного искусства»

— Тимофей Радя.

Именно про собственное понимание уличного искусства у Ради написано на питерской стене подробней всего.
«Люди, с которыми тебе никогда не удастся поговорить, люди, которым никогда не удастся поговорить с тобой. Даже те, кого ты никогда не встретишь. Но однажды ты встречаешь такого человека, и он говорит, что видел. Это удивительное чувство. Это связь, которая возникает между частями, которые не должны быть связаны»

— Тимофей Радя.


Прежде Тимофей, если и позволял говорить себе распространенными предложениями, то только в FB. Произошло это после истории с абажурами. Тогда Радя дал понять что в одиночку менять  городскую среду дело бесперспективное. Теперь объяснил, что делать и даже написал своеобразию азбуку стритартера от Tyma Radya.
undefined

«Провокация — самый сложный жанр. »
Комментарии
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
Лаборатроллия
Профи? Тролль! Поэтесса Аксенова постигает pole dance
В честь праздника наших мужчин мы публикуем спецвыпуск проекта «Профи? Тролль!», где главный герой — уральская поэтесса Александра Аксенова — меняет рифму на грацию кошки.
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
Городские истории
Свердчеловек. Как я достаю людей с того света
История Игоря Листова — роман с пылающими страницами. Влюбленный в работу, он 15 лет проводил в разъездах, спасая жизни больших и маленьких людей. Игорь Листов — анестезиолог-реаниматолог, отдавший большую часть карьеры медицине катастроф.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Городские истории
Свердчеловек.  Как я приукрашиваю смерть
Портфолио нашей героини отважится смотреть не каждый, да и приносит его девушка в исключительных случаях. Сегодня наш «Свердчеловек» — танатопрактик или по-простому гример покойников.
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Городские истории
Сорваться с цепи. О домашнем насилии с хеппи эндом
Число пострадавших от рукоприкладства близких в Екатеринбурге выросло вдвое, заявляет мэр Евгений Ройзман. Вырваться из домашнего ада удается единицам, и все же они существуют. И расскажут сегодня свои истории.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.