Столичный урбанист похвалил Екатеринбург за трамваи и компактность

19:40, 13 Сентябрь 2016
29457178851_4de1b8f61e_b.jpg


Фото: Аркадий Гершман, ЖЖ

Блогер и урбанист из Москвы после вояжа в уральскую столицу поделился своим мнением относительно сильных и слабых сторон города и в целом остался доволен, резюмировав, что «Екатеринбург — точно не большая деревня».
Дезертиры вакцинации. Почему уральцы стали бояться уколов
Групповой иммунитет от опасных инфекций под ударом — все больше людей в благополучном мире отказываются от прививок
Отчет о поездке в Екатеринбург в своем «Живом журнале» опубликовал урбанист Аркадий Гершман, разделив повествование на две части — слабые и сильные стороны города. Так, из минусов столичный критик отметил «убитые дворы», не менее убитые улицы и проблемы с общественным пространством. Удивила блогера и наглость автомобилистов, которые паркуются на тротуаре, а также оставляют машины прямо у входа в здания. Местами Аркадия Гершмана озадачивала застройка.
Отдельная боль блогера — подземные переходы, которых «не должно быть на улицах и которые являются варварством и издевательством над людьми», а также «озаборивание».

«Напомню, заборы никаким образом не улучшают безопасность на улицах, даже наоборот,  — пишет блогер. — Люди всегда переходили и будут переходить по самому короткому пути, а из-за заборов водители расслабляются и ослабевает внимательность. Как мне рассказали, основной двигатель идеи заборов в городе — те же самые ребята из ГИБДД, которые не подписывают ввод улиц без этого».
От минусов урбанист перешел к плюсам и отметил компактность города, а от компактности недалеко и до велосипедистов. «Когда город компактный и люди плотно расселены, то ресурсы расходуются максимально эффективно, люди больше ходят, быстрее добираются до места, проводят больше времени на улицах,  — продолжает Аркадий Гершман. — Плюсы сего факта можно заметить по развитию велодвижения в городе, ведь практически при полном отсутствии инфраструктуры, в городе очень много велосипедистов». 

При этом урбанист раскритиковал большинство велопарковок и назвал некоторые из них «недоразумением», так как правильно припарковать железного коня на таких стоянках не получится.
Сумма мнений Σ
Город будущегоИнны Боевы
От Инны Боевы
Страшный сон велосипедистов
Страшный сон велосипедистов

Фото: Аркадий Гершман, ЖЖ

Другие плюсы Екатеринбурга — благоустройство улиц и, в частности, бордюры, мешающие автомобилистам заезжать на тротуар. К слову, местные инвалиды и мамочки высокие поребрики предпочитают относить к минусам. Блогеру понравились и люки с логотипом уральской столицы, паркоматы и трамвайное движение, хотя устаревшие вагоны все же смущают.

«С вводом новой маршрутной сети общественный транспорт и трамвай в частности станет куда лучше. Кстати да, это тоже один из показателей продвинутости города — подобных реформ с такой качественной проработкой в России ещё не было“,  — заключает урбанист. В целом он остался доволен городом, отметив, что здесь есть и сильные, и слабые стороны.

Разница лишь в том, что сильная сторона заключается в подходах к развитию города, а слабость проявляется в частностях. Обычно же либо всё плохо, либо есть хорошие детали, которые убиваются под натиском общего вредительского подхода“,  — пишет Аркадий Гершман.

Фото: Аркадий Гершман, ЖЖ
Мастрид про «Мадрид»
Более миллиарда рублей придется вложить в легендарную гостиницу, чтобы привести ее в чувство
Комментарии
Что же тут криминального? Раскрываем карту Екатеринбурга
События
Что же тут криминального? Раскрываем карту Екатеринбурга
Места, где оставили след убийцы и разбойники, мы собрали на одной карте города Е.
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Городские истории
Король Лев. Поэт Рубинштейн о публике и пабликах
Молодые поэты обретают популярность за несколько постов в «Фейсбуке», а уже известные — используют свои страницы как дневники. Как изменилась поэзия в эпоху соцсетей, рассказал концептуалист Лев Рубинштейн, который приехал в Екатеринбург.