«Смиритесь с потопами. Нам остается только адаптация»

11:00, 15 Июль 2015
e557dcc44d47778abaf4bf01ad0c94abd6bvdby.jpg
Иллюстрация: iskander1989.deviantart.com
Климат на планете неуклонно меняется, не обходя стороной и Средний Урал. «Ливни, перепады температур — всего лишь начало»,  — уверяет климатолог, сотрудник УрФУ Вячеслав Захаров. В интервью ЕТВ эксперт нарисовал картину погодного будущего.
Погода последних двух лет в Екатеринбурге дала множество поводов говорить о нарастающем количестве аномалий. Холодное лето 2014-го, исключительно мягкая зима и жаркий июнь 2015-го, сильнейшие дожди и град, неделю подряд атаковавший уральскую столицу,  — не просто единичные странности погоды, но часть общего тренда. В чем он состоит и что нас ждет — об этом ЕТВ рассказал заведующий лабораторией физики климата и окружающей среды УрФУ, профессор, доктор физико-математических наук Вячеслав Захаров.

— В последнее время на Среднем Урале климат очень… разный. То очень холодное лето, то очень жаркое, то льет как из ведра. Почему погода так прыгает?

— Сейчас климатическая система Земли уходит от своего стационарного состояния из-за непрерывного накопления парниковых газов в атмосфере. Тепла на планету приходит больше, чем уходит. Солнечное излучение частично отражается от облаков, снега и ледников, проходит атмосферу и уходит в космос, а что не отражается, греет планету. В норме приходящий поток энергии равен уходящему, по крайней мере, так было около 150 лет назад. Потом в атмосфере начали быстро накапливаться парниковые газы — углекислый газ и метан.

Нельзя сказать, что парникового эффекта не существовало раньше — он всегда был, есть и будет. Проблема в том, что он начал быстро расти в последние 150 лет, и баланс между нагревающим и охлаждающим потоками воздуха в атмосфере нарушился. Сейчас нагревающий поток примерно на 2,5 Вт на квадратный метр поверхности Земли больше, чем уходящий. Если умножить эти цифры на площадь поверхности Земли, получится, что этот поток вырабатывает избыточной энергии примерно в 250 раз больше, чем вся мировая энергетика. Из-за этого, например, океан за последнее столетие прогрелся в среднем на 1 градус, а давление насыщенного водяного пара в атмосфере возросло примерно на 10%. Влаги в воздухе становится больше, и она, разумеется, должна где-то выпадать дождями.

Если бы на планете все было равномерно во времени и пространстве, мы бы особенно ничего и не заметили. Проблема в том, что изменения распределяются очень неравномерно. На Урале тоже появляются проблемы. Меньше всего климатические изменения замечают на экваторе; чем ближе к полюсам, тем ярче изменения климата. Если в среднем земной шар нагрелся примерно на градус, то в наших широтах это уже три градуса, а в Арктике — 4-5 градусов. 

— Что это означает для нас?

— Отследить локальные изменения климата можно по температурным данным, которые метеостанция Екатеринбурга собирала последние сто лет. Там график колеблется, разница между холодными и жаркими днями увеличивается. И нижняя температура тоже растет, все идет в разнос. Система уходит от стационарного состояния. И погоду теперь стало предсказывать сложнее.

Климатических аномалий будет все больше

— Откуда в Свердловской области берется аномальная жара, как этим летом?  

—Температуры до 38 градусов Цельсия здесь вполне возможны, они не являются чем-то необычным. Только вот таких скачков, что сегодня +36, а завтра +6 градусов, я не помню. Можно сказать, что жара будет всегда уравновешена холодом, но не по региону, а в целом по глобусу.

Есть три относительно автономные ячейки циркуляции воздуха: тропическая от 0 до 30 градусов широты, среднеширотная — от 30 до 60 (Екатеринбург находится у ее северной границы, на 57 градусе) и полярная 60-90 градусов. В теплой части ячейки воздух нагревается, поднимается вверх и движется к северу, опускаясь примерно через 30 градусов, а потом возвращается назад. Когда климат был в норме, эти зоны были довольно автономными, воздух активно перемешивался на границе ячеек, в основном в межсезонье, поэтому там могли быть температурные скачки. Сейчас воздушные массы ячеек стали перемешиваться чаще и глубже. На Екатеринбург больше влияет северная ячейка, хотя и южные влияния бывают. Напомню, в атмосферу избыточновкачивается 250 мировых энергетик, значит, должна совершаться дополнительная работа по перемещению воздушных масс. Поэтому воздушные массы стали двигаться интенсивней и более хаотично, более непредсказуемо.

— Значит, на Среднем Урале теперь возможны серьезные холода?

— Возможны заметные временные похолодания, когда холодный воздух приходит к нам с полярной ячейки, но это совсем не означает, что процесс глобального потепления закончился. Нужно иметь в виду, что полюса всегда греются, там все время становится только теплее. И если к нам пришел холод, значит, тепло ушло туда, на север. На севере другая проблема —летом льда в Северном ледовитом океане стало меньше, страдают белые медведи, которые не могут добывать рыбу.

— Как изменится наш климат в будущем?

— Через 5 и 10 лет мы вряд ли заметим радикальные изменения, а вот через 50 лет климат точно изменится очень сильно. Трудно даже представить, как это будет, но то, что будет гораздо больше климатических аномалий — это очевидно. Нам нужно привыкать к частым и резким чередованиям холода и жары, разница между температурами станет больше. В целом зимы в наших широтах будут со временем становиться  теплее, однако резкие временные похолодания также будут иметь место, увеличится количество осадков. К счастью, на Урале не так остро стоит проблема затопления, как на равнинах. Потому что сейчас стало за день выливаться то, что обычно выливалось за месяц. При этом среднегодовая норма осадков на планете остается неизменной, но выпадают они менее равномерно. 

Электромобили нас не спасут

— Нынешняя ситуация уникальна в истории планеты? Или такие климатические катаклизмы уже происходили раньше?

— Сейчас климат прошлого Земли известен достаточно хорошо: мы качественно знаем, что происходило миллионы лет назад, а количественно климат хорошо прописан на 800 тысяч лет назад. Многолетние архивы климата — это ледники Гренландии и Антарктиды. Там снег накапливался слоями, и чем глубже, тем дальше по времени. Анализ ледяных кернов из Антарктиды и Гренландии на относительное содержание изотопов воды позволил определить, какая была температура до долей градуса, как она менялась. По пузырькам воздуха, сохранившегося в ледяных кернах, удалось узнать, какое количество углекислого газа и метана было в те годы в атмосфере. Мы знаем, что было восемь холодных и восемь теплых периодов, причем Земля тяготеет к холодным — их продолжительность составляла примерно от 80 до 100 тысяч лет. Теплые периоды длились около 10-20 тысяч лет.

Сейчас мы на очередном теплом этапе, который уже на исходе. Но ситуация сейчас принципиально иная, чем раньше: концентрация углекислого газа и метана сейчас намного больше, чем когда-либо в истории Земли за последние 800 тыс. лет. Действительно, период уникальный, вернуться к холодам теперь будет невозможно.

—Это означает, что мы прошли точку невозврата?

— Вопрос дискуссионный. По крайней мере, сложно представить, что нужно сделать, чтобы выбросы углекислого газа в атмосферу перестали расти. Разве что человек исчезнет с лица земли; тогда через несколько десятков лет природа все приведет в порядок. Деревья поглощают углекислый газ и прячут его в стволах. Здесь, где мы живем, должен расти лес, а мы все в асфальт закатали. По миру бегает примерно миллиард автомобилей. Ежедневно каждый сжигает около 10 литров бензина, это примерно 10 килограммов углекислого газа. И никакие электромобили нас не спасут, ведь чтобы заряжать аккумулятор и производить электричество, нужны электростанции, которые жгут уголь или нефть и газ. Они сожгут еще больше, поскольку КПД электростанции не 100%.

Когда утонет Салехард

— Почему холодные периоды возвращались раньше?

— Один из основных факторов, согласно гипотезе астронома Миланковича, состоит в том, что земная орбита«дышит». Она имеет форму эллипса — вытягивается и сужается, и эти циклы создают колебания в десятки тысяч лет. Когда орбита становится более круговой, солнечного тепла на единицу поверхностиприходит больше. Сейчас мы должны «вытягиваться». Но солнечное тепло — это только один фактор, который влияет на климат. И теперь парниковый эффект его побеждает.

Хороший пример — Венера. Сам термин «парниковый эффект» появился в 60-х годах, когда на Венеру опустились первые летательные аппараты и измерили там температуру поверхности. Астрономы очень удивились, ведь считалось, что Венера холоднее Земли. Потому что эта планета плотно закрыта облаками, около 85% солнечного света она отражает, в результате в атмосферу Венеры входит меньше солнечного тепла, чем в атмосферу Земли. А между тем на Венере среднегодовая температура — 450 градусов Цельсия: свинец плавится при такой температуре. Там давление углекислого газа в атмосфере составляет около 90 земных атмосфер.

— Ваш совместный проект с французским климатологом, лауреатом Нобелевской премии мира Жаном Жузелем направлен на изучение глобального потепления?

— Не совсем так, мы работаем над усовершенствованием климатической модели Земли. Вся планета опутана станциями, датчиками, оборудованием наземным и спутниковым, данные с него затем используются в серьезной суперкомпьютерной модели, которая учитывает всю физику климатической системы. Над проектом современной суперкомпьютерной модели работает огромная интернациональная армия ученых. Модель должна воспроизводить все, что происходит с климатом на Земном шаре в любой точке в любое время. Мы проводим измерения и накапливаем количественные данные для валидации модели, сравниваем их с результатами моделирования.Такая работа ведется с 70-х годов, ею будут заниматься еще не один десяток лет. Дело в том, что сейчас в мире нет задач, которые не мог бы решить суперкомпьютер. Кроме климатических: до сих пор мощность суперкомпьютера недостаточна, нужно еще раз в тысячу мощнее, чем самый мощный компьютер, который есть сейчас. Впрочем, за последние пару десятков лет компьютеры резко скакнули.

— А пока модель не готова, можно сделать какие-то предсказания на будущее?

— Конечно, можно сказать, что через 50 лет все сильно изменится: вечная мерзлота сильно растает, Салехард вероятно потонет. Но людей интересует, что будет каждый год, каждый месяц, начиная с сегодняшнего дня. Когда именно нужно будет вывозить людей из Салехарда и когда закрывать Газпромовские скважины и т.п. Для этого и нужна хорошая количественная модель. Пока же мы можем делать только качественные выводы, то есть понимаем, как и что происходит. Новажны также количественные данные — сколько именно выпадет осадков, когда это произойдет. Скорее всего, через 50 лет население в Салехарде практически будет отсутствовать. Но начнут ли дома проваливаться через 10 или 15 лет, никто не знает.

Ясно одно — мы не можем изменить процесс, глобальное потепление будет продолжаться. Все что нам остается, это адаптация — учиться жить в меняющихся условиях. Одну неделю может быть аномально жарко, другую — аномально холодно, один месяц может быть засуха, потом всех зальет водой по пояс. Надо учиться с этим жить. Человек ко всему привыкает. На севере ситуация гораздо хуже. Ведь что такое вечная мерзлота? Полтора-два метра почвы, а потом десятки, сотни метров льда. Если этот лед растает, все провалится. При увеличении дождевых осадков таяние вечной мерзлоты будет происходить быстрее.  Там и сейчас дома на сваях иногда начинают крениться, и людей выселяют. Сейчас это очень редкие случаи, через 50 лет так будет везде. 

— Вырастет площадь мирового океана?

— За 50 лет не очень значительно, но осадки вырастут сильно. 50 лет назад горные ледники были в хорошем состоянии. Сам я жил под Алма-Атой, занимался горными лыжами. У нас были сборы в августе, мы поднимались на горы и катались на лыжах, а сейчас этих ледников практически нет, остались одни макушки. А ведь это был лед толщиной 50-60 метров.

Во всем есть свои плюсы и минусы. Через 50 лет Северный ледовитый океан летом будет безо льда, значит, откроется Северный морской путь. Он намного короче для грузоперевозок, будет развиваться навигация без ледоколов. С другой стороны, растает мерзлота, начнут проваливаться  все северные города, как и вся наша нефтегазодобывающая инфраструктура — это минус. Все провалится в тартарары, убытков будет немеряно. Но по-другому не будет. Нужно к этому быть готовыми. 

Комментарии
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
События
Дмитрий Астрахан: «Ради сохранения семьи можно и бордель открыть»
Герои фильма «Любовь без правил» не стесняются в средствах для достижения благой цели. О своей новой картине известный российский режиссер рассказал ЕТВ.
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Городские истории
Уральский спасатель: «Работаем на остатках энтузиазма»
Сотрудники МЧС каждый день выручают других из беды, а между тем сами находятся в ситуации постоянного стресса. Мизерная зарплата, нехватка оборудования и другие причины, которые привели спасателя из Екатеринбурга к самоубийству.
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Первая «сталинка» Свердловска
Квартиры на 2,5 комнаты, потолки высотой в 3,4 метра, встроенная баня и подвалы для дров, вид на ипподром и стена-холодильник: Дом Энергетиков на улице Московской послужил городу мостом для перехода от конструктивизма к классицизму.
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Городские истории
От заката до Рассветной. Страшный суд на ЕТВ
Сегодня речь пойдет о новых домах на краю ЖБИ. Хорошо ли живется в двух шагах от Каменных палаток и шумного карьера? Почему так долго добираться до такого близкого центра? О плюсах и минусах своего района нам рассказали местные жители.
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Городские истории
Бизнес-2000 vs Бизнес-2010: как на Урале деловой климат теплеет
Лови волну. Надейся только на себя. Оставайся невидимым для государства. Такими были заповеди предпринимателей, открывавших свое дело 15 лет назад. Изменились времена, изменились и ценности. Руку на пульсе уральского бизнеса подержал ЕТВ.
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
Городские истории
Город как часы. Путь Екатеринбурга к чистой горячей воде
В светлом и теплом будущем жители уральской столицы будут наливать кофе прямо из горячего крана и экономить тысячи на отоплении. Как это могло бы быть, и почему переход на закрытую схему ГВС завис в воздухе, разбирался ЕТВ.
Полезняк на ЕТВ. Берем капремонт дома в свои руки
Полезняк
Полезняк на ЕТВ. Берем капремонт дома в свои руки
Отопительный сезон в Екатеринбурге стартовал не без приключений; одним из таких приключений в некоторых домах стала замена батарей прямо посреди осенней стужи. Как избежать неожиданного капремонта, расскажем в новом полезняке на ЕТВ.
Никас Сафронов: «Через мой холст передается энергетика»
События
Никас Сафронов: «Через мой холст передается энергетика»
Черновики к портретам знаменитостей и великие люди, превращенные в кошек, — известный российский художник привез в Екатеринбург свою выставку. И рассказал ЕТВ, как его картины лечат людей и пользуются популярностью у инопланетян.
Площадь эволюции. Городок уральских генералов
Городские истории
Площадь эволюции. Городок уральских генералов
Новая серия «Площади эволюции» посвящена Городку Военведов — комплексу домов на углу Куйбышева и Луначарского. В обители военной номенклатуры сошлись сразу несколько архитектурных стилей — от авангарда до классицизма.