Кто здесь? История заселения Екатеринбурга

16:45, 27 Март 2015
lle_xfojxdi.jpg
Написав столько об истории города, мы, кажется, позабыли рассказать о том, кто его населяет — о екатеринбуржцах, каждый из которых имеет свою историю. Исправляем этот пробел статьей, отвечающей на вопрос, который звучит все чаще, но редко и
      «Всех мастей стекались гады
       Как на мед пчелиный рой»

       Александр Новиков, «Город древний»
Для каждого, кто путешествовал по стране, очевидно, что обитатели Екатеринбурга радикально отличаются даже от пермяков, челябинцев и тюменцев. Эти отличия носят не только культурный характер, проявляющийся постепенно, при знакомстве с людьми, но и самым явным образом антропологический, доступный любому внимательному наблюдателю. Следовательно, в формировании облика жителей этих городов принимали участие совершенно разные предковые группы. В российской социологии и этнологии с легкой руки Льва Гумилева такие группы называются конвиксиями и консорциями:

«КОНВИКСИЯ — небольшая группа людей с однохарактерным бытом и общим местом обитания, существующая в течение нескольких поколений; Примеры конвиксий — сельские общины, средневековые кварталы ремесленников, мелкие племена.  

КОНСОРЦИЯ — комплиментарное объединение небольшой группы людей, связанных, часто эфемерно, единой целью и исторической судьбой. К ним относятся кружки“, политические группировки, секты, банды, артели и тому подобные объединения (всегда добровольные, а не искусственно созданные) ».  

Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л. Н. Гумилева Составитель — Мичурин В.А. под редакцией Л. Н. Гумилёва
Но возможно ли выделить конвиксии и консорции в таком городе как Екатеринбург, напоминающем даже не винегрет, а «пасту»? В стране, где сто лет шла «перманентная революция», где все постоянное временно, а все временное — постоянно? Где большинство людей не задумывается о своем происхождении и довольствуется статусом «населения». Где полному, под корень, уничтожению аристократии скоро сто лет в обед, а слабые ростки буржуазии — это лишь тонкий слой европеизации над азиатской бездной? «Дальневосточная Европа» по меткому выражению знакомой автора.

Старые русские

Население сельских слобод, из которых вырос город, и первые рабочие исетских заводов происходили, в сущности из одного и того же обширного региона, контролируемого Строгановыми. Сегодня это территории Пермского края, Татарстана, Удмуртии и Республики Коми. Кунгур, Сарапул и Вятка чаще всего называются в переписях петровского времени в качестве родины крестьянских переселенцев на Средний Урал.

Процент горожан, происходящих напрямую от русского старожильческого населения Екатеринбурга, исчезающе мал. В основном это потомки старообрядцев, которые помнят кое-что о своем происхождении. Свыше половины екатеринбуржцев действительно являются потомками выходцев из деревень Урало-Волжского региона. Однако их переселение в городскую черту произошло уже в XX веке (см. ниже). Потому их дети и внуки не могут считаться старожилами.

Последние из могикан

Согласно переписи населения 2010 года, татар и башкир вместе в Екатеринбурге набралось чуть меньше 60 000 человек. Чтобы получить круглую цифру, следует прибавить к ним еще и шесть тысяч марийцев. Эти три группы условно могут считаться «коренным населением Среднего Урала».

Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что почти все татары и подавляющее большинство башкир и марийцев попали в Екатеринбург также в XX веке. За звание «коренных среднеуральцев» могут побороться, пожалуй, только марийцы, но только в том случае, если они происходят не с территории Республики Мари Эл, а из «марийского угла» Свердловской области — с ее юго-запада, с территорий, соседствующих с Михайловским заводом и поселком Арти.  

Свердловские башкиры также имеют весьма отдаленное отношение к «диким» терсякам и сырянцам — грозе исетских заводов. В основном это потомки лояльных крестьян и реестровых башкир с севера Башкортостана и Челябинской области, которые продолжают поддерживать связь со своей малой родиной. Потомки же кочевых башкир, воевавших с русскими, живут на территории Курганской области.
Переход Башкирских войск на сторону красных у дер. Темясово 1919 г.
Переход Башкирских войск на сторону красных у дер. Темясово 1919 г.

Акварель. Художник Б.М. Пискунов. 1930 г.

То же самое может быть сказано и об «уральских татарах». При всем их желании казаться древними и признанными, большинство из них стало екатеринбуржцами лишь в советский период. Более старые группы могут происходить от торговцев «бухарской стороны» — северного ответвления Великого Шелкового пути, т.е. с территории все той же Челябинской области. Обычно эти люди считают себя мусульманами, знают о своем происхождении, и число их невелико. Также в среде знаменитых татарских купцов дореволюционного Екатеринбурга велик был процент поволжских татар-мишарей, которые до сих пор хранят память о своих предках. До революции эти группы держались обособленно не только от православных христиан, но и до некоторой степени друг от друга. Таким образом, «наскрести» татарина, скребя среднего екатеринбуржца, практически невозможно.

Что касается манси и хантов, то они никогда не жили в Екатеринбурге в сколько-нибудь значимом количестве. В городе их не больше, чем например, перуанских индейцев.

Кино без немцев

Вопреки твердокаменному стереотипу о «немецком Урале», немцы никогда не были сколь-нибудь крупной диаспорой в регионе. Хотя роль немецких специалистов в становлении заводской и городской жизни Екатеринбурга действительно громадна. Все дело в том, что на Среднем Урале немцы не занимались колонизацией. В XVIII—XIX веках колонизацию вели крестьяне, составлявшие тогда подавляющее большинство практически любой нации. И уральские земли были с точки зрения немецких крестьян непригодны для сельскохозяйственного освоения. Поэтому основная часть так называемых «уральских немцев» на деле происходила с Поволжья и обитала не на Среднем, а на Южном Урале — в Оренбургском крае. Вот там действительно существовали немецкие деревни — на манер Саратовской губернии, хотя даже и там — в значительно меньших масштабах, чем в самом Поволжье.
Так, согласно первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в трех уральских губерниях — Пермской (к которой относился уездный тогда Екатеринбург), Уфимской и Оренбургской — проживало 7486 чел., считавших немецкий язык родным. Но из этого числа  в Оренбургской губернии насчитывалось 5457 чел., т.е. подавляющее большинство (73%). Судя по всему, в самом Екатеринбурге на тот момент едва набралась бы тысяча немцев, т.е. около 2% от всего населения города, которое, по сведениям все той же переписи, насчитывало в 1897 году 43 239 человек.

Потом число немцев только сокращалось. По данным Всесоюзной переписи 1939 г., из полутора миллионов немцев СССР на Урале проживало всего 35 448 человек, в Свердловской области — и вовсе лишь 3 542 человека, в то время как в Чкаловской (Оренбургской)  — 18 594 (при меньшей численности населения области). Население же города Свердловска на тот момент увеличилось в 10 (! ) раз по сравнению с переписью 1897 года и составило 423 000 человек. Даже если предположить, что все свердловские немцы жили в областном центре (что, конечно же, не так), их численность не составляла уже даже и одного процента от всего населения довоенной столицы Урала.  

Наконец, даже немногочисленные немцы, жившие на Среднем Урале, были репрессированы с началом Великой отечественной войны. Практически все немецкое население Свердловской области, включая немецких коммунистов, бежавших из Германии на уральские предприятия, было депортировано или отправлено в лагеря. Шесть лагерей находились на территории самой Свердловской области — Богословлаг, Тагиллаг, Ивдельлаг, Севураллаг, Востураллаг и Тавдинлаг. Смертность в некоторых из этих «трудовых» лагерей достигала чудовищных 33%. Именно туда и попали уральские немцы, а к ним прибавились и «мобилизованные» российские немцы из европейской части страны, включая и тех, кто воевал добровольцами на фронте на стороне СССР…
Памятник погибшим в Тагиллаге
Памятник погибшим в Тагиллаге

Численность советских немцев в свердловских лагерях, вопреки некоторым заявлениям, сделанным в 1990-е годы, никогда не превышала 50 000 человек (40 075 на 1 января 1944 года). К 1946 году трудармия была ликвидирована, «мобилизованные» немцы получили трудовые книжки (а потом и паспорта) и превратились в обычных граждан «страны советов», на которую уцелевшие «трудармейцы» всю оставшуюся жизнь смотрели волком. Многие из них покинули Свердловскую область, население которой перевалило за 4 миллиона. После всех испытаний XX века немцы Среднего Урала по-прежнему составляли все те же 1,5-2%, что и двумя столетиями раньше.

Не оставили генетического следа и немецкие военнопленные, которых к концу войны в области насчитывались десятки тысяч. Отстроив множество городских объектов (включая, между прочим, Центральный стадион), практически все они к 1955 году вернулись на родину. Находясь в плену, они имели возможность вступать лишь в редкие, случайные и полностью противозаконные связи с девушками легкого поведения и в репродуктивном процессе не участвовали.

После запуска программы репатриации, разработанной объединенной Германией, свердловских немцев и вовсе стало впору заносить в «Красную книгу». Они не попали даже в топ-10 национальностей Екатеринбурга (согласно переписи 2010 года), а в Свердловской области занимают 0,3% от численности ее населения (14 914 человек). Причем можно с уверенностью утверждать, что практически все эти немцы — потомки депортированных при Сталине, они не имеют глубоких корней на территории области, а, значит, не могут считаться коренными екатеринбуржцами. По крайней мере, автору (также немецкого происхождения) такие случаи не известны, и он бы сильно удивился, узнав, что какой-то дореволюционный род по прежнему живет и тем более здравствует в таком решительно скверном и даже фатальном для немцев месте, как Екатеринбург 2.0. Это парадоксальный «немецкий город» без немцев, которых здесь следует искать в основном в книгах и на кладбищах.
Надгробная плита с заброшенного немецкого кладбища, Екатеринбург
Надгробная плита с заброшенного немецкого кладбища, Екатеринбург

Уральский Сион

В отличие от призрака «уральской Германии», исчезающего среди могил разоренного лютеранского кладбища и лесных лагерных захоронений, уральские евреи — это реальность, данная в ощущениях.  

Евреи стартуют в Екатеринбурге одновременно с немцами. Известно, что протеже Никиты Демидова был вице-канцлер Петр Шафиров, сын крещеного еврея Шафира. В 1805  г. еврей, некто Гумпрехт, бывший фальшивомонетчик, числится управляющим цементной фабрикой под Екатеринбургом (и поступает на службу к немцу — Ивану Филипповичу Герману). Во время войны с Наполеоном евреев, заподозренных в шпионаже в пользу Франции, ссылают в Пермскую губернию. Со временем их становится так много, что император Александр I после путешествия по Уралу в 1824 г. издает указ, запрещающий евреям появляться на уральских заводах и в самом Екатеринбурге. На евреев велись облавы. Но затем Николай I в 1827 издает указ о введении воинской повинности для евреев, в результате чего в рекрутский набор попадают так называемые кантонисты — мальчики-подростки, отправляемые в специальные батальоны на 25 лет. 

Институт кантонистов для евреев был отменен лишь в 1856 году. За 30 лет этой практики через Пермский батальон прошли тысячи евреев, часть которых была крещена и осталась жить на Урале. Многие из окрещенных продолжали практиковать иудаизм. В итоге к 1860-м все губернские города Урала обзавелись так называемыми солдатскими синагогами, а уездные — молельными домами и кладбищами. 

В Екатеринбурге еврейское кладбище было основано в 1830-х гг. Ицхоком Лансбергом, а в 1852  г. в полицейских отчетах Екатеринбурга впервые упоминается еврейский молитвенный дом, совмещавший функции школы (хедер) и молельни (бейт-ха-тфила). В 1867 году расселение евреев-солдат за «чертой оседлости» было легализовано. «Дембеля» занимались ремеслами, обзаводились семьями (невест для солдат привозили из «черты оседлости»), объединялись вокруг молелен. 

Вторая волна еврейской миграции на Урал начинается в 1870-х, после либеральных реформ Александра II. Вновь прибывшие застали в Екатеринбурге уже сложившуюся еврейскую общину. Старожилы к тому времени были в значительной степени ассимилированы, пользовались русским вместо идиша, а религиозные установления соблюдали формально. В 1897 г. в городе согласно официальным данным проживало 305 евреев, но это число значительно занижено.

В конце XIX века происходит подъем еврейского национального сознания, а одновременно с этим — рост антисемитизма, подогреваемый политикой Александра III и Николая II. В Екатеринбурге в это время отмечено появление первых антисемитских памфлетов. В самой еврейской среде к этому времени существовало значительное имущественное и классовое расслоение. С одной стороны — видные купеческие фамилии города: Перетц, Анцелевич, Меклер, Поляков, Халамейзер, легендарные частнопрактикующие врачи Котелянский и Сяно. С другой — деклассированная еврейская беднота, деятельно участвовавшая в революционной борьбе. В октябре 1905 года случился первый и последний на Урале еврейский погром, в ходе которого в Екатеринбурге погибли… двое русских, попавшихся толпе под «горячую руку». Наконец, третья волна миграции относится к периоду Первой мировой войны. Число еврейских беженцев в Екатеринбурге приближалось к тысяче.
«Погром». Открытка 1905 –1907 гг.
«Погром». Открытка 1905 –1907 гг.

К. И. Филькович

После революции число евреев в Екатеринбурге стало быстро расти. В 1920 г. в городе только по официальным данным постоянно проживало 3 600 евреев (или 4% от населения города на тот момент), работали еврейские образовательные и культурные учреждения: школа 1-й ступени, профессиональная школа, детский сад, библиотека, рабочий клуб, отделение Еврейской секции ВКП (б).

В 1939 г. году в Свердловске насчитывалось около 8000 евреев (2%), а в 1959 г. — 16 000 (снова 2%). На начало 1960-х приходится пик абсолютной численности свердловских евреев. «Полукровок» же, не могущих считаться классическими евреями, в то время насчитывалось до 50 000 человек, т.е. не менее 5% от числа горожан. С конца 1960-х годов численность еврейского населения города стала медленно сокращаться, что связано с постепенной легализацией отъезда в Израиль. В 1979 г. евреев в Свердловске было 13 000, а в 1989 г. — только 11 000. В 1990-х этот процесс резко ускорился.
Русскоязычный плакат Министерства иммиграции и абсорбции Израиля, 1980 г.
Русскоязычный плакат Министерства иммиграции и абсорбции Израиля, 1980 г.

Согласно сведениям переписи 2010 года, евреи заняли 9 место в десятке национальностей Екатеринбурга (между армянами и узбеками) с численностью 4 339 человек. В то же время горожан еврейского происхождения (по отцу-еврею) может быть в 3-5 раз больше. Степень еврейского присутствия в Екатеринбурге в несколько раз ниже, чем в таких городах как Харьков или Одесса, но все же это заметная часть городского населения, а в середине XX века даже и значительная.

Уральский рабочий

С начала индустриализации и до начала войны население Свердловска увеличилось в четыре раза — со 100 000 человек в 1925 году до более чем 400 000 человек в 1940-м. Город всасывал в себя население бывших крестьянских хозяйств. С 1930 года процесс резко ускорился «благодаря» коллективизации на селе. Откуда же ехали в Свердловск будущие рабочие? В основном с аграрного среднего Поволжья и Прикамья, спасаясь от голода и террора. Вятка и левобережье Волги практически опустели. Емкость Перми была заметно ниже свердловских и челябинских индустриальных гигантов, и те раскулаченные, которые не оказались в Казани, повалили за Урал огромной серой массой. Именно их потомки и составляют от трети до половины городского населения, но называть это консорцией? Эти люди, находившиеся в состоянии перманентного цивилизационного шока, перестали быть даже русскими. Утрата всех корней и поверхностная урбанизация сознания, сопровождаемая пролетарской пропагандой, превратила их в «советских». Такими они в значительной степени остаются и по сей день. Уральский рабочий родом из XX века. Генетически же это потомок деревенских обитателей северо-восточной окраины европейской России, представляющих собой гремучую смесь славянских и финно-угорских племенных объединений с преобладанием последних.

Потомки эвакуантов

«И над бульварами линий
По-ленинградскому синий.
Вечер спустился опять.»

А. Городницкий, «Снег»

Во время Великой отечественной войны уральский регион стал одним из основных центров размещения эвакуированного населения. К весне 1942 года в Свердловской области было размещено 719 тыс. человек, из них146,7 — в Екатеринбурге. Еще и к началу 1945 года на Урале оставалось почти четверть всех эвакуированных в стране — более 600 тыс. человек, причем на долю Свердловской и Челябинской областей приходилось больше половины от этого числа.
Юлия Сегаль. Теплушка. Рельеф. Бронза
Юлия Сегаль. Теплушка. Рельеф. Бронза

Ярославский музей, Музей вооруженных сил, Москва. 1977 г.

В отличие от других регионов, на Урале эвакуанты размещались в основном в городах. В индустриально развитой Свердловской области 77,7% эвакуированных были оставлены в городах. Несмотря на реэвакуацию после окончания войны, численность населения Свердловска выросла с 423 тыс. человек в 1940 году до 620 тыс.

Свыше половины эвакуантов составляли беженцы из блокадного Ленинграда. Екатеринбург в годы войны стал вторым домом для таких известных ленинградских предприятий как завод «Красный треугольник», завод «Электросила», завод «Электрик» и других. 40 000 ленинградцев числились рабочими Уралмашзавода. После окончания войны многие ленинградцы вернулись из эвакуации домой, однако часть из них остались жить и трудиться в Свердловске.

Потомки ленинградских беженцев могут составлять до 1/5 населения современного Екатеринбурга. Эвакуанты являются крупнейшей выделяемой городской консорцией, несмотря на то, что самих «блокадников» в Екатеринбурге по понятным причинам осталось не более 200 человек, которые, тем не менее, продолжают встречаться ежегодно в годовщину снятия блокады. Они, их дети и внуки — ядро данной консорции, хранители памяти о ее исторической судьбе.

Украинские беженцы

Новейшая история постсоветского пространства создала в Екатеринбурге совершенно новую консорцию — беженцев с территории Украины. На март этого года в Свердловской области находится около 10 тыс. зарегистрированных «вынужденных переселенцев» с украинским гражданством. Украинцы, несмотря на определенные сложности в адаптации к новым условиям, чаще всего получают работу и снимают жилье, живут у родственников или в центрах временного проживания. Таким образом, общая численность украинцев на Среднем Урале за два последних года удвоилась и стремится к 30 000. Если эта тенденция продолжится, украинцы вытеснят татар на третье место в топ-10 национальностей Екатеринбурга. Правда будет ли к этому времени еще существовать украинская идентичность — вопрос открытый.

Карты судьбы

По итогам всего вышесказанного можно составить нечто вроде грубой карты екатеринбургских консорций (ни в коем случае не претендующей на полноценное научное исследование) и заставить «молчаливое большинство» городского населения если не заговорить, то по крайней мере промычать нечто более-менее осмысленное. Итак, вот что у нас получилось:

от 500 000 до 750 000 – потомки раскулаченных крестьян и вольнонаемных рабочих из Волго-Уральского региона периода сталинской индустриализации 1925 — 1955 гг. 

от 150 000 до 250 000 — потомки эвакуантов из Ленинградской области и других регионов СССР до 50 000 — люди тюркского происхождения в основном с территории Челябинской области 

до 30 000 — украинцы, из них до 10 000 беженцы (2013 — 2015 гг). 

до 25 000 — потомки русского старожильческого населения Екатеринбурга и его окрестностей 

до 20 000 — люди еврейского происхождения 

по 5000 — евреи, армяне, узбеки, таджики, азербайджанцы, курды, марийцы, мордва 

до 2000 — немцы и другие люди европейского происхождения (поляки, сербы)  

до 350 000 — другие (люди, переехавшие в город в последние 30 лет)

О росте на Среднем Урале еврейской диаспоры, о миграциях индустриализации, о вкладе ленинградских эвакуантов и украинской волне — читайте в продолжении истории о том, «кто в Екатеринбурге живет».
Комментарии
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Развлечения
Афиша не для всех: выходные по классике и на спорте
Снова пятница на календаре, а это значит, что пришла пора планировать выходные с пользой и запасаться развлекательными планами на будущее. В очередном выпуске нашей афиши мы собрали мероприятия, которые, вероятно, придутся вам по душе.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Городские истории
Страшный суд ЕТВ. Изучаем новостройки Уктуса Левобережного
Лес и пруд, свежий воздух и одновременная близость центра города — вот что заманило в этот район многих его обитателей. Переехав, они обнаружили и минусы. Как живется по ту сторону Исети, ЕТВ рассказали очевидцы.
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
События
Мороз по коже. Бросаемся в уральскую купель в поисках бикини
Событие на грани моды, ЗОЖа и религии — крещенские купания. В ночь на 19 января тысячи екатеринбуржцев ломанулись в освященные купели. Вместе с ними в чудеса зимней моды окунулся ЕТВ.
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Городские истории
Мини-Мы. Как защититься от агрессии особых детей
Подросток с психическими отклонениями калечит собственную мать, кто виноват — врачи, сами родители или диагноз? Кто отвечает за поведение особых детей в обществе, разбирался ЕТВ.
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
События
ЗЖЛ. Филиппинский Ройзман и убийственный миф о нарковойнах Манилы
Эскадроны смерти и тысячи убитых — вот что пишут о ситуации в Маниле крупные международные издания. Где кончается правда и начинается зловещая городская легенда? Рассказывает корреспондент ЕТВ в сериале «Записки Жени Лобанова».
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
События
Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах
Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
События
Черви козыри. Как уральцы попали на фейкбук
Друг отметил вас на видео? Возможно, это не долгожданное признание, а симптом вирусной эпидемии, которая разразилась в популярной соцсети. Уральские гении IT рассказывают, как избавиться от заразы и не лишиться кредитки.