Кто плюет на чужие могилы? Эссе о майдане в парке Блюхера

13:04, 03 Август 2015
hpd9nedqzao.jpg
Автор фото: Эдуард Лемберг, ЕТВ
Парк имени Блюхера, где на пути строителей лютеранской кирхи встало надгробие, за выходные ощетинился палатками активистов, протестующих против стройки. Эдуард Лемберг побывал на месте событий и написал эссе по мотивам увиденного.
Напомним, в минувшую пятницу рабочие, приехавшие закладывать площадку под лютеранскую церковь, наткнулись на могильный камень, датированный 1889 годом. В воскресенье здесь прошла акция протеста, в котором, по словам организаторов, участвовали и местные жители, а с сегодняшнего дня здесь разбит целый палаточный городок. Все призвано помешать началу строительства. Не обошлось, как водится, и без инициативных депутатов: со стороны гордумы Екатеринбурга деятельное участие в происходящем принимает Евгений Боровик, а со стороны ЗакСО — Алексей Коробейников. Тема строительства кирхи в парке, разбитом на месте старого немецкого кладбища, очень болезненна — или выглядит таковой. По крайней мере, сообщения о противостоянии противников и сторонников строительства уже год ротируются в городской новостной повестке. Внештатный вскрыватель смыслов ЕТВ Эдуард Лемберг видит в волнениях эхо эпохи черного пиара. Что, впрочем, не мешает ему критиковать безалаберный подход строителей.

Циничное предисловие

Поколение тех, кому сегодня еще нет сорока пяти, еще с девяностых имеет привычку постояно задаваться ленинским вопросом «кому выгодно». Заставшие эпоху черного пиара, которая своим расчетливым безумием в чем-то уделала даже 1920-е годы, мы теперь твердо знаем, что все проплачено и нет — да попросту не может быть — ничего настоящего. 

Детей безжалостного русского постмодерна уже ничем не удивить. Все мы прекрасно понимаем, что возникший перед прошедшими выходными микромайдан в парке на территории бывшего лютеранского кладбища — пиар отдельно взятого персонажа (не будем называть его фамилию). Нам все ясно с первого вгляда на не то православных, не то языческих титушек, геройски отстаивающих в пароксизме заказного народного протеста свою «священную рощу» на Блюхера  — от бесовских поползновений «люторан», которые все как один нехристи и живодеры. Именно такую характеристику этой старейшей и уважаемой протестантской деноминации я получил от «протестантов» из парка.

В общем, для тех, кому сегодня нет сорока пяти, все это не более чем инсталляция на тему мафиозной микрополитики Екатеринбурга. Наша первая реакция на нее — «цирк продолжается». И первыми в головах у нас возникают не те вопросы, на которые рассчитывают современные «художники», а совсем другие, которых они не ждут, поскольку представляют, так сказать, «наивное искусство». Например: кто закопал надгробие XIX века там, где его нашли. Простите,  я, конечно же, хотел сказать «раскопал», ведь надгробие выглядит таким натуральным…

Я бы и дальше лил сюда содержимое скептически-цинического флакона, если бы не одно «но». Я прожил неподалеку от этого печального места много лет. Возможно, там даже закопаны кости какой-то части моих предков. На лютеранское кладбище (когда это еще было кладбищем) мой отец водил мою мать читать ей стихи Бодлера — «готичнее» места во всем городе просто не было. Наконец, я немец. А моя подруга — еврейка (южная часть кладбища — еврейская). И мы имеем к этому месту чуть больше отношения, чем владельцы гуляющих здесь собак и хозяева ипотечных квартир в высотках неподалеку. И потому я сходил туда сам, чтобы убедиться: в действительности все не так, как на самом деле. В действительности все просто отвратительно.

Что такое «хорошо» и что такое «плохо»

Прежде всего я должен сказать, что я — за восстановление кирхи. В том, что ее строительство в городе необходимо и что она будет построена, у меня сомнений нет. Тут надо понимать, что такое сегодня лютеранские общины на Урале. В глазах носителей вируса «православия головного мозга», да и просто обывателя, накрученного пиар-кампанией за сохранение парка, лютеране могут представать какой угодно могущественной тоталитарной сектой. В отвратительной же действительности ситуация такова,  что, например, в оренбургской кирхе один мой знакомый вполне может претендовать на рукоположение, если захочет этого,  даже не являясь при этом немцем — таков дефицит кадров в общине. В Екатеринбурге живых уральских немцев осталось еще меньше. 

То, что общине, находящейся в столь жалком состоянии, выделяют средства на восстановление полноценного места служения (а это именно восстановление в правах после сноса большевиками старой кирхи, располагавшейся на ул. Красноармейской)  — это признание заслуг лютеран перед городом и наоборот. Это констатация неустранимой исторической значимости присутствия национальной церкви немецкой диаспоры в конфессиональном, социальном и культурном пространстве Екатеринбурга. Вот и я перехожу на депутатский язык, хотя хочется сказать совсем по-другому и о другом — например, о подлинном содержании понятий «европейский» и «горожанин», но кто услышит?  

Мне нравится и архитектура кирхи, и идея включить кладбище в церковную ограду. Это правильно, и так и должно быть. Это дает единственный шанс немецкой (по крайней мере) части кладбища снова стать кладбищем, дает единственый шанс на восстановление со временем некрополя или хотя бы на ревизию захоронений (в самой Германии за пределами церковных оград вообще хоронят только изуверов и террористов). Неправильно — буднично вытаптывать старинное кладбище (в каком бы оно ни было состоянии) с собачками на поводках. Неправильно — делать так 40 лет подряд, а потом внезапно грудью кидаться на защиту отнюдь не отеческих гробов. И уж вовсе, гм… порочно еще и устраивать при этом подобные «майданчики».
jboshf9lmw.jpg
Палаточный городок на месте строительства кирхи вырос за два дня

Автор фото: Эдуард Лемберг, ЕТВ

Под колесами нелюбви

Какое-то местное СМИ на днях успело написать про «сваи» [на самом деле, далеко не одно, и ЕТВ был в их числе — прим. ред.]. Ну уж я-то отличу сваю от заборного столба. Именно лунки от этих ржавых столбов, сложенных тут же, и следы от колес машины, которая их привезла, я и увидел в воскресенье. Некоторые из них действительно попали в могилы, на манер осиновых кольев — это не фантазия активистов. Другие отчего-то расположились прямо на дорожке парка. Если бы признаков «грязной» стройки и «серого» подрядчика не было, их стоило бы придумать. Если бы «открытого» надгробия не было, его стоило бы привезти и закопать, а потом откопать. Потому что могилы там действительно повсюду. 

Как человек, имеющий некоторое отношение к строительству, я открыл для себя с первого взгляда, что полноценная топосъемка парка с привязкой хотя бы визуально заметных остатков надгробий и каменных оград к местности не была произведена. Следовательно, археологическая экспертиза в выданной документации на строительство кирхи отсутствует — готов спорить на баварское. Как если бы речь шла о пустыре за городом, а не о хорошо известных следах историко-культурного наследия, отмеченных на всех картах города. Я видел пару заброшенных старинных кладбищ, но чтобы в таком умышленном небрежении — никогда. Мне на ум приходит только одно кладбище, которому повезло еще меньше — еврейское кладбище во Львове, надгробьями с которого просто вымостили рыночную площадь. Не хотят ли дражайшие наследники этих захоронений использовать обломки надгробий своих пращуров для бутирования фундамента? Надеюсь, такая идея не пришла им в голову. Надеюсь, все дело просто в неграмотных, колхозных действиях подрядчиков. Но кто рисовал в «автокаде» трассировку забора? А может, и нет никакой трассировки (подумаешь, забор), как нет и нормального архитектурного плана — только красивый 3D-рендер для СМИ?

Так вот:  все, чего я хочу — чтобы немцы, христиане, для которых ведется это строительство, сделали то же, что сделал я: пришли на пока еще будущую стройплощадку и вынесли свой вердикт «доброго земства» относительно всего происходящего бардака. И чтобы в мэрии и гордуме их услышали. Иначе от одних подлецов и халтурщиков могилы их предков будут защищать другие. И зачем тогда все это?
Комментарии
  • Schulz Olga, 09 августа
    Я родилась и жила в этом районе. Мой адрес был Милицейская 14 г......нет сейчас этих домов. Через кладбище ходила в школу. Не понимаю...почему " на костях "выгуливать собак и играть с детьми допустимо, а возводить церковь....незаконно.
  • Pavlov Pavel, 05 августа
    Мне 36 лет и я живу в доме не далеко от парка, и я был на сходе в воскресенье, по моим подсчетам людей в возрасте до 45 лет было процентов шестьдесят, многих я знаю лично. И что я хочу тебе сказать «не удавшийся циник» - мы, поколение до со
  • Pavlov Pavel, 05 августа
    а именно мы не допустим, чтобы площадь парка уменьшилась, и не допустим появление в парке каких либо культовых сооружений – это уже сорок лет светский парк для отдыха, таким он и останется!
  • Pavlov Pavel, 05 августа
    5, 6, 7 августа 2015 года с 8-00 до 20-00 согласованное время проведения пиктов в поддержку сохранения парка по ул. Блюхера. Приходите и поддержите активных сограждан!
  • Pavlov Pavel, 05 августа
    Он не сволочь, он немец. И от этого считает себя особенным, и даже этим гордится. Только не забывай, ты особенный в отличие от нас, так же как и мы особенные в отличие от тебя.
  • Логвиновъ Андрей, 04 августа
    Вот сволочь! Мы же думали, ты человек, когда пришёл туда, а ты оказался тварью. Понять, что люди стоят не против лютеран, а против строительства в принципе, ты не сумел. Ну да Бог твой лютеранский тебе судья.
  • Какой же вы бессовестный человек, Эдуард. Другого слова нет. Наверное горько ощущать себя настолько продажным. много читала, но вот до мысли, что жители надгробие сами закопали, это наверно за очень большие деньги додуматься можно. стыдн!
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
События
Уральские подснежники: ищем оголенные ножки и прочие симптомы весны
Весна плюет на календарь и заходит в Екатеринбург раньше положенного срока: в последние дни февраля улицы города утопают в грязи и растаявшем снеге. Посреди всего этого сезонного разнообразия мелькают женские ножки. Яркие. Зимние. Твои.
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
События
ЗЖЛ. Чайные потомки опиумных королей
Когда-то деревня Месалонг была пристанищем китайцев-антикоммунистов, потом — крупнейшим наркоцентром Таиланда. Но теперь маки сменились чайными кустами. О мирном теперь царстве улуна — в сериале «Записки Жени Лобанова».
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
События
Ищем смысл в чистом поле за Кольцово
Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Городские истории
Провальный дауншифтинг. Юрий Немытых — падающая звезда Екатеринбурга
Один из самых блестящих экономических журналистов Екатеринбурга вернулся в город после нескольких лет в Таиланде, где он бомжевал и сидел в тюрьме. ЕТВ рассказывает удивительную историю о том, как неукрощенные страсти погубили талант.
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
Город
Вот это новость! Пять событий Урала за неделю в одной картинке
ЕТВ запускает новую рубрику: если вы не особо следили за новостной повесткой Екатеринбурга, но хотите все знать, специально для вас мы подготовили дайджест главных событий прошедшей пятидневки. В одном коллаже.
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
События
Холодный контроль. Приемные семьи под опекой Большого брата
История Светланы Дель может стать приговором для тысяч сирот. После того, как злые дяди и тети из органов опеки изъяли из семьи восьмерых детей, приемные семьи оказались в положении заведомо виноватых.
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
События
Big in Japan. Смотрим на Токио глазами уральского архитектора
Наш герой Марк Миляев, который целый год прожил в Токио, рассказывает, почему буддисты ходят в чужой храм, сколько зарабатывают японские врачи и можно ли стать своим среди чужих, если у тебя широкая уральская душа.
Подглядеть чужие карты: транспорт Екатеринбурга и других городов
Городские истории
Подглядеть чужие карты: транспорт Екатеринбурга и других городов
Пока город гудит о повышении цен на проезд, мы нашли пять городов, похожих на Екатеринбург, и изучили их транспортную систему. По каким законам живут трамваи Нижнего Новгорода, Таллина, Праги, Челябинска и Новосибирска? Читайте на ЕТВ.
Красная книга уральского бизнеса
Городские истории
Красная книга уральского бизнеса
Традиционные виды предпринимательства чреваты суровой конкуренцией, поэтому некоторые свердловские бизнесмены включают креативность и уходят в необжитые ниши. Пощадит ли уникумов бесстрастная эволюция рынка?